СОБЫТИЕ ДНЯ
ПАРАЛИМПИАДА

НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ

Помните, как на Олимпиаде-2010 словенская лыжница Петра Майдич упала перед спринтом с трассы в яму и сломала пять ребер? Как она рыдала от боли, требовала укол обезболивающего, бежала гонку и падала в обморок на финише? И так четыре раза подряд, пока не доехала до бронзы. Поверить в то, что такая история когда-нибудь повторится, – невозможно. Но это случилось. Правда, у «нашей Майдич» – Анны Бурмистровой – «добрые» дяди медаль отобрали…

ДИСКВАЛИФИКАЦИЯ

Девушки бежали «пятерку» классикой. Анна лидировала после первого круга. «А ведь трехкратной может стать!» – улыбались члены нашей делегации на трибуне.

Но что это? Бурмистрова в фирменном стиле несется на финиш, но на табло странные цифры. Ошибка? Аня – только третья. В «русском секторе» занялись игрой в угадайку: «Неужели упала?»

И впрямь упала – это уже информация от тренеров. Хорошо хоть мимо пьедестала не проехала.

Но что это? Девушки идут на цветочную церемонию, а Ани и не видно. Неужели травма? Дисквалификация…

– У Ани отобрали медаль за то, что она, вернувшись на трассу после падения, сделала несколько шагов коньковым ходом. Это зафиксировала видеокамера. И Аню дисквалифицировали, – разъяснил ситуацию генеральный секретарь Паралимпийского комитета России Михаил Терентьев. – Мы подадим апелляцию. По регламенту ее должны рассмотреть в течение 72 часов.

– На чем строится наша линия защиты?

После болезненного падения Аня была в состоянии аффекта, потому и сделала несколько шагов «коньком». На ее результат они повлиять не могли. Мы требуем заменить дисквалификацию на письменное предупреждение. Такой вид наказания прописан в правилах.

ПАДЕНИЕ

«Болезненное падение». В тот момент я еще не понимал, что означают эти слова. Любое ведь падение, по определению, причиняет боль. Ситуацию разъяснил один из наших тренеров – Сергей Кодлозеров, свидетель ЧП. После разговора с ним болезненно стало уже мне.

– Я стоял на предпоследнем спуске круга. Палки держал на всякий случай. Это самый рискованный участок трассы. Там упала Майдич. Трассу готовили с вечера. Никто не ждал, что ночью ударит мороз. С утра трасса была как бетон. Сплошной гололед. А здесь поворот и самый скоростной участок дистанции. Очень опасно. Посмотрел, что творится за трассой, – мурашки по коже. Там яма примерно два на два метра. И глубиной еще пару метров.

И надо же! Аня падает на этом чертовом спуске. Ее уносит, и она летит прямо в эту яму. Там сетки безопасности должны стоять вдоль трассы. Но они тянутся кусками. И как раз на этом участке сетки не оказалось.

Такой опасный участок – и никакой «подушки безопасности». Была бы сетка, Аня быстренько бы поднялась и побежала дальше. Ну, потеряла бы секунд 10–12.

Но сетки не было. И Аня катилась на спине на высокой скорости, выскочила за край трассы и провалилась. В яму. Я перепугался – жива ли наша девочка? Побежал к месту падения, а из ямы только кончики лыж торчат. Ох, и страху было…

Дошел, вижу Аня поднимается, отстегнув лыжи. Глянул на секунду вниз – жуть. Вода и трубы торчат. И как только не убилась?

Говорю ей: «Давай лыжи сюда!» Помогаю выбраться. Она совсем никакая. Я не медик, не знаю, что это – шок, аффект или еще что.

Беру ее за руку, а она: «Отдайте лыжи!». Схватила их, быстро надела – и вперед на трассу. Немудрено, что в таком состоянии она и сделала четыре шага «коньком». А по правилам больше трех нельзя.

Ну сколько она на этом чертовом «коньке» могла выиграть? Полсекунды, секунду? А то, что девочка на волоске от смерти была, директорат не волнует…

ПРОТЕСТ

Ближе к вечеру наша команда подала апелляцию.

– Я подписал протест на необоснованно жесткое решение жюри соревнований о дисквалификации Анны Бурмистровой, – рассказал глава нашей делегации в Уистлере Павел Рожков. – По мнению жюри, она сделала несколько шагов свободным стилем. Но мы считаем, что эту ситуацию надо рассматривать в развитии. Аня уверенно лидировала в гонке, на середине дистанции выигрывала у ближайших преследовательниц более полуминуты. Однако на S-образном вираже, получившем известность после вылета на нем Петры Майдич, упала, прокатилась несколько метров и вылетела с трассы.

Мне непонятно, почему после истории с Майдич оргкомитет Игр не удосужился установить там защитные сетки. Вылетев в кювет глубиной примерно два метра, Аня чудом не покалечилась и ничего себе ничего не сломала! Спортсменка продолжила гонку с того самого места, где вылетела. Представьте, в каком состоянии она находилась! Неудивительно, что Аня сделала несколько шагов коньковым стилем. Именно этот момент был зафиксирован видеокамерами. И на основании этой записи Анну дисквалифицировали.

Мы с этим не согласились. Мало того, что организаторы не обеспечили участникам соревнований безопасность – и из-за этого Аня получила травмы. Они не только фактически лишили нашу спортсменку третьей золотой медали Игр – но и отобрали у нее бронзу! Решение о дисквалификации мы считаем необоснованно жестким и не соответствующим правилам Международной федерации лыжных видов спорта. Максимум, чего заслуживает Бурмистрова, – письменное предупреждение.

Согласно правилам FIS, дисквалификация может быть наложена только в том случае, если нарушение повлияло на итоговый результат. Несколько шагов свободным стилем, которые сделала Бурмистрова, никак не помогли ей в борьбе за третье место – учитывая, что на финише она уступила победительнице 20 секунд, а объявленная после ее дисквалификации бронзовым призером Лариса Ворона из Белоруссии проиграла Ане 1 минуту 45 секунд.

На Олимпийских играх за аналогичное нарушение спортсменов не дисквалифицировали, а выносили им письменное предупреждение, – закончил эмоциональную речь Рожков.

На момент подписания номера никакого решения по нашей апелляции принято еще не было…