ПАМЯТЬ

МЮНХЕН-72: ХРОНИКА ОЛИМПИЙСКОЙ ТРАГЕДИИ

«Кровавое утро олимпийского Мюнхена». Примерно с такими заголовками вышли все уважающие себя газеты тридцать лет назад. 5 сентября 1972 года в разгар ХХ Олимпийских игр мир содрогнулся от самого дерзкого на тот период террористического акта. Бойцы палестинской организации «Черный сентябрь» захватили в заложники почти всю олимпийскую сборную Израиля. Формально террористы требовали освободить из израильских тюрем 250 «коллег по борьбе». Но замысел палестинцев был гораздо циничнее – запугать мировое сообщество любыми средствами. Через сутки после начала теракта выяснится, что цена этому кошмару – 11 жизней израильских олимпийцев.

ЗВЕЗДА ДАВИДА

Советские газеты уделили той трагедии излишне мало внимания. Терроризм хоть и считался злом, но был в те годы оружием спецслужб. Арабские террористы неформально относились к «нашему» лагерю. Мы помогали арабам во всех войнах с Израилем, Ясир Арафат считался другом СССР. Странно было осуждать кровавые выходки союзников. Время было такое…

Олимпиада в Мюнхене прошла под диктовку советских спортсменов. В копилке сборной СССР оказалось 99 медалей — 50 золотых, 27 серебряных, 22 бронзовых.

Вообще-то у нашей сборной должно было быть на одно золото больше. Советские саблисты просто обязаны были занять первое место. Но, увы, в финале уступили итальянцам. Это было вечером 4 сентября. После проигранного финала никто не мог уснуть. Каждый, как принято говорить, прокручивал упущенные мгновения. В предрассветный час ночную тишину прорезала автоматная очередь…

Буквально за несколько дней до этого на площади Олимпийской деревни, где спортсмены по традиции меняются значками, с бронзовым призером Олимпиады Владимиром Назлымовым произошел курьезный случай. Здоровенный парень протянул ему для обмена… шестиконечную звезду Давида. Назлымов, как он потом рассказывал, отшатнулся, словно от чумы. И послал вполголоса по-русски. Но израильтянин не ушел, куда следовало, а по-русски признался: «Здорово ты посылаешь».

Не то чтобы два молодых спортсмена подружились. Для дружбы во время Олимпиады не хватает времени. Мимолетное знакомство, короткий рассказ о себе. Тренер по борьбе израильтянин Моше Вайнберг уехал из СССР с родителями сразу после войны. Но русский язык помнил и очень хотел общаться со своими бывшими соотечественниками.

Ребята договорились продолжить знакомство 5 сентября, после того как закончится сабельный финал.

Но 6 сентября Назлымов увидел фото своего товарища на первых полосах утренних газет. Моше Вайнберг погиб первым…

ПРОКЛЯТОЕ УТРО

Мюнхен. Олимпийская деревня. Коннолиштрассе, 31. 5 сентября 1972 года.

3.30. Мюнхенские почтальоны замечают странных людей в тренировочных костюмах, с рюкзаками за спиной. Они, постоянно оглядываясь по сторонам, перелезают через ограду. «Подвыпившие спортсмены, — думают рабочие. — Боятся, как бы их не заметил тренер». Охрана Олимпийской деревни не замечает террористов.

3.45. Террористы распаковывают оружие и входят в подъезд № 1. Они врываются в комнату судьи по классической борьбе Йосефа Гутфрейнда. Гутфрейнд пытается предупредить товарищей по команде. Раздается первая автоматная очередь. Арабы стреляют в воздух. Пока. Штангисты Зеэв Фридман и Йосеф Романо, тренер по стрельбе Кехет Шор, тренер по фехтованию Андрэ Шпицер, тренер по легкой атлетике Амицур Шапиро, тренер по борьбе Моше Вайнберг и судья по тяжелой атлетике Яаков Шпрингер оказываются заложниками.

6.00. Террористы приказывают Моше Вайнбергу показать комнаты, в которых живут остальные израильтяне. Вайнберг отказывается, и террорист выпускает в него очередь из «калашникова». Раненный в бедро, Моше не указывает террористам на подъезд № 2, в котором тоже живут израильтяне. Тем самым он спасает жизнь стрелкам Зелигу Штроху и Генри Гершковичу, фехтовальщикам Иегуде Вайнштейну и Дану Алону, мастеру по спортивной ходьбе Шаулю Ладани и пловцу Аврааму Мельмеру. Истекающий кровью Вайнберг решает привести бандитов к комнате в подъезде № 3, в которой находятся израильские борцы и штангисты. По всей вероятности, Вайнберг полагает, что хорошо натренированные атлеты смогут обезоружить террористов. Этого, увы, не происходит. Палестинцы захватывают еще четырех заложников: борцов Гади Цабари, Элиэзера Халфина, Марка Славина и штангиста Давида Бергера. Таким образом, в плену у террористов оказалось 12 израильтян. Головорезы приказывают спортсменам спуститься на первый этаж. Когда они выводят пленников, Гади Цабари, перепрыгнув через 10 ступенек, со всех ног бросается в противоположную сторону от одиноко горящего фонаря. Ему удается скрыться. Воспользовавшийся этим замешательством, Моше Вайнберг наносит сильнейший удар одному из террористов. Тот теряет сознание, однако другой террорист в упор стреляет в израильтянина.

6.30. При первой же возможности тяжело раненный Моше Вайнберг снова вступает в схватку с террористами. Одного из них он ударяет кухонным ножом по руке. Оторопевшие от вида окровавленного гиганта, головорезы приходят в секундное замешательство. Увы, через несколько секунд сраженный выстрелом в голову Моше Вайнберг падает замертво. Приблизительно в это же время погибает и штангист Йосеф Романо.

7.00. Террористы выбрасывают тело Моше Вайнберга на улицу для того, чтобы «мир воочию убедился в серьезности их намерений». Тело Йосефа Романо с ножом в спине и двумя пулевыми ранениями в области живота было обнаружено поздно ночью в одном из подсобных помещений военного аэропорта Фюрстенфелдбрюке.

7.15. Террористы предъявляют ультиматум, изложенный на мятом листке бумаги, выброшенном из окна.

21.05. Три вертолета пограничных войск ФРГ приземляются на поляне Олимпийской деревни. Министр внутренних дел ФРГ Ганс Дитрих Геншер в сопровождении главаря террористов, облаченного в элегантный бежевый костюм, арабскую куфию и с вымазанным черной краской лицом, выходит из здания, в котором содержатся заложники. Террорист тщательно осматривает окрестности дома. Удостоверившись в том, что все идет в соответствии с намеченным им планом, он прощается с Геншером и возвращается в здание.

22.17. Вертолеты, приняв на борт террористов и заложников, покидают Олимпийскую деревню по направлению к военному аэродрому Фюрстенфелдбрюке.

23.07. Все три вертолета благополучно приземлились в 150 метрах от готового к полету «Боинга-727». Пятеро террористов спустились по трапу и осторожно осмотрелись по сторонам. Еще по одному головорезу осталось в каждом из вертолетов. Снайперы, засевшие на крыше здания аэропорта, открывают огонь. Это полностью противоречит плану операции, согласно которому стрельбу нужно было начинать только тогда, когда все пассажиры вертолетов — и заложники, и террористы — выйдут на взлетную полосу. Через несколько секунд после выстрелов полностью выключают освещение. Когда прожекторы зажигаются вновь, выясняется, что снайперы убили только двух террористов...

23.15. Оставшиеся в живых головорезы открывают беспорядочную стрельбу. Один из террористов в упор расстреливает четверых заложников; другой бросает в вертолет, в котором находятся еще пятеро спортсменов, ручную гранату. Раздается взрыв. В течение нескольких секунд полностью сгорают обломки вертолета. Итог операции: 11 погибших олимпийцев и четыре трупа террористов…

6 сентября.

15.00. В Израиле проходят похороны убитых олимпийцев. В стране объявлен национальный траур...

11 сентября.

В Мюнхене на Олимпийском стадионе торжественно гаснет огонь Олимпиады…

СЧЕТ ЗАКРЫТ!

Практически сразу после мюнхенской резни Израильская служба безопасности МОСАД по личному указанию премьер-министра Голды Меир занялась подготовкой акции возмездия. Первым в списке стояло имя вдохновителя и одного из руководителей кровавого акта. 27 января 1978 года «Шевроле», в котором находился Али Хасан Саламэ, взлетел на воздух. В тот же день премьер-министр Израиля Бегин получил депешу от руководителя своей спецслужбы. Заканчивалась она словами: «Счет закрыт. Мы отомстили за Мюнхен»…

Автор благодарит Игоря Туфельда за помощь в подготовке этого материала.

ДОСЬЕ

Оружие террористам было доставлено из Болгарии через Югославию, Венгрию и Чехословакию. Сами террористы прибыли в Мюнхен из Болгарии и Италии.

После мюнхенской трагедии правительствами ФРГ и Израиля были проведены два независимых расследования. Отчеты обеих комиссий были засекречены. В Германии, где существует закон о давности лет, эти документы могут быть опубликованы по прошествии 30 лет, то есть в 2002 году.

Ясир Арафат, весьма охотно принимавший военную и экономическую помощь от стран Восточного блока, официально не имел контактов с боевым ответвлением ООП «Черный сентябрь». Но во время трагических событий Арафат каждый час получал информацию от командующих операцией Абу Хасана Саламэ и Абу-Дауда.