Вице-президент Европейских олимпийских комитетов, бывший вице-президент Олимпийского комитета России, депутат Госдумы Александр Козловский в интервью газете «Время Новостей» оценил шансы городов-кандидатов.

- Александр Александрович, вы согласны с данными независимого американского аналитического агентства «Вокруг колец», что накануне выборов шансы трех городов-кандидатов сравнялись?

- Нет, шансы не равные. Сегодня, бесспорно, есть два фаворита - российский Сочи и южнокорейский Пхенчхан и аутсайдер - австрийский Зальцбург. Мне хочется верить, что Сочи находится даже в более выигрышном положении. Почему? Мне 63 года, и я участвовал во многих заявочных кампаниях российских городов, но никогда еще у нас не было такой сильной команды. Команды менеджеров экстра-класса, профессионалов. Такое стало возможно только благодаря тому, что Россия стала другой. Вот у этой заявки огромный потенциал. А я могу сравнивать, поскольку не единожды переживал страшные разочарования, когда приходилось уговаривать себя, что ты лучший, а потом чего-то не хватало в самый последний момент. И вдруг -- новая фантастическая команда Сочи, к которой даже слово «творчество» не применимо. Это некий изыск. Они привлекли к работе -- и это одна из сильных сторон нашей заявки -- всех самых сильных специалистов в мире. К примеру, американца Чарли Баттла, который отвечал за связи с МОК при подготовке к летним Играм в Атланте 1996 года. И это, на мой взгляд, сигнал для Запада, что в случае победы Сочи это будут не российские Игры, а Игры человечества.

- Вас не настораживает, что слишком рано появились победные настроения, будто Сочи уже получил эти Игры?

- Что меня по-настоящему пугает, так это наличие явного аутсайдера - Зальцбурга. Я не очень силен в математике, ненавидел этот предмет всю жизнь, но меня настораживает, что именно по вышеупомянутой причине будет не два, а один тур голосования. Я боюсь, что Европа может «расколоться», и в первом туре половина голосующих плюс один голос члена МОК сделают свой выбор в пользу Южной Кореи. Объясню почему. Лео Валлнер (член МОК из Австрии) - не только один из самых богатых людей в Европе, но и очень порядочный, благородный человек. И, чтобы не обидеть, в первом туре голосования его могут таким образом пощадить. Вполне может так статься, что на дружеских чувствах, чтобы не было так унизительно, выборы пройдут очень быстро.

- Вы в олимпийском движении с 1976 года и знаете всю кухню изнутри. Какие еще факторы могут повлиять на голосующих членов МОК?

- Факторов множество. Например, географический не стоит сбрасывать со счетов. Зимние игры 2010 года пройдут в Ванкувере, летние 2008-го -- в Пекине и 2012-го -- в Лондоне. Сочи имеет удобное расположение -- не Европа и не Азия. Не надо забывать и о телетрансляциях. Кстати, МОК еще не подписал контракт на «теледеньги» на 2014 год. А для американских телекомпаний выгоднее было бы, чтобы Игры проходили в Сочи или Зальцбурге, поскольку, когда в Корее будет день, в США -- ночь, и возникнут проблемы с прямыми репортажами.

Если говорить более детально, население Зальцбурга идею проведения Олимпиады не поддерживает. Недавний допинговый скандал с австрийскими биатлонистами на пользу этому кандидату также не пошел. МОК целую неделю вынужден был уговаривать какую-то федерацию, чтобы они признали уже имевший место факт. И это свидетельствовало о том, что ситуация выходит из-под контроля в олимпийском движении. В конце концов Австрия уже имеет отличный курорт, где независимо от Олимпиады развиваются зимние виды спорта. Словом, Зальцбург и так уже все имеет. И там, по моему разумению, нужен еще один скрипичный или оркестровый фестиваль. Южная Корея в последние годы заполучила к себе множество чемпионатов, Азиатские игры, и у них все в порядке. А вот в Сочи появится новый спортивный центр. Это некий подарок МОК, всему олимпийскому движению, поскольку такого уникального проекта не может предложить никто из кандидатов. Утром вы катаетесь на лыжах, а вечером купаетесь в море. Новые стадионы, трассы, центры. Все это как раз и укладывается в понятие «наследие», о котором так много говорят члены МОК.

Я был очень близок со многими президентами МОК. Особенно с лордом Килланеном. Это был благороднейший человек. Да, он не всегда стряхивал пепел с трубки, не всегда носил заштопанные носки, но это был человек с большой буквы. Я 21 год работал с Хуаном Антонио Самаранчем. Я знаю, что это великий деятель и реформатор. Но сейчас в МОК новое поколение, и я думаю, что эти выборы для всех членов МОК -- некий момент истины. Действительно, все будет так, как они говорят, произнося слова о наследии, о будущем или... Если Игры отдадут другому кандидату, это станет самым большим разочарованием для меня.

- На ваш взгляд, разговоры о том, что крупные российские компании хотят войти в спонсорскую программу «ТОП», могут каким-то образом повлиять на ход голосования?

- Могу точно сказать, что если какая-то крупная российская компания или несколько компаний войдут в эту программу, это изменит геополитическую ситуацию в олимпийском движении. Наступит конец американской доминанты. Это послужит сигналом к тому, что больше не существует однополярного мира. Чтобы было понятно, что такое программа «ТОП», здесь все очень просто. Все 203 национальных олимпийских комитета, а на этой сессии их станет 204, поскольку присоединится Черногория, добровольно отдают свои логотипы членам МОК. И в каждой стране через Национальный олимпийский комитет компании, входящие в «ТОП», могут себя рекламировать.

Однако я думаю, что все-таки ключевую роль при голосовании будет играть не это. В качестве примера приведу норвежский Лиллехаммер, где прошли зимние Игры 1994 года. Все карты на руках были у Софии, которая также претендовала на эту Олимпиаду. Но в Сеул на сессию МОК приехала премьер-министр Норвегии, женщина. А болгарскую заявку презентовал член политбюро Компартии Болгарии. Болгарская заявка была превосходная. В центре Софии гора, где можно проводить все горнолыжные и лыжные виды, вокруг города -- фигурное катание, главный стадион и все прочее. Но на презентации вышел член политбюро и произнес речь, ссылаясь на цитаты тогдашнего генсека Тодора Живкова и решения съезда партии. А норвежский премьер-министр по-человечески попросила поверить ей, как женщине, что Лиллехаммер примет всех гостей, и им будет в Норвегии тепло и уютно. Это все и решило. И я очень надеюсь, что потаенная улыбка на лице нашего президента Путина, его прекрасный английский сыграют такую же роль при голосовании. Ведь, как сказал глава МОК Жак Рогге, человеческий фактор будет иметь решающее значение.