В хоккейном турнире I зимней Спартакиады народов СССР на льду Свердловска на марте 1962 года участвовали 12 команд, представлявшие РСФСР, три прибалтийские республики (направлявшие клубы на первый чемпионат СССР), Украину и Белоруссию, чьи коллективы потихоньку играли в первой и второй группах на заре советского хоккея. Также подали заявки Казахстан, Грузия, Армения и Киргизия, хотя ни в одной из этих республик не было хоккеистов.

Организаторы соревнований не задумались над тем, что силы будут явно не равны. Хоккеисты Армении, например, в семи матчах забросили только шесть шайб, а пропустили 151!

Прежде чем посадить своих будущих игроков на организованные длительные сборы соответственно около озера Иссык-Куль, в Медео, Бакуриани, Цахкадзоре, наслышавшись о такой практике от москвичей (первый раз за полтора года до спартакиадных матчей), в Алма-Ате, Тбилиси, Ереване и Фрунзе решили отрядить в Москву ходоков с целью найти тренеров. Игроков в приказном порядке отбирали в каждой республике из числа студентов тамошних столичных институтов физкультуры. Считалось, что молодой человек, крепкий здоровьем, захотевший стать педагогом по физическому воспитанию, обязан играть в хоккей, даже если он до этого никогда в жизни не стоял на коньках и не видел шайбу.

В поисках тренера повезло грузинам. По их приглашению в Тбилиси из Москвы прибыл Валентин Захаров (в этом году ему исполнилось бы 80 лет), дважды становившийся в составе "Спартака" призером — сначала третьим (в первом чемпионате), а затем вторым, двукратный бронзовый призер уже в составе "Крыльев Советов", познавший радость победы в первом Кубке СССР. Болельщики любовно называли Захарова "Балансом". Шустрый левый крайний творил чудеса: небольшого роста, изворотливый, хорошо владевший клюшкой, он словно балансировал между бортом и мощными защитниками. Валентин Алексеевич принес лихую скорость в хоккей из легкой атлетики, будучи членом сборной Москвы, установившей перед войной рекорд СССР в эстафетном беге 4х400 метров. Захаров никогда не хандрил, не замечал болячек, ссадин и синяков, которых во времена, когда никто понятия не имел о защитных доспехах, у каждого игрока хватало. Балагурить, скрасить неудачи, сыпать шутками-прибаутками, способными расшевелить даже самых огорченных и опечаленных, мог только "Баланс". В "Крыльях Советов" он еще любил сочинять басни, эпиграммы, стихи.

Грузинам тренер с богатой хоккейной биографией, а главное, задорный и темпераментный, пришелся по душе. Приехав в Тбилиси, "ротный запевала" "Крылышек" не только стал учителем, но и сам начал учиться … лезгинке. Но как ни старался Захаров научить играть в хоккей грузин, только-только вставших на коньки, многое им не давалось. Среди 12 команд они заняли 10-е место, опередив лишь Киргизию и Армению. Но Валентин Алексеевич выполнил поставленную перед ним задачу — победить армянских хоккеистов. Счет 11:2 был более чем красноречив! Посылая своих игроков в атаку, Захаров иногда одаривал их легкими ударами клюшек по мягкому месту, а против армянской команды сам в 41 год вышел на лед.

Узнав, что у киевлян и минчан скоро появятся дворцы спорта, тбилисцы в авральном порядке возвели схожий Дворец, но ни одного хоккейного матча в присутствии зрителей там ни разу не провели. У местной ледовой "поляны" недоставало нескольких метров в длину и ширину, чтобы соответствовать стандарту. Ряды трибун проектировщики в спешке настолько близко приблизили к лицевым бортам, что не оставалось места для судей за воротами. В итоге тбилисский лед оказался доступен лишь фигуристам (однажды приезжали с показательными выступлениями даже мировые звезды), потому пришлось отказаться от идеи открыть в грузинской столице хоккейную школу.

Команды четырех республик, в том числе Грузии, впервые заявившие о себе в хоккее в марте 1962 года, после Спартакиады распались. Лишь через три года в чемпионате СССР появились представители Казахстана — торпедовцы Усть-Каменогорска. "Неужели у талантливого и темпераментного народа, столь преуспевающего в футболе, не найдутся джигиты в хоккее?" — недоумевал Анатолий Тарасов по поводу выступления грузин на I Спартакиаде народов СССР. Он решил лично подготовить Константина Бахуташвили на роль вратаря. Тарасов гонял подростка до седьмого пота. Придумывал ему всякие упражнения на развитие силы и ловкости, пока тот окончательно не занял пост в воротах юношеской команды ЦСКА. Оттуда старший тренер сборной Москвы Игорь Прусов взял Бахуташвили для выступления за столицу в Красноярске на VI Спартакиаде народов СССР (возраст участников — до 18 лет). Москвичи заняли 6-е место, после чего след Бахуташвили в хоккее потерялся. Валентин Захаров, первый и последний тренер грузинских хоккеистов, умер в 1987 году.

*Владимир ПАХОМОВ - старейший хоккейный журналист, работал в "Советском спорте", "Вечерней Москве".