НЕ ЧОКАЯСЬ

Каждый умирает в одиночку. Трагические судьбы великих спортсменов, о которых я рассказываю в рубрике «Не чокаясь», давно убедили меня в том, что человек, первым сделавший это жизненное наблюдение, окончательно доказал самому себе, что смертельно одиноким может быть даже тот, кого почитают за честь называть своим другом сотни людей.

Заслуженный мастер спорта, чемпион и рекордсмен Европы по плаванию и двукратный призер Олимпийских игр по водному поло Вячеслав Куренной умер без свидетелей зимой 1992 года в небольшой московской квартире, оставленной ему по наследству матерью. Он пережил ее всего на полгода… 

 Чем жил в последние годы Вячеслав Куренной? Какая смертельная болезнь его подкосила? Когда умер и где обрел вечный покой? Никто из его бывших друзей, с которыми он делил когда-то нелегкий спортивный хлеб, не смог ответить мне на эти вопросы.

Да что там друзья! Назвать точную дату смерти Вячеслава затруднился даже его родной брат Владимир. «Это случилось в декабре, примерно через две недели после того, как мы отметили его 60-летие, — сказал он и добавил: — Кажется, 23 декабря». Но мне показалось, что лучшей «примерной» датой было бы все-таки 30 декабря — день рождения страны СССР, породившей ту систему, которая в конце концов его и раздавила… 

ТАМОЖНЯ НЕ ДАЛА ДОБРО

В вышедшей недавно книге бронзового призера Олимпиады-56 Михаила Рыжака «Водное поло», в разделе «XVIII Олимпиада, 1964 г.», я прочел более чем странную по нынешним временам фразу: «В преддверии Игр XVIII Олимпиады на нашу команду возлагались большие надежды, однако незадолго до их начала она, по существу, была распущена…» Сразу возникают вопросы: «А почему ее распустили, если в нее верили?», «Что, собственно, произошло в том олимпийском преддверии?»

А произошло вот что. Весной 1964 года сборная СССР по водному поло возвратилась в Москву из Югославии, где принимала участие в традиционном международном турнире. В аэропорту таможенники, которые никогда раньше не проверяли спортсменов, вдруг потребовали открыть чемоданы. Там без труда обнаружили то, что, собственно, и искали: несколько десятков болоньевых плащей и прочих импортных вещей, стоимость которых явно не соответствовала задекларированным при выезде суммам...

«Ну и что? — возможно, удивится кто-то, родившийся в перестроечное время, — ведь не украли же, а приобрели на собственные деньги…» Действительно, о том, что перепродажа товара, приобретенного за рубежом, является главной статьей дохода подавляющего большинства советских спортсменов, не знал разве что ленивый. Однако до поры до времени на это закрывали глаза, понимая, что зарплата, которую им обеспечивала страна, не говоря уж о мизерных суточных за границей, ни в коей мере не соответствовала их громким достижениям на международных аренах во славу родины. Строгая таможня неизменно давала добро, не утруждая себя досмотром, когда мимо нее проплывали тяжелые спортивные сумки, а тут по сигналу, поступившему, видимо, откуда-то сверху, вдруг изменила традиции. Разразился грандиозный всесоюзный скандал, стоивший места в сборной практически всем, включая тренеров команды. В фельетоне, незамедлительно появившемся в одной из центральных газет, вчерашние герои и кумиры почитателей водного поло были названы «асами с гнильцой», порочащими светлый образ советских спортсменов…

КТО ЗАКАЗАЛ «УБИЙСТВО»?

Рассказывает Борис Гойхман, вратарь сборной СССР с 1950 по 1960 годы, серебряный призер Олимпиады-60, бронзовый призер Олимпиады-56, 8-кратный чемпион СССР:

— Безусловно, шереметьевские таможенники действовали по чьей-то наводке, это была тщательно продуманная акция, вот только «авторы» ее до сих пор неизвестны. Версий ходило много. Одни говорили, что руководители Спорткомитета СССР получили указание из ЦК устроить показательное наказание «зарвавшихся» спортсменов, а ватерпольная сборная просто подвернулась под руку. Другие утверждали, что след уходит чуть ли не в Югославию: именно там, на их взгляд, проявили инициативу, настучали куда следует, чтобы убрать опасных конкурентов накануне Олимпийских игр в Токио (а советская команда, надо заметить, к тому времени уже созрела для того, что впервые стать олимпийским чемпионом). Однако я больше чем уверен, что организаторы этой акции жили в СССР. Она была выгодна тем, кто не попадал в олимпийскую команду и рассчитывал на пересмотр состава. Тогда старшим тренером сборной только-только стал Нодар Гвахария, а у него, я знаю, была масса недругов. В общем, темная история, сознательно раздутая до скандала, хотя с точки зрения сегодняшнего времени это вообще не проступок: на собственные деньги и суточные, полученные в Югославии, ребята купили то, что захотели, — часть для себя, часть для продажи. Я десять лет играл в сборной, поездил по миру немало и могу сказать, что подобной куплей-продажей не занимались в то время только американские спортсмены, все остальные имели такой грех…

Но как бы там ни было, после этого ЧП в сборной СССР из прежнего состава остались только Владимир Семенов и Виктор Агеев, всех остальных отчислили и лишили спортивных званий. Команду практически «убили». Особенно пострадал Вячеслав Куренной, самый опытный игрок в той сборной, единственный заслуженный мастер спорта. Любопытно, что это звание ему было присвоено в 1957 году после… международного турнира в Югославии с участием шести сильнейших сборных Европы. Он тогда сравнял счет в матче с хозяевами, и эта ничья позволила советской команде выиграть первые в своей истории соревнования подобного ранга. А через семь лет такая же поездка в Югославию обернулась для Вячеслава потерей звания заслуженного (в 65-м, правда, восстановили, но это только подтверждает версию о том, что разоблачительная акция на таможне имела целью дискредитировать лучших ватерполистов страны лишь в предолимпийский год). Есть все основания считать, что именно после скандала в «Шереметьево» пребывающий в самом расцвете спортивной карьеры Вячеслав Куренной покатился вниз по жизненной лестнице. В тот день в одно мгновение рухнули его планы на олимпийское «золото» и последующую тренерскую работу в родной команде МГУ. Более того, воспользовавшись моментом, тогдашний старший тренер команды Рустем Чачава, у которого с Куренным были постоянные нелады, убрал из состава опасного конкурента, имевшего колоссальный авторитет среди игроков. Ему припомнили все, и главным образом постоянные нарушения спортивного режима: увы, Вячеслав Куренной, блестящий спортсмен, красавец мужчина (его не раз приглашали сниматься в кино, в том числе и югославские кинорежиссеры) был генетически предрасположен к алкоголизму…

ЖИЗНЬ ПО НАКЛОННОЙ   

Рассказывает Борис Чернышев, игрок команды «Буревестник» (МГУ) с 1953 по 1959 годы, первый заместитель главного редактора газеты «Советский спорт» с 1970 по 1986 годы: — Мало кто знает, что очень известный в начале 50-х советский пловец Вячеслав Куренной начинал свою карьеру с водного поло. В 1951 году он играл за команду «Наука», а «чистым» плаванием увлекся в 52-м. За три года сумел стать неоднократным чемпионом и призером СССР на дистанциях 100, 400 метров, в эстафетах 4х100, 4х200 метров вольным стилем и комбинированным плаванием, рекордсменом страны и Европы. Вернуться в водное поло его уговорил Виталий Ушаков, тренировавший в то время сборную СССР. Он знал, чего хотел, поскольку Вячеслав обладал выдающимися физическими данными, помноженными на необыкновенный талант и редкий спортивный характер. Я не сомневаюсь, что он мог добиться блестящих результатов абсолютно во всех видах спорта. Неудивительно, что Слава сразу стал лидером в нашей команде, хотя проводил с ней, если честно, очень мало времени: по-моему, его «приписали» к нам исключительно для того, чтобы мы готовили его для сборной. Поэтому и играл он в чемпионате в свободное от сборной время.

Этот человек был талантлив во всем. Он мог блестяще учиться, но тут у него что-то не заладилось. Сначала бросил институт востоковедения, потом  областной педагогический. Руководство клуба попыталось устроить его на факультет журналистики МГУ, но, проучившись там полгода, он добровольно расстался и с ним: оправдывал себя тем, что слишком много времени забирает спорт.

Рассказывает Петр Мшвениерадзе, нападающий сборной СССР с 1950 по 1960 годы, серебряный призер Олимпиады-56, бронзовый призер Олимпиады-60, 10-кратный чемпион СССР:

— Несмотря на большие успехи в плавании, Вячеслав по натуре был игровиком. В него сама природа заложила умение моментально ориентироваться на поле, импровизировать и предугадывать действия соперников на два хода вперед. Эти качества, на мой взгляд, делали его одним из лучших полузащитников мира, который с одинаковым успехом мог действовать и в защите, и в нападении. Я часто ловил себя на том, что любуюсь его игровой техникой

Казалось, что все давалась ему легко, коммуникабельный, веселый, компанейский, он старался брать от жизни все, но, как это ни странно, именно эти черты характера и привели его к преждевременной смерти, сначала как игрока, а потом и в буквальном смысле. Слишком уж часто позволял себе нарушать режим. Насколько я знаю, это был семейный синдром — его отец был также подвержен этой пагубной привычке. По молодости феноменально крепкий организм Вячеслава справлялся с этими нагрузками, переваривал их, а с возрастом начал давать сбои…

После скандала, случившегося в аэропорту «Шереметьево» весной 1964 года, его отлучили от сборной, начались проблемы в клубе, усугубляемые постоянными выпивками. Он перестал играть, а ничего другого, как выяснилось, делать не умел или, точнее, не хотел. Федерация водного поло СССР, лично я и Борис Гойхман много раз пытались привлечь его к тренерской деятельности, устраивали инструктором в бассейн, но, поработав день-другой, он надолго исчезал в неизвестном направлении. Мы делали скидку на то, что моментально завязать с выпивками очень трудно, и потому многое ему прощали, но сколько можно было это терпеть!

Также безрезультатно заканчивались все наши попытки вылечить его в наркологических лечебницах — через некоторое время он сбегал оттуда прямо в больничном халате. В конце концов, такая жизнь привела к еще одной трагедии — распалась семья, в которой росла дочь. После этого я вообще перестал его видеть.

ГЕРОЙ ТУРКМЕНИИ

Рассказывает Владимир Куренной, родной брат Вячеслава:

—Наверное, при желании Вячеслав мог бы стать и классным тренером. О его потенциальных возможностях свидетельствует тот факт, что, когда в 1967 году его пригласили в Туркмению готовить тамошнюю сборную к Спартакиаде народов СССР, Вячеслав вывел ее на шестое место. Больше таких успехов в туркменском водном поло не было никогда.

Но продолжить тренерскую работу он не захотел, а любую попытку помочь ему встречал в штыки, просил не вмешиваться в его жизнь, которая, как сам говорил, его устраивала. А жизни, по сути, не было: все интересы ограничивались выпивкой. Замкнулся, ушел в себя, ни с кем не желал общаться.

В конце 80-х годов начались серьезные проблемы со здоровьем. Он несколько раз подолгу лежал в больнице. Последний раз вышел оттуда за месяц до смерти. Мы с Борисом, третьим нашим братом, приезжали к нему на день рождения 10 декабря, он был очень плох, практически ничего не ел и самостоятельно уже не мог передвигаться. Ухаживала за ним дочь Ира, которую Вячеслав прописал в этой квартире.

Отчего он умер, я, честно говоря, не знаю. Когда навещал его в больнице, он вообще отказался со мной говорить. Но я думаю, что отказал желудок, ведь еще в 50-е годы Слава перенес полостную операцию из-за заворота кишок…

ВОСПОМИНАНИЯ ОБ ОЛИМПИАДЕ-56

В жизни ватерполиста Куренного был матч, который навсегда вписан в историю Олимпиад, поскольку остался… незавершенным. Речь идет о матче в рамках XVI Игр между командами СССР и Венгрии, который ознаменовался грандиозной дракой.

Рассказывает Борис Гойхман:  

— Все началось в тот момент, когда с точки зрения спортивного результата судьба матча уже была решена. В каком-то незначительном игровом эпизоде при счете 3:0 в пользу олимпийских чемпионов 1952 года — венгров их игрок Дьярмати неожиданно ударил нашего капитана Петра Мшвениерадзе в лицо. У того хлынула из носа кровь, и, пока он смывал ее, венгр нанес еще один удар.

Шведский судья, сделавший венграм игру бесконечными свистками в нашу сторону, естественно, «не заметил» безобразной выходки капитана венгерской сборной. Но масла в огонь уже подлил. Спустя несколько минут началась потасовка, в которой приняли участие все, кто в тот момент находился в воде. Стенка на стенку. Когда наш игрок Валентин Прокопов рассек венгру Задару бровь, тот закричал так, что даже раскаленные до предела трибуны на мгновение притихли. Но стоило пострадавшему подплыть к бортику и обратиться за сочувствием к публике, началось что-то невообразимое. Казалось, что от рева лопнут барабанные перепонки. В нас полетело все, что попало разъяренным поклонникам венгров под руку. Сгрудившись в центре всей командой, мы едва успевали увертываться от бутылок, монет и даже деревянных колотушек. Таким образом антисоветски настроенные болельщики выразили свой протест по поводу действий наших войск в Будапеште. Помните о венгерских событиях 56-го года?

Честно говоря, после этой драки мы думали, что нас ждет та же участь, которая постигла советских футболистов, проигравших югославам на Олимпиаде 1952 года. «Разбор полетов» действительно состоялся — мы получили по полной программе, но все обошлось.

КСТАТИ

 В четвертом издании Большой советской энциклопедии в статье «Водное поло» написано, что это игра на воде, в которой участвуют по семь человек в каждой команде, а лучшими игроками СССР являются Петр Мшвениерадзе, Борис Гойхман и Вячеслав Куренной. Они были первыми заслуженными мастерами спорта СССР в отечественном водном поло.

 «Советский спорт» об итогах завершившегося в Лейпциге чемпионата Европы-62:

«…Симптомы звездной болезни некоторых игроков были известны давно. Еще в начале прошлого года за организацию выпивки были строго наказаны Ю.Григоровский, В.Куренной и В. Семенов. Однако урок не пошел впрок. За месяц до чемпионата Европы эта троица повторила свой проступок. Федерация водного поло СССР дисквалифицировала Ю. Григоровского, В. Куренного и В. Семенова. Так сборная в самый ответственный момент подготовки осталась без сильнейшего бомбардира…»

ИЗ ДОСЬЕ ГАЗЕТЫ «СОВЕТСКИЙ СПОРТ»

Куренной Вячеслав Григорьевич, один из лучших ватерполистов СССР второй половины 50-х — первой половины 60-х годов. Полузащитник. Родился 10 декабря 1932 года в Москве. Заслуженный мастер спорта. Играл в командах «Наука» и «Буревестник» Московского государственного университета. В сборной СССР с 1955 года. Серебряный призер Олимпийских игр 1960 года. Бронзовый призер Олимпийских игр 1956 года. Бронзовый призер чемпионата Европы 1958 года. Чемпион СССР 1956, 1959, 1963 годов. Награжден орденом «Знак Почета».

Чемпион СССР 1953 года в плавании на 100 м вольным стилем и рекордсмен СССР 1954 года на дистанции 400 м. Чемпион СССР 1952 года в эстафете 4х200 м вольным стилем. Призер чемпионата страны в плавании на 100 м, 400 м, эстафете 4х100 м вольным стилем и в комбинированной эстафете 4х100 м. Двукратный рекордсмен СССР и рекордсмен Европы (1954 год) в эстафетном плавании 4х100 м.

Умер 23 декабря 1992 года в Москве.