«Звонили в консульство, чтобы уехать из Турции». Как эпидемия повлияла на наших лучников
29 мая 19:30
автор: Николай Мысин

«Звонили в консульство, чтобы уехать из Турции». Как эпидемия повлияла на наших лучников

Вице-чемпион ОИ-1988, президент Федерации стрельбы из лука России Владимир Ешеев рассказал о жизни команды в условиях пандемии и подготовке к Играм в Токио.

«АМЕРИКАНЦЫ ВОСХИЩАЛИСЬ: КАК В МОСКВЕ ЧИСТО!»

- Осенью прошлого года в Москве прошел финал Кубка мира. Самый крупный турнир по стрельбе из лука в российской истории! Все остались довольны?
- Ох, и «нахлебались» мы тогда, - смеется и вздыхает одновременно Владимир Ешеев. – Начнем с того, что подобное мероприятие – весьма дорогостоящая вещь. Только за право проведения турнира мы заплатили в Международную федерацию 300 000 швейцарских франков. Плюс много денег требовала сама организация соревнований. Но я безмерно благодарен всем причастным - нашим спонсорам, ДСЗМ (Департамент спортивных и зрелищных мероприятий) Москомспорта, мэрии Москвы, зампреду правительства Татьяне Голиковой, которая была руководителем оргкомитета, и многим другим – с их помощью удалось решить все вопросы и провести турнир на высшем уровне.

- Проблемы возникли?
- Конечно, их хватало. Мы в спорте как привыкли – знаем, куда бежать, куда стрелять. Но все ведь кроется в деталях. Думал, все знаю, а стал вникать в нюансы – почувствовал себя дурак-дураком. Столько, оказывается, разных тонкостей – какую аппаратуру поставить, как выставить дневной, ночной свет, где что хрипит, пищит и так далее… До этого мы проводили молодежный Кубок Европы – тогда тоже «наелись» сполна. С таможней, с транспортом и прочим. Но здесь нам помогла команда специалистов, каждый из которых отлично знал свое дело. Так что в конечном счете все проблемы решили, и сам финал Кубка провели «на ура».

- Гости оценили?
- Они были в восторге! Часто слышал: «Вот, как русские могут!». Помню, приехали американские лучники, а с ними – мамы-папы, братья-сватья.. Человек восемь сопровождения на два человека. И все изумлялись: «Ох, как у вас здесь чисто и красиво!». Я уж не стал спрашивать, где они живут, но разница из поразила. Потом, конечно, говорили: «Так это потому, что у вас тут день города»? Но я ответил честно: «У нас так всегда». В общем, все были довольны. В отеле никто сидеть не хотел – как только появлялась возможность, все убегали погулять, посмотреть на Москву. Часть спортсменов решила отправиться в Санкт-Петербург – когда турнир уже закончился. При том, что у них и виза кончалась. «Ничего, мы рискнем!» - говорили. Я, конечно, такого позволить не мог – еще застрянут, потом проблем не оберешься. Да и зачем им эти приключения? В итоге попросил о помощи, и им продлили визы.

- Правда, что финал Кубка изначально планировали на Красной площади?
- Именно так. Хотелось поразить гостей. Провести соревнования в историческом месте. Но было сложно все согласовать. Только заявку в ФСО пришлось бы подавать за год, о чем мы не знали. Так что в итоге провели в «Лужниках». Но и там все было на высшем уровне. Я помню предыдущий финал Кубка – в турецком Самсуне, в 2018-м. У Международной федерации не хватало денег, так что старались экономить на всем. В итоге вышло очень скромно. В Москве, на этом фоне, получилось на порядок лучше. С размахом!

«В МАРТЕ В ТУРЦИЮ ПРИЕХАЛИ ТОЛЬКО МЫ И ИСПАНЦЫ»

- Ладно, это – прошлый год. А в нынешнем мы ждали Олимпиаду. И не дождались…
- Что очень обидно! Мы были потрясающе готовы. Как никогда. Всех бы в Токио «разорвали»! Я так и говорил в Центре спортивной подготовки. Но вышло, как вышло. От нас ничего не зависело.

- Как проходила подготовка к Играм?
- По сути, началась еще год назад. Мы ездили на предолимпийскую неделю – сначала в Нагою, на сбор (туда же должны были отправиться и летом, перед Токио-2020). Оттуда – в столицу Японии, на сам турнир. Выступили успешно – собрали много медалей. В командном финале уступили только Корее. При этом поняли, в каких условиях пройдут сами Игры.

- В каких?
- В очень сложных! Я про погоду, разумеется. По части инфраструктуры там тоже еще конь не валялся, но было понятно, что к этому лету все доведут до ума. А вот климат… Влажность – жуткая! Выглянет солнце – немного упадет, зато сразу – жара. Футболка тут же к телу прилипает. В общем, сложно. Но тут все в равных условиях. К тому же, мы соответствующим образом планировали все остальные сборы.

- И где они проводились?
- В октябре-ноябре были в Турции. Декабрь провели в Гуанчжоу, совместно с командой Китая. Январь – в Таиланде. Там было очень тяжело – не пошли как-то тренировки. Обычно мы в это время на открытом воздухе не стреляем, а тут и влажность, и жара… В общем, сильно устали. Меня это насторожило. Но все равно провели время с пользой. В феврале был зимний Кубок России в Орле. Потом – азиатский этап «Гран-при». Отстрелялись удачно – Ксения Перова (двукратная чемпионка мира, вице-чемпионка Олимпиады в Рио, - Прим. ред.) заняла второе место, у ребят были серебро и бронза… Но народ уже шуганулся из-за истории с коронавирусом – многие лидеры туда не приехали. Когда вернулись, 16 марта отправились на сбор в Турцию, в Анталью. Это была часть подготовки к чемпионату Европы, в рамках которого должен был состояться олимпийский отбор. Мы изначально планировали, что соберемся там почти со всеми европейскими сборными – от британской до украинской и белоруской. В итоге прилетели лишь испанцы. Ну и турки, понятно, были.

- Март, Турция… Опасно – границы-то уже закрывали!
- Мы жили у аэропорта. И 25-го числа девчата обратили внимание: «А самолеты-то совсем не летают!». Я присмотрелся – точно. Конечно, сразу начали звонить по всем номерам – и в авиакомпанию, и в консульство. Объяснили, кто мы и что. 26 марта был заключительный рейс из Москвы – на этом самолете мы вернулись домой. Знаете, что самое смешное? Что даже в этот день примерно 50 наших туристов прибыли в Турцию! Правда, что их там ждало и как они потом возвращались, я могу лишь догадываться.

«ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ИЮНЯ НАЧНЕМ СБОР В АЛУШТЕ»

- С тех пор сидите на карантине?
- Сборная сразу разлетелась по домам. Человек пять – самых сознательных – поначалу закрылись на самоизоляции в гостинице, остальные отправились к семьям. И их можно понять. Хотя, конечно, и полиция, и врачи их проверили.

- Вас тоже?
- Я изначально позвонил на горячую линию – мол, надо ли пройти тестирование? Мне ответили: «А у вас что, есть симптомы, температура?». «Нет, - говорю. – Просто на всякий случай». «Ну так сидите дома и не мешайте. Зачем звоните-то!» - поругались, - смеется Ешеев. – Хотя чуть позже пришел участковый. Мы же, когда проходили границу, все формуляры заполнили, так что контроль за нами все равно был. Попросил сидеть дома какое-то время. Объяснил правила. Все нормально.

- Чем сейчас заняты спортсмены?
- Тренируются, кто как может. Понятно, что это как пловцам тренироваться без бассейна. В основном, ОФП. Ну, раз в неделю кто-то может пострелять на улице с дистанции в несколько метров… Эффективность – ниже плинтуса. Но важен подход. Ни у кого нет такого, что вот, мол, раз соревнований пока нет, пойду балду гонять… Все ответственно подходят к процессу. Я даже, если честно, был приятно удивлен.

- Это главной сборной касается?
- Не только. Мы даже организовали своеобразный турнир на призы федерации – кто лучше проводит тренировки. Спортсмены снимают видео, присылают, мы оцениваем. Стараются все! Один из призов выиграл мужчина из Калмыкии – он мишень подвешивал на тросе, выталкивал ее из окна, стрелял, потом подтягивал обратно. Креативный, оригинальный подход. Так и надо.

- Уже есть понимание, когда начнется полноценная работа?
- У нас 1 июня должен был стартовать сбор в Алуште. Но в регионах ситуация разная, и не везде все благополучно. Где-то по-прежнему есть жесткие ограничения на выезд, так что команда собраться не может. Мы попросили у Минспорта отсрочку. Так что начнем в районе 15-20 июня. Соберемся, неделю посидим на карантине, потом – сам сбор.

- А турниры?
- Исполком Международной федерации решил, что национальные чемпионаты можно проводить с 1 июля. То есть, если хочешь – можешь и раньше, но всякие рекорды и т.п. будут фиксироваться лишь после этой даты. А международные соревнования пойдут уже осенью. В сентябре-октябре – три этапа Кубка мира. В ноябре – финал. Где, когда именно все состоится – пока непонятно. Но решим. Мы на своем уровне все основные национальные турниры тоже сдвигаем на август-сентябрь. Чтобы в их рамках определить костяк главной команды и провести отбор на чемпионат Европы, перенесенный на апрель. И далее уже – подготовка к Играм в Токио.

- Перенос Олимпиады на год – это плохо?
- Хорошего мало. С одной стороны, наше клише подготовки – такое же, как перед Рио. В Японии мы уже были - все знаем, все видели, все понимаем. С другой – длительное пребывание в эмоциональном напряжении серьезно утомляет. Возрастные спортсмены могут выдохнуться. Молодые – перегореть, потерять пыл и страсть… Плюс тем, кто постарше, тяжелее втягиваться в работу над физикой. Нагрузки, все-таки, высоки, поддерживать функционалку на столь длинной дистанции сложно. Хотя это можно решить. Сложнее решить вопрос психологии. Но я настраиваю всех одинаково – наша цель не меняется. И сегодня, и завтра, и через год – вы должны быть готовы всегда. В принципе, это все понимают.

- В финансовом плане есть какая-то поддержка?
- В Международной федерации сумели создать фонд в 150 000 франков, которые разделят на 20 лучших лучников – по 7 500 франков каждому. В качестве компенсации за отмененные турниры. Из наших на них претендуют Перова и Наталья Авдеева. Я предлагал расширить список до 40 человек – пусть получат поменьше, зато достанется большему количеству спортсменов. Но с такой позицией не согласились.

- А на внутреннем уровне?
- У нашей национальной федерации есть три основных пути взаимодействия – с Международной федерацией, с Минспорта и с ОКР. Минспорта и ОКР очень грамотно дополняют друг друга и помогают решить много вопросов. В частности, Олимпийский комитет существенно помог профинансировать нашу поездку на предолимпийскую неделю в Токио. Он же оплачивает работу двух иностранных специалистов в сборной (оружейника и инженера-компьютерщика). Всегда идет навстречу в решении текущих финансовых проблем. Для нас это важно. Дополнительных средств на подготовку к Играм мы пока не запрашивали, поскольку все сидят на карантине. Но могу быть уверен – если что-то потребуется, нас точно не оставят без помощи.