Юрий Каминский: «Спартак» перегрузили, подвели к сезону неправильно

После окончания сезона старший тренер спринтерской сборной России по лыжным гонкам Юрий Каминский и серебряный призер Игр в Сочи Никита Крюков рассказали корреспонденту «Советского спорта» о совместной работе, начавшейся 20 лет назад со школьной скамьи.
Юрий Каминский: «Спартак» перегрузили, подвели к сезону неправильно
17 марта 2014 23:07
автор: Дмитрий Егоров

После окончания сезона старший тренер спринтерской сборной России по лыжным гонкам Юрий Каминский и серебряный призер Игр в Сочи Никита Крюков рассказали корреспонденту «Советского спорта» о совместной работе, начавшейся 20 лет назад со школьной скамьи.

ДЕТСТВО. УРОК ФИЗКУЛЬТУРЫ

Юрий Каминский: – Я работал тренером в СДЮШОР «Бабушкино», и однажды директор местной школы попросила меня найти физрука. Подумал: «Тот не согласится, этого зарплата не устроит, третий – и даром не нужен». Решил сам пойти. Принял по паре 1‑х и 2‑х классов с условием, что дадут развивать экспериментальную программу. Выбил пять уроков физкультуры в неделю плюс факультативы на выходных.

Никита Крюков: – Первые тренировки не помню. Другой эпизод в голове: ношусь вокруг стадиона на школьных соревнованиях. Первый раз пробежал – третье место, так не пойдет. Еще попытка – второе. Все равно плохо! Пять заходов, наверное, сделал.

– Пять?! – показательно негодует Каминский. – Три, не больше! И то разрешил из уважения к рвению.

Н.К.: – Я размяк, когда посреди урока шоколадку с грамотой дали. Награда словно золотая медаль была. Мы же тогда и думать не могли, что в сборную попадем. А, Михалыч?

Ю.К.: – Да какая сборная?! Вас бы заинтересовать спортом. Горжусь, что проводил соревнования по лыжам. Это сложно: делал разметку, договаривался, чтобы трассу укатывали, родителей убедил нормальный инвентарь купить. Когда Никита учился в 6‑м классе, провели контрольные тесты.

По выносливости мои ребята превосходили девятиклассников.

ТРУДНЫЙ ВОЗРАСТ. КОЖА ДА КОСТИ

Н.К.: – Чем только на уроках у Михалыча не занимались: бегали, плавали, катались. Даже родители путали, кто я на самом деле. Принес как-то грамоту, а они мне: «Так ты что, лыжник?!»

Но я худой был! Ребра – как стиральная доска. Лопатки торчат. Даже стеснялся снимать майку перед ребятами. А Михалыч говорил: «Отжимайся!».

Ю.К.: – Кстати, чаще приходилось Никиту останавливать, чем заставлять. Работать он горазд, да организм мог не выдержать.

Н.К.: – А еще ребята постарше в раздевалке рассказывали, что настоящие атлеты должны пить, курить, нацвай под язык класть, а утром выходить на трассу и побеждать. Тогда дал себе слово, что обойдусь без разрушения организма.

Ю.К.: – Среди моих ребят нет ни алкоголиков, ни бандитов. Все спортивные, с головой.

Н.К.: – В детстве хочется вый­ти во двор к пацанам, а ты бежишь в лес работать. Зато возвращаешься домой счастливым, что пересилил себя, не ленился.

Ю.К.: – Никита ведь в 18 лет еле в сборной школы остался. Нужно было в двадцатку на контрольном старте попасть, а он 19‑м закончил. Иначе финансирование бы ему закрыли.

Н.К.: – Радовался тогда жутко, обнимал Михалыча. А через год после этого приехал на «Красногорскую лыжню». В соперниках уже взрослые. Задача-максимум – попасть в первые сорок.

Ю.К.: – Советовал ему: выходи вперед со старта и лупи, пока сил хватит. Смотрю – неплохо катит, вроде цели достиг, но в четвертьфинал, конечно, не проходит. Ну и ладно: рано с мужиками бороться.

Н.К.: – Подъезжаю к тренерскому столику, а Михалыч уже мази закидывает в чемодан. Говорю: «Я десятый». Он: «Да хватит шутить», – и продолжает собираться.

Ю.К.: – Думал, разыгрывает меня. Затем точно так же раскладывался и собирался еще два раза, пока Никита вышел в финал, где стал четвертым. Ему Вася Рочев, кстати, палку тогда сломал, в чем признался через прессу.

Н.К.: – Результат – шок. Еще мастером спорта не был, а тут выполнил международника. В «Советском спорте» обо мне написали.

ДРУГОЙ СПОРТ. ФУТБОЛ – ПЛОХИШ НАШЕГО СПОРТА

Н.К.: – Мог я и футболистом стать, – улыбается Крюков. – На школьные соревнования позвали: защитники дают пас, прорываюсь к воротам – никто не может догнать. Мяч, конечно, отняли, но забег был впечатляющим. После матча тренер подходит: «Давай к нам». Не пошел.

– Прибил бы тогда! – в шутку закипает Каминский. – Футбол – это же плохиш нашего спорта. Ни режима в быту, ни скоростей на поле. Мяч катают, а не работают. Развращены деньгами.

Причем видно, за счет чего футболистов можно развивать. Пример из уст Виталия Мутко: перед Евро-2008 к нему пришел Хиддинк и говорит: «Ребята неплохие, но с «физикой» беда. Не привыкли правильно работать. Можно нанять тренера, он все исправит. Но дорого – 60 тысяч долларов в неделю».

Н.К.: – За жизнь бы столько заработать, сколько он за пару месяцев...

Ю.К.: – Заплатили. И Верхейен вывел команду на пик формы. Вся страна гуляла после победы над Голландией в четвертьфинале. Европейцев восхвалять не спешите. Тренеры ФНЛ (первого дивизиона. – Прим. ред.) приехали в Италию на семинар. А там говорят: «Чего тут делаете, если вся наша система – это ваш Верхошанский?!» Человек занимался наукой, жил последние годы на Апеннинах и местному футболу очень помог.

Ю.К.: – Вот «Спартак» проигрывает клубу второй лиги. Значит, что-то не в порядке. Команду скорее всего перегрузили, подвели к сезону неправильно. Лыжные функциональщики могли бы проблему исправить. Да в том числе и я, но, конечно, нужно адаптироваться к специфике.

МОТИВАЦИЯ. ПОЛМИЛЛИОНА В МЕСЯЦ – ДОСТАТОЧНО

– Самое жестокое наказание в арсенале Михалыча – равнодушие, – возвращается в нашу компанию Крюков. – Когда ты выходишь на тренировку, а он внимания не обращает.

– В детстве этот прием лучше действовал – сейчас Никита может ярко не отреагировать, – смеется Каминский. – Способов мотивации спортсмена много: от похвалы до угроз. Бывают и забавные случаи. Вот один парень не очень хорошо настраивался на соревнования. Говорю: «Передали, если не будешь в десятке – отключат от финансирования». Он не колышется, уверен в себе. Меняю ориентир: «Перезвонили – нужно быть в пятерке». Опять спокоен. Делать нечего, продолжаю блеф: «Только тройка устраивает». Парень завелся, втопил, выиграл. Но надо знать, как на человека надавить.

Н.К.: – Помню тест перед Играми в Ванкувере. Там вопрос: сколько хотите зарабатывать в месяц? Кто-то написал «сто тысяч», другие – «двести», а я махнул «полмиллиона», хотя реально получал чуть ли не в десять раз меньше. Сейчас эта цифра уже не мечта, а приблизительная реальность. Если выигрывать, конечно, быть лучшим в мире. В лыжах одно без другого не может быть, да и неправильно иначе. У нас ведь не футбол – за полирование лавки денег никто не даст. Сейчас вот слышу, что Виктору Ану дарят квартиры: одну, вторую. И я за него рад, потому что он заслужил. А футболистам, чтобы с ним сравняться, нужно чемпионат мира выиграть. Только это из области ненаучной фантастики.

ОЛИМПИАДА В СОЧИ. СЕРЕБРЯНЫЙ СЛУЧАЙ

Ю.К.: – На Олимпиаде в Ванкувере Никита выиграл любимый спринт классикой, но с тех пор прошло уже много времени. Хотелось добиться в Сочи большего, а получилось лишь серебро. Готовы были отлично. Центр спортивной подготовки олимпийских сборных и Минспорта дали уникальную поддержку. Это и финансы, и секретное техобеспечение, с врачами мы могли связаться из любой части планеты. Наука у нас в стране развивается, спортсмены под постоянным контролем, даже качество сна мониторим. Наверное, в чем-то при подготовке ошиблись. Но финиш командного спринта Никита должен был выигрывать. Научная группа установила – скорость у него была на пять процентов выше, чем у соперников. Что было дальше – вы помните: финн Яхоярви блокирует немца Чарнке, который падает под ноги Никите. Несчастный случай...

Н.К.: – По-прежнему уверен: будь на месте финна русский лыжник – его бы дисквалифицировали.

Ю.К.: – Сразу после финиша подходили тренеры из других стран, поздравляли с победой, но жюри Яухоярви не наказало. Почему? Проблемы компетенции. В составе комиссии, например: два француза, финка, полячка, зато нет норвежцев и шведов, которые, прямо скажем, в судействе разбираются получше.

Вообще, FIS тормозит развитие лыжных гонок, прогибается. Пример из Сочи – соревнования нужно было проводить вечером, чтобы спортсмены не тонули в мягком снегу субтропиков.

Н.К.: – Обидно, что совсем не развивают спринт. Его можно проводить на обычных стадионах. Зрелищно, быстро, доступно болельщикам. Сейчас мне 28 лет. Надеюсь, приму участие в Играх-2018. Но скорее всего моя дисциплина в Пьенчанге все так же будет представлена двумя гонками.

Ю.К.: – Золото и серебро Олимпиад у нас уже есть, вы­игрывали чемпионат мира. Не завоеван лишь спринтерский Кубок мира. Это ориентир на будущее. А дальше? Нет не только чемпионов, как Крюкова, а сильных, спортивных детей. Жаль, но, судя по всему, моя работа 20‑летней давности примером для других школ так и не стала.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Никита КРЮКОВ
Родился 30 мая 1985 года в Дзержинском, Московская область, Россия.
Олимпийский чемпион в личном спринте (2010). Серебряный призер Олимпиады в командной спринтерской гонке (2014). Чемпион мира в личном и командном спринте (2013), бронзовый призер чемпионата мира в командном спринте (2011).
В сезоне 2013/2014 занял 5‑е место в спринтерском зачете Кубка мира, одержав победу на этапе в Асьяго (Италия) и набрав 277 очков.