Почему «встал» Морозов? Что это такое – идеально проплыть 90 метров, но умереть на последних десяти - Советский спорт
Плавание02 августа 2013 21:38Автор: Лысенков Павел

Почему «встал» Морозов? Что это такое – идеально проплыть 90 метров, но умереть на последних десяти

«У Морозова после финала был смертельный показатель лактата – 24», – обмолвился призер чемпионатов мира и Олимпиад Дмитрий Волков. Я за эту фразу зацепился, попросив объяснить популярно – почему Володя проиграл королевскую гонку на 100 м кролем, в которой мог стать великим героем.

«У Морозова после финала был смертельный показатель лактата – 24», – обмолвился призер чемпионатов мира и Олимпиад Дмитрий Волков. Я за эту фразу зацепился, попросив объяснить популярно – почему Володя проиграл королевскую гонку на 100 м кролем, в которой мог стать великим героем.

Вы помните, как это было. Морозов гениально начал финал, после первого полтинника плыл быстрее мирового рекорда. А на второй половине начал сбавлять, окончательно встав к последним 10 метрам…

«ТЕЛО НЕ СЛУШАЛОСЬ, НАЧАЛИСЬ СУДОРОГИ»

– Такой лактат, то есть закисление мышц – 24 миллимоля на 1 литр молочной кислоты, может выдержать только адаптированный человек с хорошей физической подготовкой, – объясняет Волков. – Рекорд принадлежал какому-то легкоатлету – 28, который чудом выжил.

Такому лактату сопутствует дикая боль во всем теле. Состояние глубочайшей гипоксии, то есть нехватки кислорода. Человек близок к обмороку. Причем прямо в бассейне. Темнота в глазах, отказ от работы. Сокращение мышц уже идет с громадным трудом.

– Вы так рассказываете, словно испытали это на себе.

– Так ведь испытал! Олимпиада в Сеуле. Финал на 100 м брассом. Я тоже взял очень быстрый старт, по мировому рекорду для полтинника. Лидировал всю дистанцию, держал отрыв почти в корпус. Но на 95 метрах умер.

Последние пять метров получились адовыми. Я уже не видел, куда плыву. Полная темнота. Руки-ноги перестали слушаться. Координация пропала. Начались судорожные хаотические движения…

Таз опускался все ниже в воде, и я начал принимать вертикальное положение. Мало того, что силы покинули, так еще и сопротивление резко выросло. Фактически я начал тонуть.

– Чем все кончилось?

– Я получил бронзовую медаль. И был этому безумно рад. Но я радовался до тех пор, пока не посмотрел видео своего финала. И понял, что до золота было рукой подать.

«ЛЮБОЙ БЫ ДУБА ДАЛ»

– Такое состояние может накрыть кого угодно, включая Майкла Фелпса?

– Это зависит от того, какая у тебя выносливость. Но высокий лактат дает только тренированный человек. У спортсмена-любителя может отказать сердце и на показателе 10–12.

Обычно хорошие финишеры демонстрируют низкий уровень лактата. Например, Денис Панкратов завоевал золото на 200 м баттерфляем на Олимпиаде-1996 в Атланте. И у него лактат был всего 9. То есть оставалось еще много сил на финише.

Говоря о случае с Морозовым, его конкретно подвело очень быстрое начало, в котором он сжег почти весь свой ресурс. Работа в высочайшей зоне интенсивности с самого старта. Аэробной составляющей практически нет. То есть Володя почти не получал кислород.

На его месте любой бы дуба дал, если б так ускорился. Австралиец Джеймс Магнуссен, американцы Фейген и Эдриан – вообще все. А у Морозова, видимо, сработала психика. Он мощно себя поджег желанием победить. Это не говорит о том, что у него форма плохая, поймите правильно.

– Появился у нас хоть в чем-то оптимизм после королевской гонки?

– Есть надежда, что Морозов порвет полтинник и возьмет золото в субботу.

– Финал на 50 м вольным стилем.

– Если бы Володя касался бортика рукой, а не делал поворот – его результат был бы в районе 21,5. Этого может хватить для победы. Хотя не забываем, что лучшее время сезона принадлежит Натану Эдриану – 21,47, а второе – Магнуссену (21,52).

То есть заруба будет серьезная…