СВЕТСКАЯ ЖИЗНЬ

Французская теннисистка Амели Моресмо в этом году преобразилась. Долгое время лучшая теннисистка Франции пребывала в тени как на корте, так и за его пределами. И вот – прорвало. На корте она играючи разбирается с грозной Сереной Уильямс.

А вне корта Амели ведет активную жизнь: готовится к представлению своей восковой копии в музее Гревен (французский аналог музея Мадам Тюссо), снимается полуобнаженной для журналов и вновь, как и в старые добрые времена, дает откровенное интервью. Выдержки из него приводятся на страницах «Экип».

Амели, что с вами произошло?

— Любовь! Я влюбилась в свою Паскаль с первого взгляда. Именно для нее я избрала новый имидж – женственность во всем.

— Для вас это так необычно…

— Я изменилась и не стесняюсь больше своего тела. Раньше испытывала много комплексов по поводу внешности: меня называли «крепыш», «мужик в юбке» и даже «мecье Моресмо». Сейчас, я считаю, мне нечего стыдиться: даже горжусь своей фигурой. Я, можно сказать, открываю свое тело для себя заново.

Раньше вы были очень замкнуты. С этим комплексом тоже покончено?

— Такой меня сделала агрессивность окружающих. Это была своего рода самооборона. 4 года назад, когда я объявила о том, что предпочитаю женщин, это вызвалo бурю, которая улеглась совсем недавно.

— Вы не жалеете о том, что открыли свою тайну?

— Нисколько. Для меня это было вполне естественно. К тому же друзья настаивали на том, чтобы я сделалa такое заявление. Сейчас я горжусь тем, что тогда осмелилась на это.

Как вы считаете, у вас было счастливое детство?

— Родители любили меня, я никогда ни в чем не нуждалась. С другой стороны, мне пришлось покинуть родной дом в 11 лет, и это наложило отпечаток на всю последующую жизнь. Сейчас я не общаюсь со своими родителями. Они не смогли смириться с тем, что их дочь лесбиянка.

Некоторые теннисистки производят впечатление монстров. Как вы считаете, нужно ли обладать габаритами сестер Уильямс, чтобы их побеждать?

— Надеюсь, что нет. Я бы, например, не хотела бы походить внешне на ту же Серену. А ведь мне удалось обыграть ее на турнире в Риме.

Недавно вы сказали: «Я вновь становлюсь самой собой…»

— Да, и моя Паскаль мне в этом очень помогла. Она нежна и спокойна, то есть моя полная противоположность, а противоположности, как известно, сходятся.

Как вы видите свое будущее с Паскаль? Вы не собираетесь создавать семью?

— Возможно, только не сейчас. Все-таки мне всего 23, и о семейной жизни думать рановато.

А детей заводить не думаете?

— В обозримом будущем вряд ли. Это такая обуза.