Скромный рыбак Марат Сафин в Америке баловался форелью

Россиянин Марат Сафин за время своего вынужденного отлучения от тенниса, связанного с травмой, по его собственному признанию, «много думал» о жизни и о себе, после чего стал относиться к поражениям философски.
Скромный рыбак Марат Сафин в Америке баловался форелью
03 октября 2003 00:00
автор: Ольга Алексеева

ТЕННИС
КУБОК КРЕМЛЯ

Россиянин Марат Сафин за время своего вынужденного отлучения от тенниса, связанного с травмой, по его собственному признанию, «много думал» о жизни и о себе, после чего стал относиться к поражениям философски.

— Марат, как вы можете объяснить, в чем главная причина поражения от Уэйна Блэка в первом круге Кубка Кремля – 4:6, 7:6 (7:5), 4:6?

— Главная причина, по-моему, очевидна – у меня нет игровой практики. Очень сложно было возвращаться после длительного перерыва, но ничего страшного не произошло, нужно набраться немножко уверенности, сыграть пару матчей, и со временем все получится.

— Вы сильно расстроены, что уступили уже на старте соревнования?

Ну, если я буду расстраиваться по каждому поводу, то в теннисе мне вообще делать нечего. Я взял второй сет, у меня был шанс в третьем, но мне просто не хватило сил, игровой практики. Попробуйте не ходить в течение полугода. Что с вами будет? Мне очень сложно, поймите. После 5-месячного перерыва совершенно по-другому себя чувствуешь. Даже не знаешь, куда бежать, что делать. Даже игрок, как Блэк, который стоит 300-м в мире, на самом деле для меня очень быстро играл.

Ходили слухи, что вам собираются делать операцию.

— Да, у меня был такой выбор – либо делать операцию, либо медлить, то есть ходить с гипсом. Мне повезло, что я месяц проходил с гипсом, и у меня все срослось. Я тренируюсь практически всего полторы недели, поэтому сами понимаете, что за это время найти игровую форму нереально. Рука до сих пор побаливает, и мне очень сложно заставить себя ударить, нет пока былой уверенности. Каждый раз, когда бьешь слева, боишься вложиться в удар, в итоге постоянно «придерживаешь» руку и мяч летит намного медленнее.

Год для вас закончен или вы еще где-то сыграете?

— Я буду играть. Осталось всего несколько турниров, поэтому я хочу на них выступить и выиграть несколько матчей. Думаю, что на следующей неделе в Лионе я буду чувствовать себя намного лучше. Дальше уже — турниры в Мадриде, Питере. Надеюсь, с каждым днем, с каждой неделей будет все лучше и лучше.

— Как прокомментируете результаты жеребьевки Кубка Дэвиса-2004?

— Поедем в Минск. Посмотрим, как у них там, в Белоруссии. Не знаю, будет ли Женя Кафельников играть в следующем году, но я с ним разговаривал, он, с одной стороны, говорит, что собирается заканчивать, а с другой – вроде хочет поехать в Минск.

— Следили ли вы во время своего перерыва за тем, что происходит в теннисе?

— Да нет, я был занят своими делами. У меня без этого своих проблем достаточно. Естественно, я знаю, кто выиграл «Большие шлемы», а за остальными не следил.

— А если не секрет, чем занимались в это время?

— Я отдыхал, думал о себе, о жизни… Искал выход из положения: буду играть или нет. Мне собирались делать операцию, потом сказали, что не нужно делать операцию. Потом настраивался играть в Париже, потом настраивался играть на Уимблдоне, потом в Америке… В итоге мне повесили гипс, и я проходил весь месяц с гипсом. В это время я ездил в горы, ловил рыбу. Что только не делал! Но главное — у меня появилось желание играть в теннис.

— Какую самую большую рыбу поймали?

— Форель, вот такую (показывает, не очень широко разводя руками).

— Почему такая маленькая?

— Ну, какая была.

— А что за место такое рыбное?

— Езды 7 часов от Лос-Анджелеса, в Кордильерах.

— А в Москве часто стараетесь бывать? Что вообще испытываете, приезжая домой?

— Конечно, город растет, новые дома строятся, подчищаются улицы, появляются красивые рестораны, магазинчики. Подсветка появилась, вечером вообще сказочный город. Я тут ужинал с Марком Россе, который приезжает сюда уже 13-й раз – он тоже безумно любит Москву. Надеюсь, что через несколько лет столица России будет самым крутым городом. Сколько раз меня спрашивали иностранные теннисисты: «Ну как, ну как Москва?» Естественно, им хочется посмотреть. Вот приезжали, допустим, аргентинцы, испанцы, они остались в полном шоке: «Ничего себе! Как у вас круто!». Здорово, что с каждым годом к нам все больше и больше народу хочет приехать.