Елена Дементьева: Весь мир учит меня подавать! Не стали исключением и читатели «Советского спорта»...

На «прямую линию» с читателями «Советского спорта» победительница Кубка Федерации-2005 Елена Дементьева пришла вместе с мамой Верой Семеновной и начальником ЦСКА Ольгой Смородской
27 сентября 2005 00:00
автор: Олег Карпов, Сергей Герасин, Ольга Захарова

ТЕННИС
ПРЯМАЯ ЛИНИЯ

На «прямую линию» с читателями «Советского спорта» победительница Кубка Федерации-2005 Елена Дементьева пришла вместе с мамой Верой Семеновной и начальником ЦСКА Ольгой Смородской. Начали разговаривать о потрясающей победе в столице Франции, а закончили воспоминаниями о детстве.

ЕЛЕ ДОЛЕТЕЛА ДО ПАРИЖА

Из Парижа счастливой победительницей Кубка Федерации Елена Дементьева прилетела еще в прошлый понедельник. И как закрутилось!

— Пока не тренируемся, — сочувственно глядя на дочку, говорит Вера Семеновна. – Встречи, интервью бесконечны. Такая победа! Это ж не просто личный турнир какой-нибудь выиграть.

Едва женщины присаживаются, как вопросы начинают сыпаться частым градом. Телефон не смолкает. Звонят из Уфы, Самары, Праги, Подмосковья...

А начался диалог с рассказа Лены о казусной истории...

— На финал Кубка Федерации во Францию я должна была лететь из США. Заранее приехала в аэропорт, порадовалась, что не опоздала. Иду за посадочным талоном, и тут девушка-регистратор говорит, что не видит в паспорте шенгенской визы, — рассказывает теннисистка. — Я спокойно листаю страницы, пытаюсь ее найти и вдруг понимаю, что она в другом паспорте.

— Сколько же их у вас?

— Заграничных два. Так вот, роюсь в сумке, и до меня доходит: забыла! Звоню маме в отель, чтобы подвезла. У мамы его тоже нет. Все, думаем, потеряли. Но через какое-то время паспорт обнаруживается в Москве. Шоковое состояние, непонятно, что делать. Лететь в Москву? А потом?

Хорошо, что при себе у меня была действующая виза в Великобританию. Поменяла билет – полетела в Лондон. Там меня встретил Алексей Селиваненко (директор женского турнира Кубок Кремля. – Прим. ред.). А потом знакомый пилот самолетом доставил мне паспорт с французской визой.

Я заметила, что когда случаются приключения – хорошо играю. Вспомнила сейчас, как прилетела на Олимпийские игры в Сидней с одними кроссовками. И там они порвались. Пришлось играть в чужих, на два размера больше. Тот матч я выиграла. Перед следующим порвались струны. Своих не было. Снова взяла у подруг. А финал играла во всем своем. Вот и проиграла (смеется).

— Когда узнали о том, что будете играть в финале Кубка Федерации?

Е.Д.: — Мы с самого начала сезона договорились, что весь сезон будем выступать в этом составе. Правда, в Париже не было Лены Бовиной, которая играла против итальянок. Сейчас у нее травма плеча.

— В столице Франции у команды была неприятная история с гостиницей…

Е.Д.: — Да, хотелось жить поближе к «Ролан Гаррос», но в том районе нет отелей высокого класса, способных вместить всю нашу команду. Жили в трехзвездочном отеле, без ресторана, без рум-сервиса. Зато 10 минут на машине до кортов. Да ничего страшного. Я так вообще после всех приключений думала лишь о том, чтобы выспаться.

— Удалось?

Е.Д.: — Спала плохо. Я тяжело привыкаю к разнице во времени. Каждый день просыпалась в два тридцать ночи и не могла заснуть где-то до четырех. Лежала с закрытыми глазами. А утром уже будили на тренировку.

БОЛЬШЕ ВОЛНОВАЛАСЬ ЗА ДИНАРУ

Евгения, г. Жуковский: — Елена, на корте вы выглядели очень уверенной. Чувствовали, что российская команда выиграет кубок?

Е.Д.: — Да, была уверена, что мы сможем победить. Но в пятой, парной, встрече настроение менялось каждые 5–10 минут. От удачно сыгранного первого сета до бездарно проигранного второго. Когда мы поняли, что все решится в последнем сете, появились небольшие сомнения. Но вера в победу оказалась сильнее.

— Тяжело было играть два матча в один день?

Е.Д.: — Я уже не в первый раз делаю это. Честно говоря, когда играли в паре, я больше волновалась за Динару. У нее ведь не было практики игры на центральном корте. Еще переживала из-за того, что это был наш первый с Динарой совместный матч.

Ольга Смородская: — Я вообще была в ужасе, когда услышала, что они будут играть в паре…

Е.Д.: — Обычно мы выступаем с Настей Мыскиной. Но Шамиль Анвярович (Тарпищев. – Прим. ред.) сказал, что ей будет трудно психологически выйти на решающую пару после двух поражений.

Лена, правда ли, что Тарпищев заранее вас настраивал на то, что пару вы будете играть именно с Динарой?

Е.Д.: — Не совсем так. Перед Настиной одиночкой Шамиль Анвярович спросил, если что, я готова играть с Сафиной? Я ответила, что выбора-то у меня все равно нет.

– Успели с Динарой хоть что-нибудь обсудить?

Е.Д.: — Мы до последнего болели за Настю, надеялись, что она выиграет и нам не придется выходить на корт. Разминаться стали в последний момент. «Все. Пойдем», — говорю Динаре в раздевалке. А она на меня смотрит как-то странно, не верит.

— Будете ли вы еще играть в паре?

Е.Д.: — После такого дебюта, может, и попробуем. Мы с Динарой долго удивлялись тому, как мало времени нам понадобилось, чтобы сыграться. Считаю, что для нас обеих эта победа как подвиг.

— Мари Пьерс известна своей способностью выводить соперников из равновесия с помощью медицинских тайм-аутов. Как вы справляетесь с раздражением от ее трюков?

Е.Д.: — В полуфинале Открытого чемпионата США, когда она взяла слишком длинный перерыв, меня это выбило из колеи. И я проиграла. Так что настрой на игру с Мари в Кубке Федерации у меня был запредельный.

– Вы всегда мечтали выиграть на стадионе «Ролан Гаррос». Можно сказать, что ваше желание осуществилось?

Е.Д.: — Частично – да. Но все же турнир «Большого шлема» «Ролан Гаррос» и Кубок Федерации – разные вещи. Все спрашивают, как я выдержала такое напряжение. А я поднимала глаза и видела 15 тысяч зрителей. Это непередаваемое ощущение. Потрясающее. Для этого мы и тренировались. Конечно, зрители поддерживали своих, но я чувствовала их симпатию к нашей команде, нам хлопали за красивую игру.

ТРЕНЕРЫ БОЯТСЯ ИГРОКОВ

— Вы единственная прилетели в Париж без тренера. Кто вас взялся опекать?

Е.Д.: — Я самостоятельный человек, меня не надо опекать. После напряженного перелета из Америки у меня был персональный график тренировок. Как спарринг-партнер выступал Саша Волков.

— Вера Семеновна, вы всегда ездите вместе с Леной, а почему же не поехали в Париж?

Вера Дементьева: — Я всегда езжу с Леной на турниры ВТА, но на Кубок Федерации – никогда. Ведь это командные соревнования, там есть свой тренер, помощники, капитан.

О чем вы переговариваетесь с Леной во время матчей?

В.Д.: — Все зависит от того, как складывается матч. Подсказывать нельзя, за это штрафуют. Помогает только похвала. Как бы она ни играла, что бы ни делала, все равно говорю: «Молодец, ты можешь, ты сделаешь это». Ругать ни в коем случае не надо. Разбор полетов происходит потом. Вот тогда, считаю, надо критиковать.

Вообще тяжело приходится тренеру с игроками высокого уровня. По-моему, тренеры даже немного боятся спортсменов, не высказывают свое мнение, чтобы не идти на конфликт. Это понятно, я тоже в ответ на критику не всегда слышу приятные вещи. Но мне не нравится, когда тренер помалкивает. Это мешает развитию спортсмена. Если есть какая-то техническая ошибка, ее нужно обсудить и попытаться исправить.

— Кто из вас волнуется больше перед решающим матчем?

Е.Д.: — Мама, конечно. Ведь я играю, а она на трибуне сидит, переживает.

В.Д.: – Мне один из родственников позавидовал. Маме моей говорит, то Париж, мол, то Лондон, то Нью-Йорк – красота, одни путешествия. А моя мама на это ответила, что, когда я возвращаюсь, у меня руки дрожат. Хороший отдых…

Е.Д.: – Бабуля позвонила мне в Париж в первый день, поздравила с победой, а потом говорит: «Леночка, ты завтра, когда проиграете, сильно не расстраивайся» (общий смех).

В.Д.: – Она так переживала, что после окончания финала сказала: «Это все хорошо. Молодец Лена. Только, я думаю, пора это все заканчивать». Я изумилась: «Как же заканчивать, все так хорошо получается…» Вся семья старается Лену поддерживать.

МЫ СИЛЬНЫ КОМАНДОЙ

Станислав Дальский, г. Прага: — Лена, в одном из интервью капитан сборной Франции Жорж Говен объяснил успехи нашей сборной тем, что у нас в стране много теннисисток. Вы согласны с этим? Или наши успехи – это результат работы Шамиля Тарпищева?

Е.Д.: — Думаю, это все же заслуга Шамиля Анвяровича, который создает такую атмосферу в сборной, что все девочки хотят играть. Действительно, из игроков первой сотни российских теннисисток можно набрать не один состав, но главное – сделать из отдельных игроков команду.

Среди американок тоже много отличных теннисисток. Но они уже давно ничего не выигрывали на уровне сборной. Постоянно у кого-то из них нет желания выступать за страну или возникают проблемы с федерацией.

— Сможете выиграть Кубок Федерации и в следующем году?

Е.Д.: — Мы на это надеемся. Жеребьевка оказалась не очень удачной. Уже в первом круге играем с бельгийками у них дома. Победим — встретимся со сборной США. Так что придется нелегко, но у нас сильная команда.

— Думаете, стоит менять состав сборной, в частности, приглашать в команду Марию Шарапову?

Е.Д.: — У нас сложилась традиция, что за сборную выступают наивысшие по рейтингу номера. Когда Шамиль Анвярович будет определять состав на следующий год, он посмотрит, кто выше стоит, кто в какой форме. Мы завоевали два Кубка Федерации в разных составах. Это говорит о том, что у нас много достойных игроков.

ТУРНИР ИМЕНИ ДЕМЕНТЬЕВОЙ

– Один из российских специалистов сказал, что Ги Форже – слабоватый капитан по сравнению с Жоржем Говеном.

Е.Д.: — Говен действительно сильнее. В прошлом году на Кубке Федерации, несмотря на то, что Таня Головин выиграла одиночку и очень хотела играть пару, Форже ее не выпустил. Потому что в парном рейтинге она была не на первых позициях. В этот раз мы думали, что на второй день Пьерс не выйдет. А Говен поставил ее и не прогадал, она взяла очень важное для французской команды очко.

В.Д.: — Я тоже считаю, что Жорж Говен молодец. Он хорошо знает женский тур, давно работает с девушками. Ги Форже нечасто бывает на турнирах. А Жорж путешествует по всему миру со своими игроками. Он тренировал Головин, Моресмо, Деши. Да и нашу сборную хорошо знает. Лену, например, очень любит.

– Может, вам нанять его в качестве тренера?

В.Д.: — В прошлом сезоне он предлагал Лене провести подготовительный период во французских горах.

– Почему же не поехали?

Е.Д.: — Я в ЦСКА тренировалась.

Олег Григорьев, Москва: — Лена, а какой смысл профессиональному спортсмену представлять российский клуб?

Е.Д.: — Для меня ЦСКА стал родным, причем уже давно. Там мне полностью обеспечивают тренировочный процесс, учитываются любые пожелания, поэтому я остаюсь здесь, а не уехала за границу, как многие теннисистки.

О.С.: — У меня убеждение – когда дело пошло, менять ничего не нужно. У нас в ЦСКА нет нездоровой конкуренции. Все друг за друга радуются. Мы сохранили кадры даже в самое тяжелое время, когда многие тренеры уезжали за границу на заработки. Стараемся, чтобы спортсмен чувствовал заботу клуба. Неважно, большие это успехи, как у Лены, или небольшие. Атмосфера в клубе очень важна.

Лена говорила, что в «Спартаке» не был принят переход от тренера к тренеру. У нас все не так жестко. Всегда следуем желаниям спортсмена, делаем все, чтобы ему было комфортно. И тренеров не обижаем.

– Но ведь чем дольше в теннисе находишься, тем больше все приедается, хочется разнообразия.

О.С.: — Да у нее одно разнообразие. Когда она в Москве-то бывает? Все перелеты, матчи…

В.Д.: — Да, надо иногда остановиться, успокоиться. Физическую форму набрать можно, а вот психологическую… Лене надо восстанавливаться в тишине, покое. Мы недавно поехали в Голландию готовиться. Все было прекрасно организовано. Но корты не свои, скользкие от дождя. Лена побежала за укороченным мячом, получила травму кисти. Только сейчас боль стала немного меньше.

— Вы планируете и дальше работать без профессионального тренера?

Е.Д.: — Сейчас мне достаточно помощи мамы и тренера ЦСКА Алексея Владимировича Жука, который занимается моей фитнес-подготовкой.

— Роджер Федерер тоже не имеет личного тренера…

Е.Д.: — Думаю, игрок высокого уровня в состоянии сам понять, что ему нужно. Тренер нужен лишь для корректировки техники.

— Будет ли проводиться в ЦСКА турнир в вашу честь?

Е.Д.: (Смеется.) — Думаю, я пока этого не заслужила. Для этого надо выиграть еще несколько турниров «Большого шлема». Но по окончании карьеры я бы хотела заняться организацией турниров.

О.С.: — Хорошая идея! Мы об этом подумаем.

ЕЛЬЦИН ПРОСИЛ СИЛЬНО ЕГО НЕ ВОЛНОВАТЬ

Сергей Коршунов: — Поздравляю вас с выигрышем Кубка Федерации. Как насчет идеи выступить с Маратом Сафиным в Кубке Хопмана?

Е.Д.: (Смеется.) — Я не очень люблю играть микст. Тем более у меня есть традиция встречать Новый год в кругу семьи. Поэтому вряд ли сыграю с ним.

– Французская команда заранее заказала ресторан, чтобы праздновать победу. А вы где отмечали?

Е.Д.: — Мы праздновали вместе с французской командой в ресторане рядом с «Ролан Гаррос». Все было очень красиво. Француженки молодцы – после такого разочарования нашли в себе силы, чтобы прийти праздновать, сказали теплые слова, поздравили нас.

– А Ельцин поздравлял?

Е.Д.: — Да, Борис Николаевич все сожалел, что не может приехать. Он же травмирован. Перед первым матчем Борис Николаевич позвонил Шамилю Анвяровичу и попросил играть так, чтобы он не нервничал.

Вадим Зубрилин, г. Ступино:

— Лена, хотелось бы поздравить с победой, пожелать успехов. Каковы планы на оставшийся сезон?

Е.Д.: — Попасть на финальный турнир восьми сильнейших игроков в Лос-Анджелесе. Осталось всего три-четыре турнира перед ним. Мне нужно пройти еще две позиции. Кроме того, хочу достойно выступить на Кубке Кремля. В родном городе приятно увидеть своих болельщиков.

Александр, Обнинск: — Как вы морально готовитесь к матчам?

Е.Д.: — Предпочитаю ни с кем не общаться, сосредоточиться на своих мыслях, вспомнить свои прошлые встречи с этой соперницей и по-спортивному разозлиться, без этого играть сложно. Но есть и такие соперницы, на которых дополнительно настраиваться не надо.

– А настрой на игры с соотечественницами отличается?

Е.Д.: — Настраиваться действительно очень сложно. Особенно после командных соревнований. Ведь только что были вместе, подсказывали друг другу, за одно дело болели, переживали… Но что поделаешь, теннис – игра индивидуальная.

У МЕНЯ НЕПЛОХАЯ ПОДАЧА

Вадим, Москва: — Лена, я хочу помочь вам улучшить подачу.

— Ну вот, дождались! Спасибо.

— Лена, вам не надоели эти нравоучения со всех сторон?

Е.Д.: — Да уж, моя подача стала любимой темой. В Америке даже передачу сделали. Попросили лучших теннисисток мира высказать свое мнение по поводу моей подачи. Линдсэй Дэвенпорт и говорит: «Все мы знаем, что мяч летит несильно. Знаем даже, в каком направлении. Но принять невозможно».

Например, у Штефи Граф был плохой удар слева. И ничего, она долгое время возглавляла рейтинг. Я не говорю, что подача — это самый сильный элемент в моей игре. Но все не так плохо. Не всегда все получается, но я работаю над этим. В этом сезоне мы обращались к Ричарду Крайчеку, который очень существенно помог мне, подобрал комплекс упражнений для укрепления плечевого пояса.

В.Д.: — В прошлом году Лена играла на итоговом чемпионате ВТА в Лос-Анджелесе. Неизвестный стал постоянно звонить в отель. Посылать письма. Мы не реагировали. А потом, во время ралли — девочки на машинах там катались — смотрим: через забор перевешивается человек и зовет Лену. К нему подошли охранники, и тогда выяснилось, что он хочет рассказать ей, как улучшить подачу.

Е.Д.: – Сумасшествие просто. Письма пишут. Формулы присылают: рассчитывают по моим росту и весу оптимальный рычаг.

НЕНАВИСТНАЯ ТРИГОНОМЕТРИЯ И ЛЮБИМЫЕ ЛЫЖИ

— Во время финала заметно было, как приятно французам, что вы здорово говорите на их языке.

Е.Д. — Французский я в школе выучила. Английский уже самостоятельно в Туре.

— А какой предмет у вас был самым нелюбимым в школе?

Химия! — первой отвечает мама.

Е.Д.: – Еще тригонометрия. Я часто ездила на турниры…

В.Д.: – Приходилось отпрашивать Лену. Что уж скрывать, прихожу с подарком: «Можно, мы на недельку отлучимся?» Мне говорили: «Забирайте ее в спортивную школу». Я настаивала: «Нет. Лена учится хорошо. Не заберу».

Е.Д.: – Я посижу пару уроков, а потом мне на тренировку. Бочком-бочком, по стеночке стараюсь ускользнуть. Мне: «Дементьева, стой! Куда снова?» И вот меня не было в школе, когда тригонометрию проходили. Вызывают к доске. Учитель мне симпатизировал, шепчет: «Не бойся, я все продиктую». Начинает диктовать, а я слов таких не знаю…

— Чем вы увлекаетесь помимо тенниса?

Е.Д.: — Практически все свободное время провожу на корте. Межсезонье у нас приходится на зиму, поэтому люблю кататься на лыжах, сноуборде, хотя родители говорят, что это опасно. Но я же спортивный человек, предпочитаю вести активный образ жизни.

— А с парашютом прыгнуть не хотите?

Е.Д.: — Раньше хотела. Сейчас уже нет. Хватает адреналина на корте.

— В Париже у вас есть любимое место?

Е.Д.: — Очень люблю этот город. Много знаю о нем, там у меня есть друзья. Люблю гулять по центру Парижа, подниматься на Эйфелеву башню.

— А какие цветы вы любите?

Е.Д.: — Белые розы.