Волшебный колодец

Марат Сафин, на самую малость перетянув-таки на свою сторону баланс в ристалище с Хосе Акасусо, расцвел душевной улыбкой
04 декабря 2006 00:00
автор: Юрий Цыбанев

ПАС ВРАЗРЕЗ

Марат Сафин, на самую малость перетянув-таки на свою сторону баланс в ристалище с Хосе Акасусо, расцвел душевной улыбкой. А потом, на награждении, озорно попробовал медаль на зуб. Прежние свои триумфы встречал он, помнится, посдержаннее…

Бросала ли раньше судьба им, Тарпищеву и Сафину, столь мучительный, столь тяжкий вызов? Тарпищев доверил решать судьбу финала Сафину – и тем за него поручился. Тарпищев выставил Сафина – и тем взвалил и на себя ответственность за его, Сафина, репутацию. Ведь в первый день Марат вроде бы постелил дорожку, по которой в случае чего можно будет без вины виноватым уйти после поражения. Дескать, подставили тут меня с покрытием…

Кто-то бы простил Сафина, но никто бы его не понял, проиграй он неизвестному широкой публике аргентинцу такой матч – который у всей России под прицелом! Но Тарпищеву-то его выбора не простили бы точно. Нынче ведь уже не 2002-й, когда на парижском финале Тарпищев мог без особого ущерба для своего реноме и не поменять Кафельникова на неискушенного Южного. Сейчас-то выбор был, и какой! Дерзко-храбрый Турсунов, весь сезон закаляясь, прорубал себе дорогу к этому финалу. Тарпищев для пущей ясности доверил Турсунову в сотрудничестве с Сафиным (или в конкуренции с ним?!) пару – и он сыграл в субботу острее и ярче всех. Никаких вопросов, на сторонний взгляд, к Дмитрию – зато ворох к Марату.

Ведь видели же весь сезон – разобранный. И игра с Налбандяном не то что не обнадежила – совсем удручила. Сыграл не просто со сбоями, а бездарно сыграл, как сам Марат себя оценил.

…Он, Сафин, вышел против этого заковыристого Акасусо, резкого и шустрого, с лицом философа-терпеливца. Он, казалось, нес свою игру – каждую ее капельку из того, что на этот день было – в ладошке, боясь расплескать. И если начистоту, если по большому счету, то два сета всего-то и было только: подача и редкие укороточки, совершенно каллиграфические. Будто призванные восстановить такой вот особой лаской прежние отношения с мячиком. «Держи подачу и больше ни на что не отвлекайся», — хотелось во все горло выкрикнуть Марату спасительно-минимальную программу игры. Потому что вот уж почти два года он, признаться, такой ломкий, такой уязвимый…

А подача меж тем по статистике шла у Сафина все туже. И тогда Сафин бросился в тотальное сражение с прытким Акасусо по всему фронту. С парнем, который, победив, сделался бы вмиг героем не одной Аргентины – всей Южной Америки, до сих пор Кубок Дэвиса в руках не державшей. А сафинская участь была – трудно и мучительно вспоминать свои звездные движения – иначе опозоришься. Почувствуйте разницу в мотивации.

Знаете, есть такой сложный тип людей – холодно-горячий. Диву даюсь, откуда Марат, периодически буян на корте, вынимает такие запасы терпения. Как веско он умеет – иногда, не часто – себя охолодить. Он ведь вчера в принципе не делал привычных для него двойных – с ума сойти! Он играл вчера с чистотой и надежностью прилежного и вдумчивого ученика.

Запоминается последнее. Поэтому и у меня попал в фокус крупным планом сюжет Тарпищев — Сафин. Драматическое перекрестье двух карьер, состоявшихся определенно и ярко. Пронзительный сюжет из жизни двух людей, у которых, наверное, в общем-то, все уже есть в этой жизни.

Редчайший по нынешним временам пример взаимной ответственности. Но сверх того эта сборная России по теннису — еще и феномен взаимозаменяемости. Можно сказать – и взаимовыручки. Ведь они, наши витязи, теперь вправе по кругу друг над другом подтрунивать, подчеркивая каждый свою значимость. Турсунов, совершенно героически одолев в этом цикле Кубка Дэвиса француза Гаске и штатника Роддика, дважды избавлял от решающих хлопот Сафина. И тот, выходит дело, вчера всего-то отдал Дмитрию тот должок – за то, что помог сберечь порох до декабря. А на тех же американцев на пике формы выскочил, что чертик из табакерки, Михаил Южный — и нейтрализовал неуловимого Блэйка, с которым наши никак не могли в этом году сладить.

И Николаю Давыденко, нынешнему российскому лидеру по факту, великому трудяге и энтузиасту, еще нужно поискать в себе ресурс, чтобы внести вклад монументально, как Сафин, внезапно, как Южный, дерзко, как Турсунов. Ведь история про Кубок Дэвиса — куда более богатая и глубокая история, чем про одного великого игрока, который с небольшой добавкой способен обыграть за свою страну весь мир. Сборная на Кубок Дэвиса, я думаю, — это колодец талантов и характеров, во всяком случае такой командой я увидел в увеличительном стекле трех этих безумных дней сборную России. В спорте, где закоренелые эгоисты-капиталисты соревнуются в чувстве локтя, а ракетка у них – что эстафетная палочка. И вот в этом-то уникальном и захватывающем спорте Россия теперь, с двумя Кубками Дэвиса, — безусловный мировой лидер в ХХI веке.