ТЕННИС

 Вчера из Нью-Йорка в Москву прилетела Мария Шарапова. Ее цель – поддержать в финале Кубка Федерации российскую сборную, за которую теннисистка еще никогда не выступала.

«ГОТОВЬТЕ СВОИ ДУДЕЛКИ!»

О своем желании приехать в Москву, чтобы поддержать россиянок в финальных матчах Кубка Федерации, Маша объявила еще 6 сентября. В своем блоге в Интернете теннисистка написала, что очень обрадовалась предложению сыграть за сборную в финале. Однако принять приглашение Шамиля Тарпищева так и не смогла.

– Я была у врача в Торонто, и он сказал мне, что самый правильный способ избавиться от надоедливой остаточной боли – это исключить на три недели травмирующие нагрузки на плечо, – объяснила Шарапова. – То есть не наносить удары над головой. Все, что мне остается, – приехать в Москву и стать спарринг-партнером девчонок на неделю, а потом болеть за них на трибунах. Готовьте свои дуделки!

Визит в Торонто и желание Маши посидеть на трибунах «Олимпийского» сразу породили массу слухов. Кто-то расценил поездку в Москву как пиар-ход и попытку повернуться лицом к разочарованным болельщикам – мол, Шарапова все еще с Россией и когда-нибудь обязательно сыграет за свою страну.

Кто-то решил, что Маша всерьез волнуется за судьбу Кубка Федерации и не переживет, если он вдруг попадет в руки итальянок. Сама Мария, как обычно, предпочла ситуацию не комментировать. И, прилетев вчера в Москву, напустила еще больше тумана.

«МАШУЛЬ, В ДРУГУЮ МАШИНУ!»

Самолет с теннисисткой на борту приземляется в «Шереметьеве-2» точно по расписанию – в 10.10 утра. Однако выходить из VIP-зала Шарапова совсем не спешит. Телохранители в пятый раз проверяют территорию около выхода, отгоняя репортеров. В томительном ожидании проходит минут сорок. Наконец делегация из десятка человек появляется в конце коридора на втором этаже здания аэропорта.

Маша в привычном «прикиде»: темные очки, серая шапочка. В левой руке сжимает скромный букет цветов, в другой несет большую белую сумку, наверное, собственного дизайна (дизайн аксессуаров – хобби Шараповой. – Прим. ред.).

Процессия, которую возглавляет отец теннисистки Юрий Шарапов, направляется к выходу, где уже стоят наготове два гигантских черных джипа.

– Как тут свежо! – всплескивает руками Маша, выйдя на улицу. Эта поэтическая фраза станет единственной, произнесенной Шараповой во время встречи в аэропорту. Все остальное время девушка молчит и на вопросы журналистов отвечает слабой улыбкой.

Немногословен и папа теннисистки. На вопрос «Остановитесь в «Арарате»?» (Шараповы во время визитов в Москву обычно снимают номера в пятизвездочном отеле «Арарат Парк Хайятт». – Прим. авт.) Юрий что-то хмуро бурчит в сторону.

– По машинам! – командует Шарапов. И, увидев, что дочь садится в первый джип, добавляет:

– Машуль, давай в другую машину. Здесь получше.

Под вспышками фотокамер Мария перебирается в другой автомобиль. И чем он лучше?