СОБЫТИЕ ДНЯ. ТЕННИС
AUSTRALIAN OPEN

САФИНА: Я НАУЧИЛАСЬ ПРЯТАТЬ СЛЕЗЫ

Примерно через час после проигранного в пух и прах матча я обнаружил Динару под трибунами «Род Лэйвер Арены» не столько убитой горем, сколько безумно утомленной. Чтобы хоть как-то поднять настрой собеседницы, я от имени редакции и всех наших читателей вручил Сафиной букет цветов и фирменный пакет с сувенирами «Советского спорта». Но, учитывая, что во время двух наших предыдущих встреч в пятницу и четверг у нее так же непроизвольно слипались глаза, я не мог не удивиться:

— Да что с вами такое?! Неужели так уж вымотались за 59 минут, проведенных на корте?

— Если честно, то да. Но дело не в самом матче – бывали в моей карьере игры и подлиннее, — Сафина и в такой ситуации умудряется сохранять чувство юмора. – Дело скорее в моем собственном самочувствии. Так получилось, – теперь об этом можно сказать, — что перед полуфиналом я отравилась. Не знаю, заметили вы или нет, но у меня во время матча со Звонаревой живот был такой… немного вздутый, что ли. Два дня живот не давал мне покоя. За первый же я потеряла килограмм веса. После полуфинала почти не спала – живот меня просто извел. Впрочем, кишечная инфекция – не новость для Австралии. Вспомните, сколько игроков из-за нее не доигрывали матчи и даже снимались с турниров во время австралийской серии.

— Да помню, конечно! Один случай с Викой Азаренкой, которая чудом, исключительно из-за отравления, не убрала с дороги вашу оппонентку по финалу, чего стоит! Но… почему вы до сей поры молчали? Даже выступая перед иностранной прессой уже после финала, ни словечком не обмолвились о своем недуге…

— Ну, до финала я не хотела, чтобы моя соперница знала о моих проблемах. А уже после не желала дать шанс вашим зарубежным коллегам воспринять мое недомогание как попытку снять с себя личную ответственность за проигранный «в одну калитку» финал. Тем более что я действительно не считаю свою болезнь главной причиной сегодняшнего проигрыша. И уж своему, русскому журналисту я всегда смогу доказать, что не кривлю в данном случае душой.

— Доказывайте: что же тогда помешало вам сегодня предстать перед публикой настоящей Динарой Сафиной?

– Не могу сказать, что я нервничала, выходя на площадку. Но так получилось, что с самого первого мяча я позволила сопернице слишком многое. Она вошла в корт, стала диктовать свои условия… Безусловно, сказалось и то, что Серена более опытна: она, в отличие от меня, уже прошла все эти испытания – и первой ракеткой была, и турнир «Большого шлема» выигрывала, причем не раз.

— А где у нас сегодня затерялась первая подача?

— Да это не сегодня – она с самого начала турнира куда-то запропастилась. Никак я не могла ее нащупать, чтобы стабильно пользоваться одним из главных козырей своей игры. Все время чувствовала, что и движение, и ритм при исполнении подачи будто не мои. Такое бывает, когда играешь три турнира подряд и совсем нет времени для тренировок, чтобы подкорректировать технику, дать телу вспомнить правильные движения. Ну да ничего, у меня как раз сейчас будет шесть-семь дней, чтобы нормально восстановиться и подправить все эти недочеты.

— Уже успели поговорить с тренером после финала?

— Да.

— Как-то вы угрюмо это сказали. Тяжелый был разбор полетов?

— Правильный был разговор. Он объяснил, что, выходя против таких игроков, как Серена, надо рисковать по максимуму, ошибаться, но пытаться давить, гнуть свою линию. Все лучше, чем безропотно кидать ей мячи на хавкорт, как это делала я. Ничего не остается, как с ним согласиться. Желько (Краян, хорватский наставник Сафиной. – Прим. ред.) справедливо указал на то, что я с самого начала поставила себя в игре как ведомая. А надо было наглеть, в матче с Уильямс изначально надо ставить себя выше соперницы, пусть даже такая самооценка и не отражает реального положения дел. Впрочем, беда в том, что он мне и до игры все то же самое говорил…

— Можно назвать матч с Уильямс худшим для вас на турнире?

— Не уверена. Самым обидным – точно можно. Ведь всегда хочешь выйти на корт и показать все, на что способна. А тут я просто тянулась за мячами то в одну сторону, то в другую – ничего не получалось.

— Интересно, а если б вам до начала соревнований сказали, что дойдете до финала, но там проиграете, вы бы обрадовались?

— Да если б мне кто-то две недели назад пообещал такой расклад, я бы этому человеку отдала 10 процентов призовых!

— Перед награждением вы мило общались с Сереной, хохотали: о чем шла речь?

— Ничего особенного. Она спросила, почему брат заканчивает. Я рассказала. Потом она поинтересовалась, как мы с ним на «Хопман Капе» играли. Я вспомнила какие-то прикольные моменты.

— Помню, как вы разрыдались в Пекине, когда взошли на вторую ступень олимпийского пьедестала почета. Сегодня же вы демонстрируете завидное самообладание…

— Я и сегодня плакала, когда сидела после матча в кресле. Просто научилась делать так, чтобы моих слез никто не видел.

УИЛЬЯМС: ДИНАРА БОРОЛАСЬ ДО САМОГО КОНЦА

Как и положено настоящей теннисной королеве, десятикратная победительница турниров «Большого шлема», самая высокооплачиваемая спортсменка мира Серена Уильямс заставила себя ждать. Лишь спустя около двух часов после окончания триумфального для нее финала она вышла к журналистам. Ее появление было эффектным: она успела переодеться в цивильное черное платье, нацепить дорогущие бриллиантовые украшения. Ну и, как всегда, при ней были неизменная сумочка и спортивная бутылка с водой. Отдавая дань спонсорскому логотипу, начертанному на бутылке, Серена бесцеремонно прикладывалась к ней даже посередине своих собственных фраз.

— Мы тут вас немного заждались, начал пресс-конференцию один из иностранных журналистов.

Вы же за это время, как мы видим, шикарно приоделись. Такое впечатление, что вас кто-то еще ждет после нашей встречи. Кто же?

— Хотелось бы, конечно, чтобы меня ждал кто-то еще, кроме вас, — мисс Уильямс дарит фоторепортерам белоснежную улыбку. – Но, к сожалению, это не так. А задержалась я потому, что проходила допинг-тестирование. Это всегда занимает чуть больше времени, чем рассчитываешь. Что касается светской одежды, то я всегда привожу ее на чемпионаты. Я всегда стараюсь быть позитивной и готовиться к тому, что она мне понадобится. Быть может, это и помогает мне выигрывать.

— Вы ощутили, что ваша соперница как-то сразу опустила руки?

— Нет. Она неплохо играла вообще-то. И уж точно не сдавалась. Она все время боролась, вплоть до самого последнего розыгрыша.

— Сегодня вы играли так же хорошо, как в 2007-м, когда разгромили в финале Марию Шарапову?

— Хм. Думаю, тот финал вполне можно приравнять по уровню моей игры к сегодняшнему матчу.

— Как объяснить разницу в вашей форме перед началом турнира и сейчас?

— В течение этих двух недель я действительно играла все лучше и лучше. Думаю, в этом мне очень помогли парные соревнования (Серена и в них стала победительницей вместе с сестрой Венус. – Прим. ред.). И еще, как ни странно, меня вдохновляли игры мужского турнира. Особенно полуфинальный матч Надаля с Вердаско. Это было просто сумасшествие какое-то!

СЕРЕНА – № 1 ПО ЗАРАБОТКАМ В ЖЕНСКОМ СПОРТЕ

Получив за победу в субботнем финале 2 000 000 австралийских долларов в качестве призовых, Серена Уильямс стала не только первой ракеткой мира, но и самой высокооплачиваемой спортсменкой на планете Земля всех времен и народов.

На самом деле первое место по заработкам Серена формально завоевала даже раньше – еще после полуфинальной победы над Еленой Дементьевой и выхода в финал парного турнира. К тому моменту общая сумма ее призовых уже была равна $22 753 575, что на $180 383 больше, чем у предыдущей рекордсменки – шведской гольфистки Анники Соренстам.

СЕРЕНА УИЛЬЯМС – СЕДЬМАЯ ИЗ ТЕХ, КТО ВЫИГРАЛ 10 «БОЛЬШИХ ШЛЕМОВ»

Теннисистка
Страна
Количество побед

Маргарет Смит Корт

Австралия

24

Штефи Граф

Германия

22

Хэлен Вилз Муди

США

19

Мартина Навратилова

США/Чехословакия

18

Крис Эверт

США

18

Билли Джин Кинг

США

12

Серена Уильямс

США

10