СОБЫТИЕ ДНЯ. ТЕННИС
РОЛАН ГАРРОС

Перед завершением карьеры, намеченным на конец этого года, россиянин Марат Сафин продолжает прощальный тур по турнирам «Большого шлема». Его «адью» Парижу растянулось на долгие 4 часа 33 минуты.

САФИН ВЫХОДИТ НА ЗАМЕНУ МЕССИ

Идет 256-я минута игры. Марат Сафин в который уже раз спасает подвисший на его подаче гейм. Счет в пятом сете – 7:6 в пользу его противника – темнокожего француза Жосслена Уаны, 134-й ракетки мира. В этом ли матче с 23-летним обладателем вайлд кард Марат планировал попрощаться с «Ролан Гарросом»? Конечно, нет! Иначе не стал бы он, упираясь изо всех оставшихся под закат карьеры сил, вгрызаться в корт и отыгрывать два сета. Иначе не было бы у него сейчас извозюканной в рыжей глине центрального корта спины – результата полета за очередным неберущимся мячом. Иначе не собрался бы он с духом при счете 15:30 в 14-м гейме пятой партии и не вложил бы, чтобы не допустить третьего уже матчбола, в удар всю мощь.

И фортуна отвечает ему взаимностью. Мяч с пушечной скоростью попадает в трос, зависает над кортом в раздумьях и сваливается наконец на сторону Уаны. Марат, будто озорной мальчишка, скачет к сетке и картинно целует трос. Дескать, спасибо, что вспомнил мои заслуги и выручил в трудный момент, старик! Публика в экстазе. Та самая публика, которая с самого начала душила Марата улюлюканьем и свистом, горячо поддерживая своего парня. Та публика, которой весь матч язвительно аплодировал Сафин: мол, давайте-давайте, свистите громче, меня это только больше заводит! Но на пятом часу игры он взял ее тепленькой. Россиянин «поднял чужой зал», как выражаются артисты. Поэтому он давно заслужил звание народного. Как и многих больших артистов, народ его в этот вечер любил и ненавидел одновременно. Любил за умение работать на шоу. Ненавидел за умопомрачительный эйс, которым он снова отодвигает их соотечественника от победы, – 30:30, 40:30, 7:7!

До сногсшибательной концовки дотерпели в среду вечером не все зрители, пришедшие на арену имени Филиппа Шатрие. И только получив SMS-cообщение от коллеги из Москвы, я смекнул почему. «Теннис – круче футбола! Смотрю Марата. Хоть бы дожал...» – читаю я и вспоминаю, что в тысяче километров отсюда на римском «Стадио Олимпико» уже вовсю разыгрывают финал Лиги чемпионов «МЮ» и «Барса». Первый финал Лиги, который я не смотрю впрямую с начала до конца.

Сафин или Месси? Такого вопроса у меня и еще семи тысяч человек, наблюдающих за событиями на центральном корте, даже не возникает. Месси мы еще увидим, и не раз. А вот Сафин, похоже, доживает на «Ролан Гарросе» последние минуты. Бороться на корте по пять часов и побеждать, как в былые времена, ему уже не позволяет здоровье. По крайней мере так мне объяснил еще перед этой игрой президент Федерации тенниса России (ФТР) Шамиль Тарпищев. И, как обычно, не ошибся.

ТАРПИЩЕВ: САФИН — ПРЕКРАСНЫЙ МЕНЕДЖЕР

– Во вторник вы встречались с Маратом в Париже – обсуждали его турнирные перспективы? – спросил я Шамиля Анвяровича.

– Да какие там перспективы? – удивляется президент. – Любой пятисетовый матч может выбить его из колеи. Если, конечно, он его выиграет. Физическая подготовка уже не та – что тут говорить.

– О чем вы тогда беседовали? Не о планах ли Марата на жизнь по завершении карьеры? Он тут, кстати, журналистам рассказал, что хоть в депутаты готов пойти, если вы присоветуете.

– Задумки разные есть на этот счет. Но рано о них еще говорить. Пока Марат очень сильно помогает мне по линии работы федерации. Например, сейчас перед нами стоит актуальная задача по повышению турнирного статуса московского «Кубка Кремля». И Марат с его знанием нескольких языков, с его коммуникабельностью, с его громадным авторитетом в теннисном мире способствует решению в том числе и этого вопроса.

В тот момент будто по заказу мимо нас пробегал человек, занимающий второй по значимости пост в Ассоциации теннисистов-профессионалов (АТП). Тепло обняв Тарпищева, он, словно предупреждая вопрос, уже готовый слететь с уст президента ФТР, с успокаивающей интонацией произнес: «Все нормально, мы работаем над этим».

– Вот видите! – гордо заявил Шамиль Анвярович, попрощавшись с боссом АТП. – Еще два дня назад никакого движения по нашей теме не было. А стоило Марату поговорить – и дело сразу сдвинулось с мертвой точки. Сафин – прекрасный менеджер, считаю!

ЕГО ПРОВОЖАЛИ ОВАЦИЯМИ

На парижских часах 20 часов 53 минуты. Сафин в очередной раз на краю пропасти: в 18-м сете он отдает в руки сопернику два матчбола. И, будто играя с ним в «а ну-ка отними», ловко отыгрывает первый. Неужели снова спасется? Увы, Уана демонстрирует мастерский прием, после которого мяч Сафина летит в аут.

Несколько шагов вперед, к сетке. Крепкое мужское рукопожатие. Сумку на плечо – и на выход. Ни тени сантиментов. Объявление диктором фамилии Сафина. Овации. Молниеносный поворот Марата к трибунам. Пара хлопающих ударов рукой по поднятой вверх ракетке. Разворот в обратную сторону – и ровной походкой к тоннелю. Редко увидишь, когда зрители провожают проигравшего стоя. (Описанную сцену вы можете увидеть в видеоварианте на нашем сайте www.sovsport.ru. Прим. ред.).

А уж того, что я наблюдал на послематчевой пресс-конференции, прежде не видел никогда.

– Ну а теперь прошу вопросы на русском языке! – привычно объявил ведущий.

Обычно на этой фразе в зале для пресс-конференций начинается столпотворение. Иностранный пишущий народ резко вскакивает со своих мест и несется в пресс-центр – передавать в редакции всего мира только что услышанные слова героя. Как правило, требуется около минуты, чтобы суета улеглась и российским журналистам можно было начинать спокойно работать. Но – не в этот раз.

– Вопросы на рус-ском я-зы-ке! – убедительно повторяет ведущий, думая, наверное, что репортеры под вечер окончательно утратили концентрацию.

Никто не шелохнулся. И я понял, что происходит. Эти люди, ни бельмеса не понимающие по-русски, просто не могли вот так встать и уйти из зала, где перед ними, наверно, в последний раз в своей насыщенной спортивной жизни сидел Марат Сафин. Они не насмотрелись на него. И пока не готовы к прощанию. И, как ярые поклонники тенниса, в конце концов попросту не имеют морального права не досмотреть до конца эту финальную сцену. Они хотят видеть, как Сафин выйдет из этого зала в последний раз. И у некоторых в глазах блеснут слезы. И очевидцы, уверен, расскажут об этом внукам. Или по крайней мере своим более юным коллегам.

– Спасибо, Марат, что лишили нас финала футбольной Лиги чемпионов, – начинаю я задавать свои вопросы, без тени иронии благодаря Сафина за увлекательнейшее теннисное зрелище. – Сами-то планировали футбол смотреть? Вы ж любитель. Надаль заявил, что специально свою встречу с Габашвили поскорей завершил, чтобы игру увидеть. А вы растянули – четыре с половиной часа!

– Если б вы не сидели сейчас и не задавали вопросы, то смотрели бы уже второй тайм. Хотя бы. Так же как и я. Но такая уж у нас работа, что мы сидим в этой комнате, а не у телевизора. Хотя я с большим удовольствием сейчас бы Лигу посмотрел. Так же как и вы, думаю.

– Я с большим удовольствием насладился бы вашей победой. Она была возможна?

– Для победы надо было играть лучше. Подачу нормально подавать. Справа я сыграл ужасно. Слева ничего не сделал. Возле сетки бездарно себя проявил. Как вы понимаете, этого набора достаточно, чтобы проиграть любому.

– Что-то трибуны на вас сегодня слишком взъелись. Тяжело было второй матч подряд проводить против представителя хозяев?

– Это ничтожные нюансы. На ход матча они уж точно не влияют. Переживали там ребята из-за чего-то. Я даже и не понял, из-за чего. Короче, это даже недостойно нашего с вами внимания.

– Сегодня вы ушли с корта без видимых глазу переживаний. Неужели и последний турнир «Большого шлема» в году – Открытый чемпионат США – предполагаете покидать без пафоса? Никаких там кругов почета, раздаривания сувениров болельщикам...

– Это не мое. Всегда говорил, что не люблю я все эти рисования сердец, слезы, прощания, поцелуи. Поверьте, я тоже переживаю, тоже что-то чувствую. Но это настолько личное, что я не готов открывать это публике. Такие шоу не для меня.

Марат поднялся. Мы все тоже. И проводили его аплодисментами. В последний раз на «Ролан Гарросе».

Благодарим Федерацию тенниса России и ее президента Шамиля Тарпищева за помощь в организации командировки нашего спецкора в Париж.

МАРАТ САФИН НА «РОЛАН ГАРРОСЕ»

Дебют (стадия, соперник, счет) 1998 год, 4-й круг, Седрик Пьолин (Франция, 17-я ракетка мира) – 5:7, 6:4, 7:6 (7:5), 4:6, 4:6

Победы/поражения 26/11

Лучший результат (соперник, счет)     полуфинал (2002), Хуан-Карлос Ферреро (Испания, 11), 3:6, 2:6, 4:6

Общие призовые $574 771

Самый длинный матч (год, стадия, соперник, счет) 2004 год, 2-й круг, Феликс Мантилья (Испания, 93) – 6:4, 2:6, 6:2, 6:7 (4:7), 11:9 – 4 часа 37 минут

Жосслен УАНА (Франция)
 
Марат САФИН (Россия, 20)

63%

Процент первой подачи

57%

4

Эйсы

19

8

Двойные ошибки

4

72%

Очки, выигранные на 1-й подаче

75%

57%

Очки, выигранные на 2-й подаче

47%

35%

Очки, выигранные на приеме

34%

62

Активно выигранные очки

86

61

Невынужденные ошибки

75

30/39

Очки, выигранные у сетки

42/73

203

Всего выигранных очков

199

211

Максимальная скорость подачи, км/ч

214

195

Средняя скорость 1-й подачи, км/ч

195

144

Средняя скорость 2-й подачи, км/ч

157

Время матча – 4 часа 34 минуты

СТАТИСТИКА

РОЛАН ГАРРОС. ПАРИЖ (ФРАНЦИЯ)

Турнир «Большого шлема». Открытые корты. Покрытие – грунт. Общий призовой фонд – 16 150 460 евро.

МУЖЧИНЫ

Одиночный разряд

Второй круг

Давыденко (Россия, 10) – Жункейра (Аргентина) – 4:6, 6:3, 6:0, 6:2. Федерер (Швейцария, 2) – Акасусо (Аргентина) – 7:6 (10:8), 5:7, 7:6 (7:2), 6:2. Шарди (Франция) – Болелли (Италия) – 6:2, 6:3, 4:6, 4:6, 6:1. К. Рохус (Бельгия) – Клеман (Франция) – 6:1, 7:5, 4:6, 6:3. Робредо (16) – Гимено-Травер (оба – Испания) – 6:4, 6:4, 6:3. Мельтцер (Австрия, 24) – Руфин (Франция) – 6:2, 7:5, 6:4. Андреев (Россия, 25) – Вассало-Аргелло (Аргентина) – 1:6, 7:5, 5:7, 6:3, 6:4. М. Гонсалес (Аргентина) – Сеппи (Италия) – 7:6 (10:8), 6:3, 6:3. Хаас (Германия) – Л. Майер (Аргентина) – 6:3, 7:6 (7:2), 3:6, 4:6, 6:3. Дель-Потро (Аргентина, 5) – Троицки (Сербия) – 6:3, 7:5, 6:0. ЖЕНЩИНЫ

Одиночный разряд

Второй круг

Гарбин (Италия) – Бартоли (Франция, 13) – 6:3, 7:5. С. Уильямс (США, 2) – Руано-Паскуаль (Испания) – 6:2, 6:0. В. Уильямс (США, 3) – Сафарова (Чехия) – 6:7 (5:7), 6:2, 7:5. Янкович (Сербия, 5) – Рыбарикова (Словакия) – 6:1, 6:2. Кирсти (Румыния) – Корне (Франция, 21) – 6:3, 6:2. Раззано (Франция) – Медина-Гарригес (Испания, 18) – 6:2, 6:2. Возняцки (Дания, 10) – Крэйбас (США) – 6:1, 6:4. Кузнецова (Россия, 7) – Воскобоева (Казахстан) – 6:0, 6:2. Мартинес-Санчес (Испания) – Кутузова (Украина) – 3:6, 6:3, 6:3. Гроус (Австралия) – Дуку-Марино (Колумбия) – 6:2, 7:6 (11:9). Домингес-Лино (Испания) – Глэтч (США) – 7:6 (7:0), 7:5. Цинк (Венгрия) – Баммер (Австрия, 28) – 4:6, 6:3, 10:8. К. Бондаренко (Украина) – Роговска (Австралия) – 4:6, 7:5, 7:5. Возняк (Канада, 24) – Мартич (Хорватия) – 6:3, 6:3.