СОБЫТИЕ ДНЯ. ТЕННИС
РОЛАН ГАРРОС

В понедельник вечером в клубе «Логес», расположенном на территории стадиона «Ролан Гаррос», прошла церемония вручения ежегодных теннисных премий, сообщает из Парижа наш спецкор Александр ЗИЛЬБЕРТ. Среди лауреатов – швейцарец Роджер Федерер, аргентинец Хуан-Мартин Дель-Потро и россиянка Анастасия Павлюченкова.

Роджер свой «Апельсин», присуждаемый прессой и публикой за «спортивность, вежливость и честную игру», получает уже пятый раз подряд. «Лимон» же, доставшийся Дель-Потро за «бойцовские качества, упорство и индивидуальность», вручается вообще первый раз в истории. Награда, нашедшая 17-летнюю уроженку Самары Анастасию Павлюченкову, более традиционна: лауреатом «Бутона» из года в год становится тот игрок, которого пресса считает главным юным дарованием, «новой надеждой для будущего тенниса».

Настя, не избалованная пока ни наградами, ни уж тем более приемами в свою честь, приходит на собственную вечеринку заблаговременно. Таким образом появляется прекрасная возможность поздравить юную россиянку с успехом (ей достаются фирменные сувениры с символикой «Советского спорта») и побеседовать с ее мамой Мариной о тяготах жизни родителей профессионального теннисиста (ей достаются фирменные вопросы от нашей газеты).

Тяжела доля теннисной мамы? – спрашиваю родительницу Насти, 27-й ракетки мира, дошедшей в Париже до третьего круга соревнований.

– Было тяжеловато, сейчас полегче стало. Но мы с Сергеем (мужем, отцом Насти. – Прим. ред.) сами спортсмены, занимались греблей, поэтому к спорту изначально относимся с энтузиазмом.

Когда впервые стало ясно, что Настя тянется к ракетке и мячу?

– Да она с самых первых лет жизни с нами на кортах пропадала. Сергей тогда уже Сашку (брат Насти. – Прим. ред.) вовсю тренировал, он ведь на пять с половиной лет старше дочери.

Значит, выбора у нее, по сути, не было...

– Был, о чем вы говорите! Мы нисколько не давили. Она сама взяла в пять лет ракетку и к стенке становилась. Обычно дети не любят у стенки тренироваться, а нашу за уши было не оттащить! Подходила к нам только для того, чтобы рассказать, что только что она обыграла Штеффи Граф и теперь пойдет добивать Мартину Хингис – в своих детских фантазиях, конечно. По мере того как теннис стал занимать все большее и большее место в ее жизни, я стала бояться, как бы он не разонравился ей, не превратился в занудную работу. Но, слава Богу, до сих пор Настя глубоко любит эту игру.

Доводилось слышать, что в вашей родительской судьбе был трудный момент, когда пришлось продавать и квартиру, и машину...

– Было, было... Сбережения съел кризис 1998 года, а Насте как раз надо было начинать серьезно тренироваться, выезжать за рубеж. Были и другие причины острой необходимости в деньгах.

Неужели действительно с последним расставались?

– По большому счету – да.

Неужели настолько твердой была уверенность, что ваши инвестиции в дочь окупятся? А если бы не получилось из нее большой спортсменки, если б травма какая, Боже упаси?..

– Инвестиции? Я так это дело не рассматривала даже. Может, конечно, это легкомысленно, но... У меня двое детей, я их безумно люблю и готова отдать за них все, что угодно. И квартира с машиной – не самое большое из этого списка.

Сейчас-то как с жилплощадью?

– Недавно переехали из Самары в подмосковную Балашиху.

То есть на Москву Настя вам денег пока не заработала?

– Мы вообще-то не сидим и не планируем сидеть на Настиной шее. Папа у нас продолжает работать, тренировать теннисистов.

Какой бы – самый выстраданный – совет вы дали начинающим теннисным мамам?

– Не смешивать теннис и жизнь. Семью и спорт. Я всегда старалась прежде всего оставаться для Насти мамой, а не тренером. Любовь родителей и детей – вот, что самое главное. Остальное – в том числе и теннисные успехи – приложится.

Благодарим Федерацию тенниса России и ее президента Шамиля Тарпищева за помощь в организации командировки нашего спецкора в Париж.