Отец и тренер Каролины Возняцки: Принцип Шараповых: мы никому ничем не обязаны

Отец и тренер Каролины Возняцки: Принцип Шараповых: мы никому ничем не обязаны
31 октября 2011 14:27
автор: Николай Мысин

«У моей дочери– самый плохой тренер в мире», – любитповторять Петр Возняцки. И всегдадобавляет: «Я не шучу. Я ведь даже ниразу не играл в теннис!». И все же с такимтренером Каролина Возняцки два сезонакряду завершает первой ракеткой мира.В Стамбуле я встретился с Петром, чтобыне столько обсудить дела насущные,сколько понять – насколько трудно бытьодновременно и папой, и наставникомвыдающейся спортсменки.

Николай МЫСИН

из Стамбула

-Интервью? Без проблем! Дай мне десятьминут, встретимся тут же. И пойдемгде-нибудь посидим.

Услышатьчто-нибудь подобное от ЮрияШарапова или мамы Маратаи Динары Сафиных Раузы Ислановой?Я вас умоляю! Но ПетрВозняцки… Пусть вас несмущает тяжелый взгляд внешне слегкаугрюмого поляка. На деле это – весьмаобщительный и дружелюбный человек. Ктому же прекрасно знающий русский. Чтобысодержать семью и вырастить будущуючемпионку, в 90-е бывший футболист Возняцкиактивно занимался бизнесом, мотаясь тов Москву, то в Питер. Язык пришлосьвыучить в идеале – когда вопрос касаетсябольших денег, недопонимание с партнераминеуместно…

Мывстретились в ресторанчике для прессыпочти сразу после третьего матча Каролиныв группе. Возняцки в двух сетах уступилаПетре Квитовойи де-факто завершила борьбу за титул.Что, впрочем, мало сказалось на настроениикак самой Каро, так и ее команды. Главнойцели на сезон – сохранить звание первойракетки мира – они все же добились.

- В Россиисамый известный теннисный папа – ЮрийШарапов. Знакомы с ним?

-Толком нет. Когда мы пришли в Тур, Юрийуже перестал ездить с дочкой на турниры.Да и вообще у них семья держитсяобособленно. И Маша сторонится другихдевочек, и отец ее никогда особо нестремился с кем-то подружиться. А мне ине надо. Не буду же я навязываться?

- Вы вот – тоже отец первойракетки мира, но при этом легко общаетесьс журналистами, болельщиками. От Шараповатакого было не дождаться…

-Есть два вида людей. Первые берут иотдают – позитив, энергию… Вторыенакрываются колпаком. Живут по принципу:мы от вас ничего не получили, и ничемвам не обязаны. Вот как раз случайШараповых. Но я не могу их осуждать –они такие, какие есть, у них своя правда.Однако Каролине всегда говорю: теннис– лишь период в твоей жизни. Он рано илипоздно закончится, и начнется другойэтап. И то, будут ли у тебя друзья, связи,хорошие отношения с людьми – зависитот того, как ты ведешь себя сейчас.

Вотзачем мне закрываться от кого-то, бегать?От меня не убудет, если я дам тебеинтервью. Более того – мне это самомув радость, ведь любое нормальное общениеприносит позитив. А я стараюсь житькаждой минутой, и дочку этому же учу.Это знаешь как? Один говорит: «Плохаяпогода – дождь идет». А другой: «Даклассная погода! Дождь же!». Погода оттебя не зависит, но смотреть на нее тыможешь по-разному. И зачем я буду ждать10 лет, чтобы мне стало хорошо, когда мнехорошо может быть уже сегодня? Вот почемуи я, и Каролина всегда стараемся бытьоткрытыми к другим людям, делиться сними позитивом и позитив же этот получать.

- Самыйизвестный теннисный папа в мире, и онже, по слухам, самый жесткий – РичардУильямс…

-Ох, Ричард! – в голосе Петра чувствуетсяуважение. – Я одну-то чемпионку с трудомвырастил, а он – сразу двух. Не представляю,сколько сил у него ушло на это! Знаю, проУильямса много разговоров ходит. Чтоон тиран, диктатор… Может, что-то такоеи было раньше, но я у них в то время домане сидел. Сейчас Ричард производитприятное впечатление. Человек с хорошимчувством юмора, очень энергичный, умный…Более того – мы с ним хорошие друзья.

Знаете,когда у Серены была легочная эмболия,Каролина первой приехала навестить еев больницу. Ричард потом признался, чтовидел такое первый раз: чтобы однасоперница навестила другую в подобнойситуации! Он был очень растроган.Признался, что теперь любит Каролину,как родную дочь.

«ДРУЖИМ СПАВЛЮЧЕНКОВЫМИ»

-Теннис, как ни крути, спорт эгоистов.Тяжело складываются отношения внутриWTA-Тура?

-Смотри. Вот есть цирк, и есть театр, -ладонями рисует фигуры в воздухеВозняцки. – В цирке клоун выходит наарену и смешит людей – он за это деньгиполучает. В театре актер играет роль,ты смотришь на него, но не понимаешь –а какой этот человек в жизни? Так вот,люди в теннисе – это и клоуны, и актерыодновременно. Они получают деньги, радуяболельщиков, но при этом никогда непоймешь, кто что думает на самом деле.

Ябы очень хотел, чтобы все игроки и ихкоманды были одной большой семьей. Однодело – корт и спорт, другое – то, что закулисами. Но не получается так! И неполучится никогда. Здесь крутятсяслишком большие деньги и престиж. Этодва столпа, на которых держится видспорта. Но, увы, и то, и другое не слишкомхорошо влияет на людей.

- То есть,настоящих друзей у вас нет?

-Ну почему же? Есть, конечно. Всегданайдется кто-то, с кем можно нормальнопообщаться, попросить совета. В концеконцов, и я себя к таким людям отношу. ИКаролину тоже. Вы же видите, какая онаобщительная и веселая! А ведь Каро – неклоун. Не за деньги смеется. Просто онасама по себе такая веселушка.

- С кем большевсего общаетесь?

-С семьей Азаренки,Уильямсами. С Павлюченковымиу нас хорошие отношения. С отцом Настимы всегда можем встретиться, выпитьвина, поужинать, поговорить по душам.Так еще с юниоров сложилось, когда онибыли первые, а мы – вторые. Сейчас,правда, ситуация другая…

- Не завидуютони теперешним успехам Каролины?

--Вспомни театр, – поднимает палец Петр.– Я до конца не знаю. Но точно знаю, чтодля всех есть место, и денег на всеххватит. Просто у каждого есть то, что онсам может взять.

! Полностью интервью с ПетромВозняцки в завтрашнем номере «Советскогоспорта»