V4x3 l 1475920804447

Знаменитая теннисистка Динара Сафина, почти не дававшая в последние годы интервью, рассказала «Советскому спорту» о своей жизни после тенниса и о том, почему ее прощальный матч, скорее всего, никогда не состоится.

Мы разговаривали после очень веселого мастер-класса, который Динара провела сегодня на кортах национального теннисного центра имени Самаранча вместе с Дмитрием Турсуновым.

- Динара, вы так много смеялись во время мастер-класса, что вас так развеселило?

-​ Дима Турсунов. Слушая его шутки, не смеяться совершенно невозможно. Он просто неподражаем!

-​ Чья это была идея: провести открытый урок в миксте с Дмитрием?

-​ Понятия не имею! Для меня самой это явилось полной неожиданностью. Меня попросили приехать, я приехала, а о том, что я буду вести урок вместе с Димой, меня даже никто не предупредил. Я узнала о том, что мне предстоит уже практически на корте.

-​ В вас не «проснулся» в течение этого часа детский тренер?

-​ Мне очень понравилось: все прошло так живо, так весело… Но чтобы тренировать самой… Нет, я к этому не готова. К детям нужен особенный подход. С одной стороны, с ними нужно быть теплой и ласковой, чтобы они тянулись к тебе, приходили на тренировки с желанием. С другой – постоянно предлагать им какое-то разнообразие, иначе они заскучают, и перестанут работать с полной отдачей. И в то же время проявлять строгость, уметь требовать, не позволять расслабляться. Как этому научиться, как сочетать это в себе? Наверное, тут нужен Божий дар, а я в себе именно такого дара не чувствую.

-​ Я заметила, что вы особенно эмоционально реагировали на ребятишек, показывавших характер, бившихся до изнеможения за каждый мяч.

-​ Ой, да они все такие милые, такие забавные… Конечно, приятно, когда ребенок старается. С ним от этого вдвойне приятнее играть.

-​ Вы часто выходите на корт – для себя, для удовольствия?

-​ Практически не выхожу. Вот сегодня был первый раз за… Если не ошибаюсь, за два месяца. Я каждый день занимаюсь в тренажерном зале по особенной программе, затем еду на работу в офис. На теннис как-то нет времени, да и желания…

-​ И за все эти годы после окончания карьеры вы не соскучились?

-​ Я уже четыре года не играю. И… Нет, я не соскучилась. У меня было слишком много травм. Поэтому раз в несколько месяцев – мне этого вполне хватает, чтобы потом еще столько же спокойно жить без тенниса и даже не вспоминать о нем.

-​ Динара, ни у вас, ни у вашего брата Марата, ни у Евгения Кафельникова, - целой плеяды великих игроков, - так и не было прощального матча. Неужели и не будет?

-​ Ну какой у меня может быть прощальный матч, если у меня спина болит до такой степени, что я почти не способна играть? Я же сама не знала, что это со мной случится. Просто в последней игре возникла эта резкая боль и я поняла, что это – конец. Что я больше не смогу…

-​ Вы обмолвились о работе в офисе, но вы долгое время отказывались от интервью, и даже сейчас, когда у вас спрашивало об этом телевидение, уклонились от ответа. Почему?

-​ Я просто не люблю говорить, чем я занимаюсь. Не хочу это афишировать. Давайте ограничимся следующим ответом: у меня есть бизнес, которым я занимаюсь. Без подробностей.

-​ И вам удалось себя найти в этом мире?

-​ Да.

-​ Очень многие спортсмены, на вопрос: «У вас есть представление, чем вы будете заниматься после окончания карьеры», легко произносят слово: «Бизнес». Затем, когда они сталкиваются с этим вплотную, лицом к лицу, оказывается, что реализоваться в бизнесе намного сложнее, чем им изначально казалось. Перешагнув черту между иллюзиями и реальностью, они терпят поражение…

-​ Мир бизнеса нельзя назвать простым, это действительно так. Это не легче, чем играть в теннис. Но мы играли всю жизнь и ничего, как-то справлялись.

-​ Бизнес жесток.

-​ А разве на теннисном корте мы были ангелами?

Связанные материалы: