Главным событием очередного игрового дня на Уимблдоне для российских поклонников тенниса стало поражение последней нашей участницы в одиночном разряде Елены Лиховцевой от американки Венус Уильямс. Остальной же теннисный мир волнуется по поводу так и не состоявшегося «британского финала» с участием Грега Руседски и Тима Хенмана.

С 1936 года британские поклонники тенниса ждут, когда их соотечественник вновь выиграет Уимблдонский турнир. И когда в первых раундах нынешнего соревнования друг за другом сложили оружие основные фавориты – Андре Агасси, Марат Сафин, Пит Сампрас, Томас Юханссон и Евгений Кафельников, англичанам Тиму Хенману и Грегу Руседски представился великолепный шанс скрестить оружие друг с другом в решающем матче турнира. Но если прошлогодний полуфиналист Уимблдона вполне успешно преодолел барьер 1/8 финала, то у Руседски в поединке с бельгийцем Ксавье Малиссе вдруг возникли серьезные проблемы.

Матч Руседски – Малиссе начался еще в понедельник, но при счете 2:2 по сетам из-за наступившей темноты встречу перенесли на следующий день и этот перерыв оказался на руку 21-летнему бельгийцу, который позже признался, что не испытывал никакого давления со стороны окружающих и спокойно проспал всю ночь: «До этого мне еще не приходилось играть матч на протяжении двух дней. Естественно, я не мог не думать о том, как сложится поединок, когда мы возобновим игру, но всерьез я стал беспокоиться по поводу матча, уже когда вставал с постели, и на мой сон все эти мысли никак не влияли». Как бы то ни было, но, выиграв решающий сет – 6:4, Ксавье Малиссе впервые в карьере пробился в четвертьфинал турнира «Большого шлема», где теперь сразится с победителем пары Филиппуссис – Крайчек.

Зато у женщин турнир проходит практически безмятежно. Выбыла из борьбы в четвертьфинале Моника Селеш, но разве можно назвать ее поражение от бельгийки Жюстин Хенин сенсацией? Немного заставила поволноваться своих фанатов и другая американка Дженнифер Каприати, которая в матче против Елени Даниилиду добыла путевку в 1/4 финала только в третьей, решающей, партии. И не исключено, что причиной столь неуверенной игры Каприати стало заявление представителей Ассоциации теннисистов-профессионалов о том, что в конце года планируется начать регулярные процедуры проверки игроков на содержание в их крови запрещенного препарата эритропоэтин. О допинге сейчас заговорили после интервью бывшей жены Джона Макинроя Татум О’Нил, где она заявила, что многократный победитель турниров «Большого шлема» употреблял в свое время стероиды.

Надо сказать, что за последние три года были зафиксированы три случая использования запрещенных веществ. В 1998 году на употреблении нандролона поймали чеха Петра Корду, два года назад положительные результаты дали допинг-тесты двух аргентинских игроков Хуана-Игнасио Челы и Гильермо Кории. Что касается Каприати, то ее переживания в этой связи удивления тоже не вызывают. Как известно, несколько лет назад теннисистка прошла курс лечения от наркотической зависимости.

Двукратная победительница Уимблдона Венус Уильямс также не в восторге от идеи тотального допинг-контроля. Больше всего спортсменка опасается, что, прикрываясь вывеской Международного антидопингового комитета, к ней в дом постараются проникнуть всякие странные личности, как это было пару недель назад, когда в ворота ее особняка позвонил некто, представившись «уполномоченным по взятию допинг-проб» и потребовал допустить его «к телу» Венус. «В тот момент я уже была в Лондоне и поэтому сказала своим охранникам: передайте этому гражданину, что Венус Уильямс несколько месяцев назад отправилась в Сибирь».

Беспокойство ведущих теннисистов мира уже нашло отклик у представителей Международной федерации тенниса, которые подтвердили, что не допустят проведения никаких дополнительных допинг-проб: «Мы не хотим, чтобы анализы проводились где-то вне соревнований. Это может вызвать определенные проблемы в плане обеспечения безопасности спортсменов».