ТЕННИС

ОТКРЫТЫЙ ЧЕМПИОНАТ США

Сразу 11 россиян успешно преодолели первый круг одиночных соревнований Открытого чемпионата США, продолжив тем самым борьбу за главный приз турнира, общий призовой фонд которого в этом году равен 16,17 млн. долларов. В среду утром по московскому времени к большой группе наших игроков, уже завоевавших путевку во второй раунд, присоединились Вера Звонарева и Марат Сафин.

Давно известно, что россиянин Марат Сафин с трудом втягивается в турнир. Как правило, первые матчи для него проходят гораздо тяжелее, чем финальные. Однако вряд ли и сам Марат, и кто-либо из его поклонников мог хотя бы на минуту представить, что первый поединок россиянина на нынешнем US Open с немцем Николасом Кифером потребует от нашего спортсмена столько физических и эмоциональных сил. Четыре с половиной часа продолжался пятисетовый марафонский забег Сафина и Кифера, во время которого оба игрока были вынуждены приглашать на корт врача, чтобы справиться с судорогами.

Самой мучительной оказалась для спортсменов пятая, решающая партия, закончившаяся в итоге тай-брейком. В этот момент Кифер уже заметно хромал, и как признался после поединка Марат, его единственным желанием было только одно — услышать от судьи, что соперник покидает корт, отказываясь от продолжения дуэли. Но, к чести Николаса, этого не случилось. Превозмогая боль, немец мужественно стоял до конца, пытаясь отражать пушечные выстрелы Сафина. При счете 5:3 на тай-брейке, пропустив очередной мяч, Кифер вдруг вскрикнул от боли и упал на корт. Однако после небольшого массажа Николас нашел в себе силы вновь «встать к барьеру». И прежде чем окончательно сложить оружие, Киферу даже удалось отыграть еще одно очко у Сафина — 6:3, 4:6, 4:6, 6:4, 7:6 (7:4).

Сила воли и настоящий мужской характер немца были высоко оценены и зрителями, которые не скупились на аплодисменты Киферу, и счастливым соперником Николаса, признавшимся, что после поединка он чувствовал себя просто мертвым. Вообще для Сафина пять сетов на старте Открытого чемпионата США — это хороший знак. Два года назад, когда Марат триумфально завершил US Open, его первый поединок с Себастьяном Гросжаном также продолжался до пяти партий. Может, и на этот раз россиянину удастся повторить тот успех?

— Да, было бы неплохо завершить турнир на той же ноте, — говорит Марат, смеясь.

— Вы думаете, это возможно?

— В этой жизни нет ничего невозможного. Вновь победить на US Open было бы здорово. И поскольку я думаю, что играть хуже, чем сегодня, просто уже не могу, то есть надежда, что теперь мне удастся выступать все лучше и лучше.

— Как вы думаете, может, вашему противнику, который к концу встречи откровенно хромал, надо было все-таки уйти, дабы не усугублять свою травму?

— Ну, это его личное дело. Я, во всяком случае, в пятом сете очень надеялся, что Николас покинет корт, настолько тяжело мне давалось каждое очко. Но если серьезно, после четырех часов игры уходить, когда имеешь хоть какой-то шанс на победу, просто немыслимо для спортсмена. Конечно, он должен был остаться, чтобы попытаться использовать даже малейшую возможность выиграть встречу.

— В первые дни турнира произошло так много травм. Сегодня по ходу вашего состязания с Николасом в проходе между трибунами даже можно было увидеть два инвалидных кресла, приготовленных на случай серьезного повреждения. Как вы думаете, может, это не лучшая идея — заранее готовить эти кресла для игроков?

— Напротив, я думаю, что мы должны поблагодарить врачей, которые заботятся о нас, просто хотелось бы, чтобы эти кресла так и остались невостребованными. Вообще я слышал, что некоторые ребята, в том числе и Филиппуссис, получили травму. Для спортсмена самое ужасное — едва восстановившись, вновь оказаться не у дел. Но, к сожалению, мы ничего не можем с этим поделать. Нам остается только молиться, чтобы избежать ущерба. Любой палец, любая маленькая мышца, о существовании которой мы можем и не знать, порой начинают причинять такую боль, что о нормальной игре уже невозможно думать. А когда вы не выступаете даже в течение одного-двух месяцев, возвращаться затем на корт бывает очень трудно. Поэтому всем нам каждые три недели нужно делать небольшой перерыв, чтобы успеть отдохнуть и восстановить силы.

— Вы сказали, что в матче против Кифера играли ужасно, в чем причина столь слабого выступления?

— Я думаю, что плохо играл против Николаса потому, что только начинаю набирать нормальную форму. Первый сет у меня складывался прекрасно, но потом перестала получаться подача, а кроме того, я потерял концентрацию. Во многом это произошло оттого, что я не имел игровой практики начиная с турнира в Цинциннати, после которого на меня обрушились и мелкие травмы, и простуда.

— Марат, а вы успели уже понаблюдать за выступлением своей сестры Динары?

— Да, я видел ее в поединке против Риты Гранде из Италии. Могу сказать, что пока она играет явно лучше меня. (Смеется.) Это ее первый турнир «Большого шлема», и, естественно, Динара волнуется. Учитывая же, что Гранде — опытная теннисистка, думаю, победа над ней — огромное достижение для сестры. Однако гораздо важнее побед все-таки получать удовольствие от тенниса. Динара должна наслаждаться самой игрой — именно этого я и хочу для нее.

— Как насчет ее следующей встречи с Сереной Уильямс?

— Я бы хотел посмотреть этот матч. И совершенно неважно, что Серена на 100 процентов должна победить Динару. Для моей сестры будет большим событием и хорошим опытом в ее 16 лет сам факт выхода на центральный корт и встреча с глазу на глаз с такой классной теннисисткой, как Уильямс.