БОКС

В номере «Советского спорта» от 14 августа с.г. под рубрикой «Прошу слова» была опубликована статья члена Исполкома Олимпийского комитета России, президента Федерации бокса ФСО профсоюзов, главы администрации Ногинского района Московской области, бывшего вице-президента Федерации бокса России (ФБР) Владимира Лаптева. «Перестаньте полоскать мое имя!» (прямо-таки крик души, вынесенный автором в заголовок) — это его ответ на ряд критических публикаций о себе, появившихся в специальных ежемесячных выпусках ФБР «Российский бокс», издаваемых с прошлого года в «Советском спорте». Однако люди, знающие ситуацию, как говорится, не понаслышке, прочли этот заголовок по-своему: «Я буду говорить о Федерации бокса России все что угодно и творить все, что захочу, в ущерб ее имиджу и интересам, а вы меня не трогайте».

Именно так, по сути, и поставил вопрос Лаптев. Не понравившиеся Владимиру Николаевичу публикации в «Российском боксе» (в 1-м, 4-м, 6-м и 12-м выпусках), которые в своей статье он называет «нападками», «смешными придирками», «постоянным прессингом со стороны руководства федерации», «потоком огульной критики и откровенной грязи», были написаны как раз для того, чтобы отмыть от грязи интересы федерации, задетые ее бывшим вице-президентом. Сомневающиеся могут легко это проверить, достаточно заглянуть в «Советский спорт» от 26 мая, 1 сентября, 27 октября 2001 года и 25 мая 2002-го.

Не захотевший это увидеть Лаптев, естественно, не увидел. По крайней мере, из статьи «Перестаньте полоскать мое имя» ясно, что все доводы и аргументы федерации, доказывающие, что Владимир Николаевич не прав, считая критику в свой адрес огульной, попали на каменистую почву. Более того, характеризуя позицию федерации по отношению к своим действиям, он эпитетов, лучше вышеупомянутых, не нашел. Что ж, тогда попробуем убедить еще раз. И начнем с того, что такой организации, как Федерация бокса профсоюзов, в едином государственном реестре Министерства юстиции России нет, о чем в ответ на официальный запрос ФБР сообщила заместитель руководителя Департамента по делам общественных и религиозных объединений Минюста России И. Рождественская.

ЧЬЯ ГОЛОВА ЗДОРОВЕЕ

Теперь о «без вины виноватом турнире», как назвал его в своей статье Владимир Николаевич. Речь идет об юниорском боксерском турнире в подмосковном Ногинске, который теперь, после «новаторских решений» Лаптева, уж не и знаем, как назвать: то ли международным турниром памяти Станислава Сорокина, то ли первенством ЦС ФСО профсоюзов «Россия».

«У меня создалось впечатление, что все придирки к ногинскому турниру обусловлены лишь тем, что он невольно ассоциируется с моим именем», — написал Лаптев, почему-то «забыв», что «виноватым» этот турнир в глазах федерации сделал он сам.

Сначала в 2001 году самовольно, без согласования с ФБР (как того требуют правила проведения всероссийских соревнований) превратил его из Мемориала в профсоюзное первенство (не забыв, правда, накануне прислать президенту Федерации бокса России Эдуарду Хусаинову приглашение… на турнир памяти Станислава Сорокина). А выявленные затем очевидные нарушения при формировании судейской коллегии и грубую подтасовку документов, позволившую включить в команду Ногинска трех спортсменов, не имеющих к ней никакого отношения, назвал беспочвенными обвинениями (читайте «Советский спорт» от 26 мая 2001 года).

Потом в 2002 году как руководитель оргкомитета наступил на те же грабли, вновь грубо нарушив регламент этих соревнований. Тем не менее в статье «Перестаньте полоскать мое имя!» читаем: «В преддверии ногинского турнира-2002 я попросил федерацию официально назначить арбитров. К нам в оргкомитет пришел список из 18 фамилий, и я попросил председателя судейской коллегии, исполнительного директора Федерации бокса России г-на Черкасова вычеркнуть третьего представителя Волгограда. Лишь потому, что у нас уже были два судьи с берегов Волги — братья Аровы, которые помогают профсоюзному боксу не только как арбитры. А три рефери из Волгограда — это уже перебор. Черкасов ответил: «Нет вопросов». Уже после того как турнир завершился, г-н Хусаинов стал обвинять меня в том, что именно я отправил третьего волгоградца восвояси, а большую часть судейской коллегии сформировал из местных представителей. Но помилуйте, не надо все сваливать с больной головы на здоровую! Вопрос, принять или не принять любого арбитра, находится в компетенции главного судьи соревнований. Лаптев как председатель оргкомитета здесь ни при чем…»

ТУРНИР ПОНАРОШКУ

Вопрос на засыпку: как вы думаете, чья голова в этом случае больная, а чья здоровая? Человеку, несколько лет проработавшему вице-президентом национальной федерации бокса, имеющему 7-летний стаж руководства оргкомитетом боксерского турнира, надо бы знать, что «вопрос, принять или не принять любого арбитра в состав судейской коллегии соревнований» находится в компетенции не главного судьи (он только контролирует этот процесс), а главы оргкомитета. Так что Лаптев здесь как раз при чем…

Это во-первых. А во-вторых, дадим слово председателю Всероссийской коллегии судей, исполнительному директору Федерации бокса России Анатолию Черкасову:

— Лаптев действительно представил мне список арбитров, поступивших в оргкомитет ногинского турнира, но там не было братьев Аровых из Волгограда. Да и не могло быть, поскольку против их судейства в Ногинске в категоричной форме выступила Волгоградская областная федерация бокса, которая уже давно порвала всякие отношения с этими людьми. Естественно, мы тоже не могли их рекомендовать. Тем не менее Аровым благополучно нашлось место в составе судейской коллегии этих соревнований. В то же время рекомендованного ФБР арбитра Геннадия Виноградова, которого федерация специально пригласила из Волгограда, к судейству не допустили и отправили домой без компенсации расходов на проезд…

Что же это, как не прямой вызов Федерации бокса России? Понравилась бы такая «самодеятельность», например, самому Лаптеву в бытность его вице-президентом ФБР? Нынешним руководителям, естественно, не понравилась, и в итоге за многочисленные организационные нарушения Исполком Федерации бокса России отказался признавать легитимность как международного статуса ногинского турнира, так и статуса первенства ЦС профсоюзов. Соответственно его победители не были допущены к участию в юниорском первенстве России. «Почему должны страдать молодые боксеры?» — вопрошает по этому поводу Лаптев, словно забыв о том, что точно такой вопрос много раз был задан ему в тех статьях, которые он называет «смешными придирками». А ответ, между прочим, лежит на поверхности: потому что Владимир Николаевич меньше всего думал об этих ребятах, иначе бы не стал ради ногинского турнира отменять зональный турнир в Иркутске и аннулировать результаты точно таких же соревнований в Люберцах, которые как раз и носили статус отборочных на всероссийское первенство.

«ДОБРО» В ДВУХ СЕТКАХ

Идем дальше. Лаптев искренно возмущен тем, что, несмотря на «добро» от Олимпийского комитета России и Госкомспорта, ногинский турнир не удалось провести по двум сеткам: для «международников» и в рамках первенства профсоюзов. Какое «добро», интересно, имеет в виду Владимир Николаевич, ведь этих соревнований сегодня нет ни в международном, ни во всероссийском календарях? Более того, в нынешнем году просьба об их проведении поступила в Федерацию бокса России в то время, когда план подготовки юниорской сборной России к первенству мира в Гаване был уже утвержден и, по словам старшего тренера юниорской сборной России Олега Меньшикова, они никак в этот план не вписывались. Естественно, вносить коррективы в этот план ради участия сильнейших юниоров в ногинском турнире никто не стал. Даже Матвиенко, как утверждает в своей статье Лаптев, оказалась для президента Федерации бокса СССР в этой связи не указом. Во-первых, непонятно, при чем здесь вице-премьер Правительства России? Никаких указаний в федерацию о юниорском боксерском турнире в Ногинске от нее, как вы понимаете, не поступало. Во-вторых, совершенно понятно и то, что президент ФБР Эдуард Хусаинов таких слов сказать не мог, и обсуждать эту тему сейчас — значит поддаться на откровенную провокацию. Лучше поговорим о другом.        

ПО-О-ОЛНЫЙ ЧАД!

«Нас обвинили в переборе участников в отдельных весовых категориях, хотя этот так называемый перебор произошел за счет проведения просмотровых боев, вынесенных за основную сетку состязаний, то есть обычных спаррингов», — сетует далее Владимир Николаевич, «забывший» почему-то упомянуть об этих «обычных спаррингах» в официальном отчете, представленном в Федерацию бокса России. Впрочем, причина этой забывчивости тоже понятна, потому что любой специалист вам скажет, что проводить спарринги за день до основных стартов можно только по двум причинам: либо сознательно нарушая правила проведения соревнований и рискуя здоровьем боксеров (не говоря уж о юниорах, для которых количество боев в сезоне строго ограничено), либо не ведая о том, что спарринги — это такие же бои, как те, которые проводятся в рамках соревнований (а иногда по накалу страстей даже похлеще). Но в любом случае после таких действий руководителя оргкомитета ногинского турнира начинаешь сомневаться, в самом ли деле бокс, как он утверждает, был делом всей его жизни.

Сомнения эти еще более усиливаются, когда, вспоминая свое боксерское прошлое, Владимир Николаевич пишет о том, что в те годы общался со многими знаменитыми боксерами — Агеевым, Сорокиным, Григорьевым, Киселевым. Увы, Сорокина уже нет среди нас. А вот остальные, как мы выяснили, такого боксера, как Владимир Лаптев, не знали. Олимпийский чемпион Олег Георгиевич Григорьев, например, вспомнил, что познакомился с Лаптевым только в 70-е годы в африканской Республике Чад, где он в то время работал тренером, а Владимир Николаевич — в советском посольстве, в первом отделе.

ПИЩА ДЛЯ КУХНИ     

«Мне многое не нравится в деятельности нынешнего руководства Федерации бокса России. Не нравится, что продается форма, поступившая от спонсоров бесплатно, что многие спортсмены и тренеры отправляются на состязания за свой счет, как организовано питание на учебно-тренировочных сборах. Но я не лезу в кухню федерации», — продолжает автор статьи «Перестаньте полоскать мое имя». Но как тут, спрашивается, не полоскать, если иначе Владимира Николаевича на чистую воду не выведешь?

Чего, к примеру, стоит лишь одно его заявление о том, что ФБР продает доставшуюся ей от спонсоров форму. Такие вещи надо или доказывать, или отвечать за огульную критику и откровенную грязь, как любит выражаться сам Владимир Николаевич. А он, видимо, в самом деле давно не заглядывал «на кухню» федерации, иначе не стал бы также писать о плохом питании на учебно-тренировочных сборах. Кормят сегодня на базах в Кисловодске, и особенно в Чехове, отменно. Это вам любой боксер скажет, который там побывал хотя бы однажды.

ПОЧУВСТВУЙТЕ РАЗНИЦУ

Ну ладно, Владимир Николаевич действительно мог об этом не знать, но чтобы о нынешних блестящих успехах российских боксеров на международных рингах ничего не слышал, в это верится с трудом. Тем не менее безапелляционно заявляет, что результаты стали хуже. Надо быть очень далеко от событий, происходящих нынче в любительском боксе, чтобы утверждать подобное. Впрочем, к чему слова, давайте обратимся к фактам и вспомним о достижениях сборной России в бытность Лаптева вице-президентом ФБР. 1998 год. Чемпионат Европы в Минске — 4 золотые, 1 серебряная и 5 бронзовых медалей. На Играх доброй воли в Нью-Йорке наша команда, представленная двумя составами (24 боксера), завоевала 1 золотую, 3 серебряные и 11 бронзовых наград. 1999 год. Чемпионат мира в Хьюстоне — 1 золотая (которую потом, впрочем, у нас отсудили), 2 серебряные, 3 бронзовые медали и 5-е командное место. «Когда Федерацией бокса страны руководили Быков и Лаптев, то россиянами были выиграны все важнейшие официальные международные соревнования среди молодежи, юниоров и юношей», — констатирует Лаптев. Простите, а разве сейчас, при руководстве Хусаинова, россияне не делают того же? Делают, причем на еще более качественном уровне!

2000 год. Чемпионат Европы в Тампере (там во главе российской делегации был уже Эдуард Хусаинов) — 4 золотые и 4 серебряные медали. 2001 год. Чемпионат мира в Белфасте — 2 золотые и 3 бронзовые. Игры доброй воли в Брисбене — 2 золотые, 5 серебряных и 4 бронзовые. 2002 год. Чемпионат Европы в Перми — 9 золотых, 1 серебряная и 1 бронзовая медали (абсолютно лучшее достижение за всю историю этих соревнований). Кубок мира в Астане — сборная России, сформированная из вторых и третьих номеров, заняла 3-е командное место, уступив лишь командам Кубы и Казахстана, которые были представлены сильнейшими составами. Ну и, наконец, для того, чтобы почувствовать разницу в полной мере, Олимпийские игры в Сиднее, где сборная России заняла первое командное место (тоже впервые в истории) с 2 золотыми, 3 серебряными и 2 бронзовыми наградами (плюс Кубок Баркера).

СЧЕТ, ДА НЕ ТОТ

Сознательно оставили Олимпийские игры напоследок, поскольку о них разговор особый. «Все знают, что за два месяца создать с нуля команду невозможно, поэтому мы вправе отнести те победы и на свой счет», — пишет Лаптев, анализируя успехи наших боксеров в олимпийском Сиднее. Что-то, видимо, с памятью у Владимира Николаевича стало, поэтому есть смысл напомнить ему о двух письмах, полученных 15 февраля 2000 года тогдашним министром спорта Борисом Иванюженковым. Первое — от тренеров, врача и массажиста сборной России по боксу (всего девять подписей). Второе — от членов олимпийской сборной по боксу О. Саитова, А. Лебзяка, А. Малетина, Р. Малахбекова, А. Лезина и И. Разяпова. Вот выдержки из них:

«…Деятельность Лаптева направлена на ослабление хода подготовки и результативности на предстоящих Играх. Мы не доверяем ему. Мы хотим, чтобы он вообще не касался дел сборной команды России, в которых он ничего не смыслит. Просим Вас воспользоваться правом федерального министра и отлучить некомпетентного вице-президента Лаптева В.Н. от принятия решений в вопросах олимпийской подготовки боксеров…»

Вот что на самом деле должен отнести на свой счет Владимир Николаевич, умудрившийся за короткий срок настроить против себя всю олимпийскую сборную России, и в этой связи совершенно непонятно, почему он до сих пор остается членом Исполкома Олимпийского комитета России? Исполком ФБР давно принял решение ходатайствовать перед ОКР о выводе Лаптева из состава Исполкома Национального олимпийского комитета.