Он с детства не любил ездить в поездах. Не любил настолько, что в возрасте 14 лет отказался принимать участие в региональном отборочном турнире — посчитал, что место его проведения далековато от дома. Дирк Хордорфф, занимавшийся поиском молодых талантов, узнав об этом, проворчал: «Не быть парню чемпионом — слишком привередлив». Вряд ли он мог предположить тогда, что пару лет спустя станет тренером будущего финалиста Australian Open-2003.

Тандем Хордорфф — Шуттлер работает вместе уже 10 лет, и это их первый значительный успех, хотя сказать, что он вызвал в Германии ажиотаж, было бы преувеличением. После того как Борис Беккер и Штеффи Граф зачехлили ракетки, немцы возлагали надежды в основном на Хааса и Кифера. Скромному труженику Шуттлеру, довольствовавшемуся наряду с Приношилом, Бургсмюллером, Васке местом во второй обойме, оставалось лишь уповать на то, что терпение и труд все перетрут.

Успех не вскружил голову немцу. Он по-прежнему скромен, краснеет, отвечая на вопросы журналистов. Вытянуть из него удается немного. В детстве его сердце было отдано футболу и дортмундской «Боруссии», а теннисом Райнер заболел в 1985 году под впечатлением от победы 17- летнего Бориса Беккера на Уимблдоне. В возрасте 17 лет, войдя в десятку лучших юниоров страны, Шуттлер решил стать профессионалом. Вплоть до конца сезона 1998 года, который он завершил 111-м в мировой классификации, немец ходил в подающих надежды, а затем начал медленно, но верно прогрессировать.

Вот уже 4 года он не покидает список 50 лучших, но выход в финал открытого чемпионата Австралии стал его первым значительным достижением.

По материалам газеты «Экип»