Марат Сафин с победы стартовал на Уимблдонском турнире, обыграв в первом круге в трехсетовом матче малоизвестного южноафриканца Рика де Вуста. О прошедшей встрече и своих перспективах на турнире Сафин рассказал в интервью Александру Шмурнову для «Газеты».

- Марат, особенно трудно вам пришлось в первом сете. Сказалось то, что соперник, прошедший квалификацию, уже привык к покрытию?

- Не думаю, что это было решающим фактором. Я сам слишком много нервничал сначала, мне самому трудно было приспособиться к новым условиям. Я не только покрытие имею в виду, но и погоду: было очень холодно, дул ветер. А в середине матча почувствовал свой ритм, и стало легче.

- Можно сказать, что пришла уверенность?

- На остаток матча - да. Но вперед я бы не загадывал. На траве в принципе трудно быть уверенным.

- Со стороны не было заметно, что вас по-прежнему беспокоит нога. Хотя перед началом турнира вы об этом вспоминали…

- Она болит два года, я просто уже привык, поэтому иногда это и незаметно со стороны. Но я про нее не забываю. Здесь низкий отскок, трава, по-моему, слишком мягкая. Приходится подсаживаться, и нога дает о себе знать.

- Шанс пройти два круга, играя только с квалифаями, должен был изначально настроить на оптимистичный лад…

- С одной стороны, сетка, конечно, хорошая. Но нельзя забывать, что квалифаи часто играют раскрепощенно, им нечего терять, и этим они опасны.

- Марат, ваше отношение к Уимблдону в последнее время меняется. Помнится, в позапрошлом году вы ругали турнир на чем свет стоит, а уже в 2006-м нашли для Уимблдона теплые слова. Потепление продолжается?

- На самом деле ничего не изменилось. Мне в прошлом году более или менее удавалась игра, и, может быть, поэтому я не вспоминал о неприятных деталях. А они никуда не делись: противно, когда тебя по 15 раз проверяют: на входе на стадион, перед раздевалкой, перед кортом - будто ты у кого-то что-то украл. Противно, что организаторы жадничают по мелочам. В сравнении с другими турнирами здесь совсем невкусная еда, при этом за нее нужно платить дороже. Смешно, когда турнир зарабатывает сотни миллионов и скупится на пять лишних фунтов для того, чтобы нормально накормить игроков.

- Зато здесь уютнее жить, ведь можно снять дом и жить в комфорте и уюте.

- Это отлично, конечно. Однако если пяти фунтов мне не жаль, то, когда речь о пяти тысячах, поневоле задумаешься.

- Не многовато ли негатива во взгляде на вещи?

- А откуда взять поводы для оптимизма? Из тенниса - не получается. И не из личной жизни тоже. В ней, когда ничего не происходит, уже хорошо.

- Что же сейчас может быть жизненным стимулом для вас, Марат?

- Не знаю. Сейчас, кажется, ничего. Хотя вот завтра будет матч - будет и стимул.