Виктор Сидельников: В современном волейболе выделяются четыре сборные - Россия, США, Франция, Сербия

Знаменитый в прошлом связующий и тренер - о Санкт-Петербурге и Казани, чемпионатах мира и Олимпиадах, о Зайцеве, Платонове и Алекно
Виктор Сидельников: В современном волейболе выделяются четыре сборные - Россия, США, Франция, Сербия
14 декабря 2021 11:06
автор: Максим Михалко

Карьера чемпиона Европы и бронзового призера чемпионата мира Виктора Сидельникова богата на лихие сюжеты еще с юности. Волейбол совмещал с футболом, в ленинградский «Автомобилист», который был в СССР явлением, Сидельников приходил на смену лучшему связующему всех времен Вячеславу Зайцеву.

В тренерской карьере тоже выиграл почти все, включая российскую Суперлигу и Лигу чемпионов, хотя начинал Виктор Сидельников в Казани тренировать, когда от большого волейбола местное «Динамо» было далеко.

Футбольный вратарь

- Каково это - быть в клубе и сборной сменщиком лучшего связующего мира?
- Со Славой никогда проблем не было. Я у него постоянно что-то спрашивал, он меня учил, не только игре связующего. Спрашивал, как он так позицию выбирает, что в защите все мячи в него попадают. А тренер уже вперед смотрел. Платонов понимал, что карьера Зайцева идет к завершению. Слава и сам это осознавал – тогда ведь игроков уже с 28 лет списывать начинали. Меня в «Автомобилисте» ребята с 30-летием прощальной речью поздравили.

- Мило.
- У меня день рождения в январе – ближе к окончанию сезона. Подарили мячик и фотографию команды с автографами игроков. Вручали под аплодисменты с криками: «Прощай, Витя!» Сам-то я заканчивать не собирался. Но тридцатник тогда так воспринимался – пора молодежи уступать.

- В Ленинград вы приехали из Нальчика, города, который с волейболом как-то не очень ассоциируется.
- Волейбол там был популярен! Мой отец играл связующим за сборную Кабардино-Балкарии, меня с детства на все матчи с собой таскал. Хотя параллельно с волейболом я и футболом увлекался, играл вратарем.

- На любительском уровне?
- В дубле нальчикского «Спартака»! Вместе с Зауром Хаповым – двукратным чемпионом России.

- Шикарная история!
- Но играл я в дубле втихаря от отца, он мои футбольные увлечения не приветствовал. Хотя данные у меня были для вратаря очень хорошие – прыгучесть, рост. Когда отец узнал, что я волейбол с дублем «Спартака» совмещаю, забрал оттуда. Так моя футбольная карьера закончилась.

Побег от ЦСКА

- «Автомобилист» в 80-х – начале 90-х выиграл в СССР все, кроме чемпионата. Подвинуть ЦСКА было реально?
- Не думаю, что мы могли тогда выиграть чемпионат. Состав ЦСКА был несопоставим с нашим. У них восемь сборников было, а у нас только три, максимум - четыре. Игроки в ЦСКА сами стремились. Там же оформляли военнослужащими – это сразу больше зарплата, пайковые, «беговые», потом – военная пенсия. И, конечно, волейбольная перспектива: если ты в ЦСКА, значит и в сборной.

- Вас приглашали?
- За мной приезжали. Хотели забрать.

- Что помешало? При армейских-то ресурсах.
- Повезло, что они адресом ошиблись. Я жил тогда в общежитии в Ярославском переулке – около Смольного. А они на Ярославский проспект пришли – это метро «Удельная», там база футбольного «Зенита» рядом. Пока они там искали, меня успели предупредить. Спрятался.

- Где?
- У Марины – будущей жены. Мы тогда с ней встречались, но вместе еще не жили. Вячеслав Алексеевич (Платонов. - Прим. ред.) спросил, есть ли где спрятаться. Ответил: «Наверное, найду». Марина тогда еще сама играла. Пришел к ней: так и так. В том же году поженились.

- Как потом решили вопрос?
- Когда гонцы из Москвы уехали, нас быстренько определили в училище гражданской авиации. Год поучились и стали младшими лейтенантами. Так от ЦСКА и отбились.

Философия «Автомобилиста»

- В чем заключалась игровая философия «Автомобилиста» 80-х?
- Удивлять соперника быстрой комбинационной игрой.

- Платонову было скучно добывать результат простой и надежной?
- Немного не так. Вячеслав Алексеевич ставил волейбол, основываясь на возможностях игроков. Многим подходила именно быстрая игра. Но и экспериментировали много. Сначала на молодых – с Зиновием Черным. К Спартакиаде 1983 года Платонов опять придумал новое – «ложные расстановки», с тремя центральными играли. В матчах чемпионата СССР то же самое было. Атаковали равномерно.

- Это как?
- Пасующие должны были задействовать всех нападающих. Если диагональный атаковал 25 раз, доигровщики – по 20, то центральные по 15. Раньше связующим давали установку: привязать центрального блокирующего соперника к третьей зоне.

- То есть?
- Требовалось загрузить своего центрального – паснуть ему раз-два. Пусть даже проиграет мяч, но главное, чтоб его соперник уже в центре сетки ждал. Так блок и разрывали.

- Сейчас волейбол другой.
- Да. Многие команды делают ставку только на диагонального, потом восторгаются: «Столько очков набрал!». «А матч то как?» – спрашиваю. «Матч проиграли». В женском волейболе то же самое. Раньше статистику от руки писали, и в раздевалке уже цифры изучали. Центральные возмущались и высказывали, если намного меньше передач получили. Бывало, за эксперименты расплачивались очками. А сейчас - если диагональный помог выиграть матч, то все хорошо. А если проиграли – начинаются метания в поиске причин поражения.

Вечерние тренировки с лучшим диагональным мира

- Как волейбол «Автомобилиста» сочетался с требованиями в сборной СССР?
- Для меня перестраиваться было мучительно! В чемпионате СССР все команды играли проще, чем наш «Автомобилист». Мы жили в одном номере с Олегом Молибогой, он мне говорил: «Кабарда, не надо мне этих твоих «автомобильных» штучек. Дай полтора метра над сеткой, и я забью».

- Зайцеву так же тяжело приходилось?
- Его в расчет не берем – он где-то там высоко. А мне после клубного сезона очень трудно приходилось.

- Внутренне протестовали?
- Никогда. Смысл протестовать? Одного связующего заменить проще, чем десять нападающих. Полегче мне только со Шкурихиным было: он играл в близком к нам стиле, быстрее других. С Ярославом Антоновым – наоборот. Ему требовалась передача хорошего качества метра на три с половиной-четыре высотой – тогда он все решит. Лучший диагональный мира.

- Становился им на ваших глазах?
- Мы с ним прошли много еще с молодежной сборной. Он трудяга был. Сначала-то вообще не умел из четвертой зоны атаковать. Мы с ним после ужина в десятом часу вечера в полутемный зал приходили и работали. Со второй зоны он хорошо бил, а с четвертой - набивал руку: линия - линия, диагональ – диагональ. Так и пошло.

Украденная Олимпиада

- Вы ведь рано в сборной СССР дебютировали.
- В 20 лет. Мы в 1983-м чемпионат Европы выиграли.

- Подменяли Вячеслава Зайцева?
- Иногда. Запомнился матч с финнами. Проиграли им партию, вместо Славы поставили меня. Выиграли четвертый сет, в матче - 3:1. Но Платонов в раздевалку не зашел, а ворвался.

- Довольный?
- Разозленный! Как начал на Зайцева кричать: «Ты такой-сякой, как ты ходишь по площадке, отдыхать что ли сюда приехал?! Я уже несколько лет в «Автомобилисте» был, но впервые такой разговор с капитаном услышал. Может раньше повода не появлялось.

- Тогда гнев Платонова подействовал?
- Мы после этого всех всухую «отметелили». Слава на поляне летал – пасовал, в защите вытаскивал, блокировал. Умел Платонов вовремя поднастроить.

- Вы могли поехать на Олимпиаду, которую у советских спортсменов отобрали?
- Наверное, поехал бы. Много бы там не играл, конечно, а помогал. В сборной тогда было много ветеранов – на сборе в Сухуми настрой у них был колоссальный! Ведь среди волейболистов двукратных олимпийских чемпионов мало, в той сборной – вообще никого. Ребятам очень хотелось войти в этот ряд. Они говорили: «Молодежь, работаете здесь и для себя, и для нас. Выиграем Олимпиаду в Лос-Анджелесе и мы из сборной уходим, а вы остаетесь».

- Зайцев уже тогда заканчивать в сборной собирался?
- Да. Никто ж не знал, что Союз развалится и будет возможность играть за границей.

Черный

- «Автомобилист» выиграл два первых чемпионата России под руководством Зиновия Черного. Что его выделяло по-тренерски?
- Он часто говорил: все запланированное мы должны сделать. А насколько хорошо и быстро, зависит от вас. Хотите, можем за час. Нет – значит, за три. Иногда и по три с половиной часа тренировались. Но зная Зиновия Ефимовича, старались делать все быстро.

- Говорили, что Черный вскоре мог стать тренером сборной России.
- Мог еще 1990-м в сборной СССР оказаться. Когда вернулся Платонов. Но перед этим именно Черный всех агитировал Вячеслава Алексеевича поддержать, тогда вопрос о его возвращении только решался. Когда Платонова утвердили, он помощником позвал Зиновия Ефимовича. Звал и позже. Но тот отказывался.

- Почему?
- Говорил, что некрасиво получится. Будет выглядеть, что агитировал всех за Платонова ради своего места в сборной. Чтоб в ней вторым тренером стать. Хотя после провала на Олимпиаде в Барселоне себя корил. Сказал, что есть в этом и его вина: может и стоило с Вячеславом Алексеевичем пойти.

- «Автомобилист» стал первым волейбольным хозрасчетным клубом в СССР. Кто был главным идеологом этого «ноу-хау»?
- Зиновий Ефимович. Он сменил Платонова, который в 1989-м уехал в Финляндию. Черный хорошо понимал, куда страна идет. Говорил нам: скоро профсоюзов не будет и общества «Спартак» не будет. Объяснял, что приходит время учиться жить по-новому: не на государственное финансирование рассчитывать, а самим деньги доставать. Тогда появился Волейбольный центр «Автомобилист».

- А главный спонсор?
- Постоянных не было. «Главленавтотранс», курировавший «Автомобилист» с 70-х, расформировали, А потом у клуба появился попечительский совет во главе с Виталием Мутко. Он гарантировал только базовое финансирование – давали сумму на участие в соревнованиях. А на зарплату надо было находить самим.

- И где находили?
- Тогда банки активно открывались - «Автоваз», «Логоваз», финанcисты что-то «Автомобилисту» подкидывали. В основном по друзьям и знакомым спонсоров искали. Я тоже в этом участвовал. У нас в контрактах было написано – в случае привода спонсора полагалось 10 процентов от выделенной им суммы.

- Удалось комиссионные заработать?
- Я привел нескольких спонсоров, но положенный по контракту процент брать отказался. Хотя Зиновий Ефимович настаивал: «Ты же заработал». А я взять не мог. Мне казалось, что как-то отделюсь тогда от коллектива. Я ж не для себя спонсора искал, а для всех ребят.

- Сколько тогда игроки питерского «Автомобилиста» зарабатывали?
- А когда как! Иногда зарплата была 200 долларов, а иногда только 20.

- За границей платили в разы больше. Что знаменитому волейболисту мешало уехать еще в начале 90-х?
- Черный просил остаться – второго пасующего не было. В качестве бонуса «выбивал» мне однокомнатную квартиру. Говорил: «Зарплату, как заграницей, я тебе дать не могу. Но квартирой постараюсь компенсировать». Я ж тренером тогда уже хотел стать. В том числе и поэтому Зиновий Ефимович призывал оставаться: «Набирайся опыта и учись. Настанет время, может меня и заменишь». Я был патриотом «Автомобилиста». Внезапная смерть Черного все оборвала.

- Слышал мнение, что по-тренерски он даже превзошел Платонова.
- Их трудно сравнивать, они работали в разных эпохах. Вячеслав Алексеевич начинал работать на высшем уровне в Советское время, а Зиновий Ефимович состоялся в качестве главного тренера уже на переходном этапе. При Платонове он был помощником, работал с молодежью, поэтому хорошо разъяснял для молодых идеи главного (в то время – старшего) тренера. Он бывало крикнет: «Сидельников, куда пасуешь?!» Черный подходил и доходчиво разъяснял, что Вячеслав Алексеевич имел в виду. Старшие задания Платонова всегда понимали, а молодые – нет.

Тренер в университете

- Когда договаривались об интервью, вы сказали, что вечером у вас игра в институте. Как это связано с вашей работой?
- Напрямую. В СПбГУ тренирую студенческие команды. Это детище жены: Марина давно там преподает, раньше и тренировала, но сейчас из-за дистанционных занятий не успевает. Поэтому я подхватил.

- Профессиональные игроки у вас есть?
- Нет, конечно. Такие в основном в университете Лесгафта – ребята из «Автомобилиста», выступающего в высшей лиге «А» и девчонки из молодежного состава «Ленинградки». К нам приходят в основном без серьезной подготовки, некоторые начинали заниматься в глубинке. В команде СПбГУ девочка с очень хорошими данными, ростом около 190, приехала из Кингисеппа. На таком уровне, как в Петербурге, там волейбола нет.

- Среди студентов он популярен?
- Очень! Приезжают не только из разных городов, но и других стран СНГ. В регби и в футболе сейчас тренироваться на улице надо – трудно кого-то заманить. А на волейбол идут с удовольствием, все утверждают, что раньше играли. Он ведь кроме комфорта, привлекает и внешней простотой. Бегать, как в баскетболе не надо, можно быть на площадке, но за розыгрыш даже мяча не коснуться.

- У нас давно говорят, что студенческий спорт может стать подпиткой для профессионального. Создание волейбольной студенческой лиги серьезного уровня реально?
- Думаю, нет. Не надо сравнивать с Америкой. Там другая система. Перспективные спортсмены получают преференции при поступлении. У нас же, кто серьезно спортом занимается, столь же серьезно учиться не может. Нужного количества баллов при поступлении не наберет.

- В чем главное отличие в работе с любителями?
- Здесь привычный подсказ не работает – у игроков нет профессионального волейбольного образования. Нужно тренировать, как в детском спорте – учить, объяснять. Многие на таком уровне начали заниматься начали только в университете.

- Процесс важнее результата?
- Конечно. Главное – заинтересовать ребят. Даем всем поиграть, даже очень слабеньким. А что результат? На Универсиаду все равно поедет только одна команда - которую наберут из игроков молодежных составов команд Суперлиги.

- Вернуться к тренерском работе на профессиональном уровне не тянет?
- Уже почти нет. Хватит! Наездился. В Казани тренировал семь лет, в Беларуси тоже семь, в Ярославе три года. Причем и там, и в Беларуси жил без семьи. Гаджетов еще не было, по видеосвязи не поговоришь. По месяцу-два с семьей не виделся.

- Такова судьба спортсмена.
- А к 60 годам хочется дома пожить, с семьей. Здесь в Петербурге - сын, внучка. Жизнь и без работы на высшем волейбольном уровне интересна и насыщенна. Вся неделя расписана – тренировки, матчи. Еще спортивным комплексом университета заведую. Старость меня дома не застанет.

Казань

- Тренером вы стали сразу после завершения игровой карьеры. Чем вас заинтересовало казанское «Динамо» из высшей лиги «Б»?
- Мне было 38 лет. Как-то разговорился с Валерием Алферовым, сказал ему, что хочу еще поиграть, а Валерий Михайлович посоветовал попробовать себя в новой роли: «Громкое имя волейболиста у тебя есть, а тренерское еще только предстоит зарабатывать», - говорит. Объяснил, что вряд ли стоит ждать предложения сразу стать главным в Суперлиге. Я прислушался и решил тренерскую карьеру начинать. Помогли Валентин Васильевич Жуков (бывший президент ВФВ) и Юрий Петрович Фураев (бывший тренер сборной России) - они порекомендовали меня в Казань, в 2001-м году как раз «Динамо-УВД» в высшую лигу «Б» вышло.

- Но серьезных волейбольных традиций там не было.
- Казань привлекала большой целью. Спорту в начале века стали уделять больше внимание. На год раньше менял приехал Станислав Еремин – поднял «Уникс». Когда «Баскет-Холл» построили, сказали его делить на две команды: волейбольную и баскетбольную. Курбан Бердыев тогда же в «Рубин» приехал. Два самых популярных вопроса, которые я там слышал с первого дня работы: «Выйдем ли мы в этом сезоне в следующую лигу и когда станем чемпионами».

Максимальные спортивные задачи стимулировали развитие всего остального – менеджмент с инфраструктурой тоже должны были поспевать.

- Сразу поспевать стали?
- Нет, конечно. Волейбольный клуб в Казани тогда был только виртуально – я и еще пара человек, они помогали решать организационные вопросы. Опыт приобретали на ходу. Приглашали иностранных игроков, они сразу шли смотреть условия. Предложенные квартиры им казались некомфортными. Профессиональных управленцев тогда в спорте было очень мало. Брали на работу в клуб и бывших волейболистов, и двух полковников. Сначала получалось не очень. Все на высоком уровне только через три года заработало.

- Милиция тогда какое отношение к «Динамо-УВД» имела?
- Клуб «Динамо» организовал начальник УВД Казани Евгений Давлетшин. Финансировался клуб из бюджета, но УВД предоставляло зал «Динамо», организовывало питание и сборы. «Татрансгаз» стал спонсором только в 2004-м, когда мы обратили на себя внимание.

- Результатом?
- Да. Выиграли Кубок России и бронзовые медали чемпионата. Во время серии за третье место и состоялись переговоры о появлении постоянного крупного спонсора, с участием Минтимера Шаймиева. Ту бронзу можно считать переломным моментом в истории казанского волейбола. Сказали: раз команда так хорошо играет, значит, можно увеличить финансирование. Вскоре нам представили генерального директора ООО «Татрансгаз» Рафката Кантюкова, он стал президентом клуба.

- Название «Зенит» за пределами Петербурга казалось нонсенсом. Когда впервые услышали об идее назвать казанский клуб «Зенитом»?
- Я в Казани «Зенит» не застал, но идея обсуждалась еще при мне. Была встреча руководителей «Газпрома» и его дочерних предприятий, приезжал Алексей Миллер, с ним президент республики Минтимер Шаймиев общался.

- Что они решили?
- Для них устроили показательный турнир школьников и команд Суперлиги. После матчей я Миллеру золотую медаль чемпионата России и маленькую копию Кубка за победу в Лиге чемпионов подарил. На переговорах о возможном спонсорстве со стороны «Газпрома» Алексей Борисович сказал, что компания финансирует только клубы под брендом «Зенита». Со следующего сезона выступали уже под этим названием.

- Но уже без вас. Почему после победы в Лиге чемпионов вы покинули клуб?
- Стратегические решения руководителей не имеют прямой зависимости от результата. Тренеров часто меняют после побед. С нами же тогда просто не продлили контракты. Сказали об этом заранее – до завершения сезона. Решили позвать Владимира Романовича Алекно, и время показало, что решение сработало. А для меня самое важное, что люди меня там помнят и любят. Когда в Казань приезжаю, даже на улице узнают. А жена у истоков нынешнего «Динамо-Ак Барс» стояла.

- А подробней?
- Когда в Казани сборная России с Германией матчи Мировой лиги играла, я помогал с организацией - на немецком-то говорил. После второго матча стояли вместе с начальником УВД Казани Евгением Давлетшиным и мэром Камилем Исхаков. Он говорит: «С мужской командой у нас все в порядке, а вот женской высокого уровня команды нет». Тут же зашел разговор о том, что надо бы создать. А Давлетшин показывает на жену, она рядом стояла,- у нас и тренер уже есть.

- Два тренера в одной семье. Как восприняли эту идею?
- Сначала отрицательно, сказал, что категорически против. А Давлетшин берет нас с Мариной за ладони и вкладывает в ладонь Исхакова: мол, договорились, начинайте. Марина создала «Казаночку» - в команду пришли даже чемпионка мира в составе сборной СССР Юлия Хамитова, олимпийские чемпионки Марина Кумыш и Елена Волкова!

- Статусно история «Динамо Ак-Барс» начиналась!
- Первую лигу, и высшую Лигу «Б» они прошли быстро. Но для семьи это было очень тяжело! Ребенок оставался без нашего присмотра, с ним бабушки сидели – или моя мама, или мама Марины приезжала. Жена из «Казаночки» ушла в университет преподавать и волейбольную команду там тренировала. До этого основным игровым видом спорта в университете был баскетбол, а у Марины девять групп занималось! Им отдельный зал выделили. Когда в Казань приезжаем, она с коллегами там на два дня пропадает.

Медаль чемпионата мира

- После возвращения в сборную СССР Платонова вернулись туда и вы, играли на чемпионате мира -1990. Третье место - объективный результат для той команды?
- Трудно сказать. Тогда создавалась новая сборная. Уже не было расслоения по возрасту – все примерно ровесники. В мире были четыре сильные команды и примерно равные. Может, Италия чуть посильнее была.

- А три другие?
- Да все остальные полуфиналисты - мы, Куба и Бразилия. Попади мы в полуфинале на Италию, может и по-другому бы сложилось. С ней обычно получалось 3:2 или 2:3. А с Кубой в то время приходилось труднее – они нас чаще обыгрывали. В полуфинале чемпионата мира тоже – 3:1.

- Могли предположить, что та победа станет основой почти десятилетней гегемонии Италии?
- На такой срок невозможно было заглянуть вперед. Но доминирование итальянцев назревало. У них тогда появилось очень сильное поколение игроков, как в то время и у Голландии. Но, сохранись СССР, мы бы могли и дальше доминировать, на многих турнирах соперников не замечать.

- Кого считаете фаворитами предстоящего чемпионата мира?
- Сейчас тоже есть четыре примерно равные команды, которые заметно сильнее других. Россия, США, Франция и Сербия. Но чемпионат мира очень сложный турнир, а в нашем случае еще надо учитывать фактор домашнего соревнования – психологическое давление.

- Чемпионат мира сопоставим с Олимпиадой?
- Олимпиаду выиграть легче. По физической нагрузке это вообще халявное соревнование. Психологически тяжело – да. Сказывается масштаб соревнования, внимание всего мира, все спортсмены находятся в одном месте. Но играешь-то ты четко через день. И сильных команд меньше, чем на чемпионате мира.