12 ноября 23:13
автор: Ольга Захарова

Гамова без сборной. Лидер национальной команды дала первое после своего громкого заявления интервью

Обладательница двух комплектов олимпийского серебра Екатерина Гамова уезжала в Пекин за золотом. Но вместо драгоценного металла пришлось вести домой тяжелый груз воспоминаний: всего полтора часа продержались чемпионки мира в четвертьфинальном матче против Китая… Недавно одна из лучших диагональных нападающих мира обмолвилась, что планирует отдохнуть от сборной. О причинах такого решения Екатерина рассказала в интервью «Советскому спорту».

ВОЛЕЙБОЛ
ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС!

Обладательница двух комплектов олимпийского серебра Екатерина Гамова уезжала в Пекин за золотом. Но вместо драгоценного металла пришлось вести домой тяжелый груз воспоминаний: всего полтора часа продержались чемпионки мира в четвертьфинальном матче против Китая… Недавно одна из лучших диагональных нападающих мира обмолвилась, что планирует отдохнуть от сборной. О причинах такого решения Екатерина рассказала в интервью «Советскому спорту».

«КАПРАРА ПРИШЕЛ НА ГОТОВОЕ»

– Новость о вашем уходе из сборной вызвала бурную реакцию…

– Я знала, что она не пройдет незамеченной. Но чтобы до такой степени… Не ожидала. Я просто поставила людей в известность. А все сразу всполошились: «Что будет потом?».

– Потом вы вернетесь?

– Надеюсь. Возможно, через год. Вообще мне непонятно, почему такой скандал раздули. Я же никого не ошарашила: «Я не приеду на сборы, потому что не хочу больше играть». Тренеры сборной были предупреждены заранее – еще в начале прошлого сезона. Я не хотела, чтобы мое решение стало неожиданностью.

– Когда вернетесь, сборная будет другой…

– Не одна я хочу снова играть после перерыва. Люба Соколова, Лена Година говорят, что, если новый тренер пригласит в команду, они будут выступать. Почему бы и нет? Главное, чтобы здоровье позволяло. К тому же не надо преувеличивать: не вся же команда ушла. Остались волейболистки, которые присутствовали на сборах вместе с нами. Сверхновой команды не будет.

– Что нужно будет сделать сборной России в Лондоне-2012, чтобы наконец-то победить?

– До Лондона еще дожить надо. И, может, мне придется побороться за место в составе… Я не считаю, что я самая крутая. И что, когда я вернусь, никто рядом стоять не будет. Нет. За это время многое может измениться.

– Сколько лет нужно для создания крепкой команды? Кто-то из иностранных специалистов считает, что даже четыре года – маленький срок.

– Если на то пошло, Джованни Капрара пришел на готовое. У него изначально было больше половины готового материала. Люба Соколова, Лена Година, Наталья Сафронова, даже Марина Шешенина, которая хоть и молодая, но уже опытная, прошли жесткую школу… Не думаю, что ему было сложно построить команду. Тренеру, который сейчас придет в сборную, будет намного тяжелее.

– Кто может им стать?

– Одна из кандидатур – Вадим Панков. Еще, говорят, тренер бразильянок (Жозе Гимараеш. – Прим. ред.) изъявил желание работать с нашей командой. Но какой бы тренер ни пришел, наша задача – играть. Я готова сработаться с любым наставником и любыми партнершами. Если мы собираемся ради одной цели, придется научиться быть вместе и в горе, и в радости.

– И дедовщина в сборной не помешает? Говорят, у вас команда на группировки была разбита…

–У нас нет дедовщины. Просто когда разница в возрасте велика, люди нечасто пересекаются. В команде неписаные правила дежурства – носить мячи за старшими… Те, кому за 30, не дежурят. Остальные – по алфавиту.

«В ПЕКИНЕ МЫ РЕШИЛИ НЕ ОБЩАТЬСЯ С ЖУРНАЛИСТАМИ»

– Долго приходили в себя после пекинской неудачи?

– Приходить в себя пришлось не от результата, а от той грязи, которая на нас вылилась за время Олимпиады. Со стороны так называемых болельщиков, журналистов…

– За прессой следили?

– Это не сложно. У нас были и ноутбуки, и доступ в Интернет. С первого дня в Китае могли читать российскую прессу.

– Что именно вас задело?

– Обидно было, когда говорили, что мы не хотим выигрывать. Мы хотели! Но одного желания мало. В Пекине мы приняли решение вообще не общаться с журналистами. И успешно воплощали его в жизнь.

– Журналисты не сомневались, что вы выиграете в четвертьфинале у китаянок…

– Мы шли на площадку с одной целью – бороться до последнего мяча, до последнего свистка. Я этот матч не забыла. Но постоянно к нему возвращаться не хочу. Я не мазохистка.

— Почему тогда проиграли?

— На результат влияет много различных факторов… Сложно сказать, чего именно не хватило.

— Физической формы? Настроя?

— Мы ехали в Пекин побеждать. В этом не сомневайтесь. Но я уже сказала: не все зависит от одного желания.

— А своей игрой на Олимпиаде вы довольны?

— Нет, — резко обрывает Гамова.

– Обида на журналистов прошла?

– Это не обида... Скорее непонимание. Когда спортсмен оступается, проще всего его пнуть. Мало кто сознает, как он себя чувствует в тот момент.

– Сложилось мнение, что у вас мужской характер. А получается, что вы – девушка очень ранимая…

– Не на площадке. Там, правда, меня сложно вывести из себя.

– Даже бразильянкам на чемпионате мира в 2006 году не удалось. Что они тогда вам через сетку наговорили?

– Еще на групповом этапе им показалось, что мы что-то им показали или сказали через сетку… Их реакция была смешной. Бесновались, возмущались. Команда, которая уверена в себе, никогда такого поведения не допустит. Тогда мы и поняли, что они нас боятся.

– Это помогло в финале, когда вы проигрывали им на тай-брейке 13:11?

– Да. Если соперниц задевает какая-то мелочь, значит, не все у них в порядке. Значит, мы сильнее.

– А в Пекине в какой момент поняли, что китаянки сильнее?

– После последнего розыгрыша. До этого верили, что удастся отыграться.

«ДЕЙСТВИЯ КАПРАРЫ НЕ ВСЕГДА БЫЛИ ПОНЯТНЫ»

– Что сказал Джованни Капрара команде в Пекине после поражения в четвертьфинале Олимпиады?

– Ничего. Он не пришел в раздевалку. Это его право. Не было его – ну и хорошо. Был бы – ну и ладно. Мозг бы ни у кого не взорвался. Собрание прошло на следующий день. Тогда он сказал, что решил уйти с поста главного тренера сборной России.

– Тяжело было с ним работать?

– Джованни все время говорил, что главная проблема сборной России – наш менталитет. В чем он нас не понимал? Это лучше у него спросить. Мы-то себя прекрасно понимаем. Тем не менее мы с ним общались четыре года – и не гавкали друг на друга. Это как в жизни – начальник может быть недоволен работником, работник – начальником. Это нормально.

– С кем из тренеров сборной вам было проще работать – с Николаем Карполем или с Джованни Капрарой?

– У обоих я что-то для себя почерпнула. Но в эмоциональном плане работать с Капрарой было тяжелее… Не всегда были понятны его действия. Не буду уточнять, какие именно…

– Для вас пекинская Олимпиада стала третьей. Что обиднее – вылететь в четвертьфинале или проиграть в золотом матче?

– Для меня это равноценные трагедии. Но не так, как в Афинах в 2004 году. Когда стоишь на замене, пережить поражение проще, чем умирая на площадке.

«ЖЕНСКИЙ ВОЛЕЙБОЛ – В ТЕНИ МУЖСКОГО»

– Новый главный тренер «Динамо» Валерий Лосев говорит, что надо ускорять игру. И что вам как никому другому будет сложно привыкнуть к скорости – мол, десять лет с высоких передач играли…

– Мне не сложно! По крайней мере не до такой степени, чтобы не попасть в ритм. Тут главное – найти взаимодействие с пасующей. А вот на это нужно время.

– Новая связующая команды, экс-тренер сборной Ирина Кириллова говорит, что вы единственная, кто до сих пор ее на «вы» называет. Почему?

– Мне так комфортнее – по имени-отчеству и на «вы». Но мы пока не так много времени на площадке вместе проводим – чаще играет Анна Матиенко.

– Как вам решение провести «Финал четырех» в Санкт-Петербурге?

– Просто замечательно. Волшебно! Вся команда обрадовалась: хорошо, что Питер выбрали. В Белгород добираться не придется…

– Чем Белгород не угодил?

– Нет, принимают там хорошо. Но зал не очень удобный. Мне не нравится освещение, мяч теряется… И добираться туда можно только поездом, – вздыхает Екатерина.

– Поезда – это же романтика!

– С нашим ростом – никакой романтики. Тяжело. Особенно тем, у кого больные спины. Выходят из поезда, не могут ни согнуться, ни разогнуться. В самолете – другое дело. Там всего пару часов просидеть надо. Мы уже приспособились: стараемся выбирать места у запасного выхода или садимся на три сиденья вдвоем.

– К росту своему до сих пор не привыкли?

– Смешной вопрос. Вот если человек ростом 150 сантиметров лег спать – и проснулся двухметровым, ему, наверное, будет некомфортно и вообще дико. Я не в одночасье проснулась такой высокой. Мне мой рост кажется нормальным.

– Вам и раньше наверняка на улице сложно было затеряться. А после победы на чемпионате мира узнавать больше стали?

– Да. Но известность пришла еще в 2004 году в Афинах – после полуфинального матча с Бразилией начали на улицах узнавать (тогда сборная России победила, отыграв семь матчболов. – Прим. ред.). А золото чемпионата мира добавило популярности.

– Но женский волейбол остается далеко не самым популярным видом спорта…

– Обидно, что больше внимания уделяют мужскому, а женский в тени. Трансляции матчей мужского чемпионата идут по центральным каналам, а женский попробуй посмотри. Эти претензии адресованы не мужчинам – скорее тем людям, которые занимаются развитием волейбола.

На мой взгляд, женский волейбол интереснее мужского своей непредсказуемостью, эмоциями. Тем, как долго может держаться в игре мяч. Ну и, наверное, просто должно быть приятно смотреть на высоких, стройных, красивых да еще и полураздетых девушек… Не знаю, как зрители могут обойти зал стороной, – смеется Гамова.

– Сколько еще любоваться вашей игрой динамовским болельщикам?

– Контракт заканчивается в конце сезона. Там посмотрим…

– А если поступит предложение от иностранного клуба?

– Откажусь. Я и раньше была не готова. Бросать все, что есть здесь, чтобы просто посмотреть, как там? Не вижу смысла.

«ЧЕРЕЗ ТРИ ГОДА СТАНУ ЖУРНАЛИСТОМ»

– После завершения карьеры кем себя видите?

– Обычным семейным человеком. Работающим…

– Вы получаете журналистское образование…

– Пытаюсь – поступила в РГСУ (Российский государственный социальный университет. – Прим. ред.), еще три года учиться. Но совместить работу и учебу оказалось очень сложно… С посещаемостью проблемы. Но желания отступать пока нет.

– Интерес к профессии не пропал после Пекина?

– У меня он до сих пор не появился. Я не рассматриваю журналистику как будущую профессию. Для меня это скорее дополнительная возможность самообразования.

– А выбирали ведь между журналистикой и дизайном?

– Да, журналистика показалась полезнее. Хотя я люблю читать журналы по ремонту. Скоро предстоит оформить свою квартиру…

– Дизайном сами займетесь?

– Нет, я не специалист, поэтому мне нужен человек, который в этом очень хорошо разбирается, способный воплотить в жизнь мое видение.

– Если бы вы брали у себя интервью, какой вопрос задали бы?

– Все, что я могла рассказать прессе, я уже рассказала. А более личное, что журналистам недоступно, даже сама у себя спрашивать не хотела бы.

– Вы закрытый человек?

– Просто есть темы, которые я не обсуждаю. Все, что касается волейбола, пожалуйста – расскажу, покажу. Остальное никого не должно касаться.

– Например, то, из-за чего вы год не будете выступать за сборную?

– Считайте, что я просто взяла отпуск.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Екатерина ГАМОВА
Родилась 17 октября 1980 г. в Челябинске
Рост: 202 см
Амплуа: диагональная
Индивидуальные награды: лучшая волейболистка Европы (2004), лучшая блокирующая Олимпийских игр (2004), самая результативная волейболистка Олимпийских игр (2004), самая результативная в «Гран-при» (2003), лучшая блокирующая всемирного Кубка чемпионов, самая результативная всемирного Кубка чемпионов (2001), лучшая блокирующая «Гран-при» (2000).

КЛУБНАЯ КАРЬЕРА

1996–1998

Метар (Челябинск)

1998–2000

Уралочка-2 (Екатеринбург)

2000–2003

Уралочка (Екатеринбург)

2003–2004

Динамо (Московская область)

2004–2009

Динамо (Москва)

ВСЕ МЕДАЛИ ЕКАТЕРИНЫ ГАМОВОЙ В СБОРНОЙ РОССИИ

ЗОЛОТО

Чемпионат мира-2006
«Гран-при»-1999, 2002
Чемпионат Европы-1999, 2001
Чемпионат мира (юниоры)-1999

СЕРЕБРО

Олимпийские игры-2000, 2004
«Гран-при»-2000, 2003, 2006
Кубок мира-1999
Всемирный кубок чемпионов-2001

БРОНЗА

Чемпионат Европы-2005, 2007
Чемпионат мира-2002
«Гран-при»-2001