В ожидании второго пришествия - Советский спорт

Матч-центр

  • 3-й тур
    1-й тайм
    АЕК Афины
    Бавария
    0
    0
    114.00X4.8021.30
  • 3-й тур
    1-й тайм
    Янг Бойз
    Валенсия
    0
    0
    13.50X3.1022.25
  • 3-й тур
    начало в 22:00
    Аякс
    Бенфика
    0
    0
    11.77X3.8024.40
  • 3-й тур
    начало в 22:00
    Хоффенхайм
    Лион
    0
    0
    12.05X3.7023.35
  • 3-й тур
    начало в 22:00
    Шахтёр Д
    Манчестер Сити
    0
    0
  • 3-й тур
    начало в 22:00
    Рома
    ЦСКА
    0
    0
    11.37X5.00210.50
  • 3-й тур
    начало в 22:00
    Реал Мадрид
    Виктория Пльзень
    0
    0
    11.06X12.50233.00
  • 3-й тур
    начало в 22:00
    Манчестер Юнайтед
    Ювентус
    0
    0
    12.87X3.2722.50
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Сочи
    Авангард К
    0
    0
    11.85X3.2524.30
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Томь
    Шинник
    0
    0
    11.85X3.2024.40
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Спартак-2
    Луч
    0
    0
    11.65X3.6025.10
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Чертаново
    Факел
    0
    0
    12.00X3.1523.80
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Тамбов
    Химки
    0
    0
    11.40X4.2027.80
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Тюмень
    Ротор
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Мордовия
    Зенит-2
    0
    0
    11.70X3.4025.05
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    СКА-Хабаровск
    Балтика
    0
    0
    12.15X2.9223.65
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Сибирь
    Армавир
    0
    0
    12.30X3.1023.10
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Краснодар-2
    Нижний Новгород
    0
    0
  • 15 ноября 2001 00:00

    В ожидании второго пришествия

    В сегодняшнем номере мы продолжаем знакомить наших читателей с зимними олимпийскими видами спорта (о биатлоне см.№ от 12 ноября), c их историей, героями и c подготовкой к Играм в Солт-Лейк- Сити наших спортсменов.

    Если какой-нибудь мальчишка или девчонка завтра скажет: "Хочу заниматься бобслеем", то ни один родитель не сможет отвести своего ребенка в соответствующую спортивную школу. Их просто нет. Больше того, до 18-летнего возраста никто вам даже сесть в боб не разрешит. Юниорский возраст в этом виде спорта заканчивается в 26 лет, а соревнуются в нем главным образом бывшие саночники и легкоатлеты.

    ДОРОГОСТОЯЩАЯ ЗАБАВА БЕДНЫХ СТУДЕНТОВ

    Бобслей — вид спорта во многом исключительный. По специфичности и сложности организации соревнований он вполне может сравниться с автогонками или конным спортом. При этом бобслей входил в программу почти всех Олимпиад. Годом его рождения принято считать 1897-й, когда швейцарским студентам пришло в голову соорудить специальные сани для коллективного спуска с ледяной горы. Случилось это в Санкт-Морице. Немудрено, что именно там был вскоре зарегистрирован первый спортивный клуб любителей бобслея и там же в 1914 году появилась первая специальная трасса. Она была полностью ледяной, и для ее устройства был приспособлен естественный склон. Трасса, кстати, действует сих пор и время от времени принимает крупные международные соревнования. Не всем любителям бобслея так повезло с естественным ландшафтом, и в конце 50-х годов стали возводиться искусственные трассы в современном понимании этого слова.

    К тому времени конструкция бобов претерпела существенные изменения. Первые экипажи выглядели довольно нелепо и больше напоминали снегоходы с автомобильным рулем и открытой всем ветрам скамейкой, на которой (в зависимости от тактики — иногда сидя, иногда лежа) располагалась команда. На заре современного спорта сани были рассчитаны исключительно на четырех седоков. И именно соревнования четверок были представлены в программе первой зимней Олимпиады. На второй Олимпиаде, которая прошла в Швейцарии, родоначальники бобслея решили поэкспериментировать, заявив в программу старты бобов-пятерок. Успех праздновали американская четверка и…примкнувшая к ней Нион Токкер — первая женщина-бобслеистка (так что выступление на Играх в Солт-Лейк-Сити женщин дебютом можно признать лишь с известной натяжкой). Болезненно воспринявшие поражение в родных стенах, да еще и от смешанной команды, швейцарцы признали эксперимент с увеличением экипажа неудачным и принялись искать в другом направлении. Результатом поиска стало включение в программу Игр-1932 состязаний бобов-двоек, соревновавшихся наряду с четверками.

    Для первой половины ушедшего века бобслей смотрелся ультрасовременно, и недостатка ни в зрителях, ни в участниках подобные соревнования никогда не испытывали. Более того, считались экстремальными и таившими (скорость бобов превосходила возможности многих тогдашних авто) в себе немалую опасность. Не одну трагедию пришлось пережить бобслеистам, прежде чем на свет появился прототип современного, обтекаемой формы боба, где руль был заменен на специальные рычаги управления, а корпус был изготовлен из особо прочного материала. До 80-х годов таким материалом мог быть только металл, который лишь 10 лет назад вытеснили полимеры. Премьера новинки с успехом прошла после войны опять-таки в Санкт-Морице. Однако на 100 % гарантировать безопасность спортсменов, к сожалению, никто не может до сих пор, и частые травмы (главным образом переломы и рваные раны) для бобслеистов если не привычны, то, по крайней мере, не удивительны.

    Бобслей недаром появился на свет в благополучной Швейцарии. Только страна банкиров и рантье могла культивировать столь дорогостоящее состязание. Проблема массовости до самого последнего времени не слишком заботила Международный союз бобслея и тoбоггана (FIBT). Из-за этого перечень стран-участниц олимпийских турниров долгое время был мал. Строительство дорогих желобов, конструирование саней, подготовка экипажей во все времена были делом весьма затратным. На Играх 1960 года в Скво-Вэлли организаторы даже отказались от строительства трассы, решив таким образом сэкономить 750 000 долларов из довольно скромного бюджета, выделенного правительством США на Олимпиаду. Разразился крупный скандал, в ходе которого три европейских города предлагали организовать олимпийский турнир бобслеистов у себя. Но МОК решил проблему по-своему, радикально, в первый и последний раз вычеркнув из программы Игр эти соревнования.

    НЕ БЫЛО НИ ГРОША, ДА ВДРУГ АЛТЫН

    Если уж у американцев возникали такие проблемы, то про Советский Союз и говорить нечего. В справочнике "Все о спорте", выпущенном в 1978 году, черным по белому написано: "В СССР бобслей не культивируется". Статья о бобслее занимает в книге, вышедшей, кстати, 75-тысячным тиражом, чуть более половины страницы. Смысл повествования о чуждом советской стране явлении сводился к тому, что этим видом спорта занимаются те, кто его придумал: жители альпийской Европы и примкнувшие к ним американцы. Однако уже через два года в СССР была создана собственная федерация бобслея.

    Ее появлением мы обязаны латышу Роланду Упатниексу. Отличавшийся невероятным энтузиазмом, Упатниекс, занимавшийся в разное время и автомобильным, и водно-моторным, и санным спортом, возглавил у себя на родине в Латвии группу подвижников, усилиями которых в мае 1980 года была учреждена сначала секция, а потом и федерация бобслея. Конечно, одного лишь энтузиазма было бы недостаточно, но, очевидно, высшее спортивное руководство страны успело к тому времени понять, что нельзя так упорно игнорировать олимпийский вид спорта. И в этом Упатниекс и спортивные чиновники проявили единодушие. Нашелся у бобслея в СССР и свой "спонсор". Рижский завод ВЭФ, разумеется, никоим образом не претендовал на то, чтобы именоваться спонсором, но всеми силами поддерживал молодую федерацию. Вклад "флагмана социалистической индустрии" в становление производства отечественных бобов неоценим. Тем более что закупать где-то на Западе дорогостоящие экипажи никто из ответственных за развитие спорта в СССР чиновников не собирался. Группа заводских специалистов в короткие сроки изучила весь 60-летний мировой опыт, и уже на Олимпиаде 1984 года в Сараево советская модель боба была признана одной из передовых. Кроме признания специалистов усилия производственников были отмечены бронзовой медалью экипажа-двойки в составе Зинтиса Экманиса и Владимира Александрова.

    Прорыв советских бобслеистов на международную арену был стремителен. Помимо конструктивных новшеств наши спортсмены предложили и революционную для своего времени тактическую новинку. Именно советские экипажи первыми стали делать акцент на разгон, начиная посадку в боб метров на 15-20 позже, чем их соперники. Как результат — на первой засечке они имели преимущество в 0,1 секунды, что по меркам бобслея целая пропасть. Подобное преимущество на верхнем участке, на финише могло возрасти порой в 3-4 раза. Однако это при чистом прохождении самой трассы. Именно с этим элементом были связаны многие наши трудности. До 1986 года у советских бобслеистов не было собственной трассы. То есть трасса была (в башкирском Мелеузе), но сконструированная и сооруженная по знаменитому русскому методу "научного тыка", она не отвечала не только каким бы то ни было международным стандартам, но даже элементарным правилам техники безопасности. Проходившие на ней чемпионаты Союза становились для наших сборников, привыкших за сезон к мировому уровню, подлинным шоком — настолько беспомощными они себя чувствовали. Впрочем, опасности подстерегали пионеров советского бобслея не только на родине. Первые шаги сопровождались порой настоящими трагедиями. Так, в 1981 году погиб на тренировке в Австрии один из лучших в то время разгоняющих нашей сборной Имант Карлсонс.

    Но все эти трудности меркли перед напором энтузиастов. Именно в 80-е годы в нашей стране бобслей пережил подлинный бум. На чемпионатах страны выступало в то время до 50 экипажей. Собственные команды появлялись во многих городах от Сибири до Грузии. Сильнейшим импульсом для развития послужило строительство в Сигулде первой (и пока последней) в нашей стране санно-бобслейной трассы мирового уровня. Спроектированная немцами и возведенная югославами, она уже через два года помогла нашей сборной завоевать в Калгари олимпийское золото в двойке и бронзу в четверке. Казалось, СССР превращается в мирового лидера и не знавшим поражений немцам и швейцарцам придется потесниться. Но…

    ГДЕ "НАША" НЕ ПРОПАДАЛА? "НАША" ПРОПАДАЛА ВЕЗДЕ

    В 1988 году практически сразу после победы в Калгари Роланд Упатниекс был отстранен от работы со сборной Союза. Формальным поводом для отставки послужило обвинение наставника в финансовой нечистоплотности. Однако главной причиной стал "тенденциозный", по мнению руководителей Госкомспорта, подбор членов команды. До 80% тогдашних сборников составляли латыши. По свидетельству работавших в то время тренеров, спортсмен другой национальности мог получить шанс только, если он был выше своих конкурентов на две головы. В противном случае место в сборной получали земляки старшего тренера. Насколько обоснованным было принятое решение, судить сложно, но результаты пошли на спад. В 1989 году мы взяли последнюю награду чемпионатов мира. С тех пор, вот уже 12 лет, ни российские, ни латвийские экипажи медалей на главных стартах сезона не завоевывали. Дальше — хуже. После распада Союза трасса в Сигулде для россиян стала мало чем отличаться от аналогичных сооружений в Иглсе или Кенигзее. Планомерно готовиться стало негде. Вероятность появления в обозримом будущем в России собственной трассы куда меньше, чем возможность строительства в Москве "формульного" кольца или "спартаковского" стадиона — бобслей по популярности и коммерческой привлекательности у нас серьезно уступает и футболу, и автогонкам. Таким образом, распад СССР вернул наш бобслей в то состояние, в котором он пребывал до 1986 года. Более того, на момент распада в нашей стране не было ни производства собственных бобов (впрочем, латыши вскоре также его лишились), ни опытных пилотов, ни сложившихся экипажей. Живя за счет резервов, выступая на старых бобах, Россия выставила собственные команды на Играх 1992, 1994 и 1998 годов, но уделом тех экипажей были 30-35-е места. Еще вчера наиболее перспективный вид спорта представлялся безвозвратно потерянным.

    В 1996 году, когда казалось, что от былых традиций не осталось и пепла, бобслей в России пошел в гору. У нас этого, разумеется, никто не заметил. Зато на международной арене этот факт без внимания не остался. Принцип набора в команду был примерно следующим: пилоты набирались из числа саночников, которым европейские трассы были знакомы, а разгоняющих отбирали среди легкоатлетов. Здесь русские опять выступили в роли новаторов. Это может прозвучать парадоксом, но во всем мире до последнего времени не было единого мнения в вопросе, откуда брать разгоняющих? Немцы, например, искали их, в частности, среди баскетболистов и тяжелоатлетов. Американцы трудоустраивали неудавшихся бодибилдеров. Кто-то пробовал борцов и даже боксеров. И только наши, еще по старой памяти упирая на хороший разгон, сделали ставку на легкоатлетов. Собственно, к этому нас привела эволюция. При отсутствии хороших возможностей "накатывать" пилотов именно разгон (плюс "мягкая посадка" в боб) был единственным шансом наших экипажей показать высокий результат. Обратив внимание на состав сборной, внимательный читатель обнаружит, что возраст многих российских бобслеистов юниорский. Лидер сборной Евгений Попов лишь в следующем году перешагнет 26-летний рубеж, в то время как к швейцарским и немецким пилотам большие победы приходят главным образом к 36-38 годам. Считается, что для этого надо 15 лет покататься по трассам. В который раз нарушив традиции, Попов уже в этом году стал стабильно занимать 7-8-е места, пропуская вперед лишь признанных асов.

    БОДАНИЕ С ДУБОМ

    Излишне говорить, что условия подготовки немцев, швейцарцев, тех же латышей и наших бобслеистов попросту несравнимы. И тем не менее…

    В Германии 4 трассы. Это значит, что спортклуб на каждой из них имеет около 25 экипажей. Всего выходит 100 на страну. В последних чемпионатах России принимали участие 10-12 команд, из которых всерьез можно было воспринимать не более половины. У швейцарцев и немцев конкуренция за место в сборной столь высока, что даже 10-12-й пилоты страны, заявленные на чемпионат мира, — претенденты на медали. Характерный пример: чемпион мира Марсель Ренер, завалив боб на одном из этапов Кубка мира-2000, потерял место в сборной Швейцарии. Заменивший его Мартин Аннет с успехом выступает на всех соревнованиях и поводов сомневаться в себе не дает. Российские команды выступают одним составом на протяжении всего сезона — у лидеров разгоняющие меняются через 3-4 этапа. Федерация бобслея России лелеет надежду приобрести к Олимпиаде новый боб-четверку — у немцев…

    Ситуация с бобами заслуживает отдельного разговора. Во всем мире их делают 3-4 фирмы. Впрочем, "фирмами" швейцарские, итальянские и немецкие мастерские можно назвать лишь из уважения. Мастерские на 8-10 человек занимаются исключительно индивидуальными заказами, делая большую часть работы вручную. Ни о каком ассортименте речи не идет. Работа начинается "с нуля" и лишь при условии стопроцентной предоплаты, а это, в зависимости от боба, 25-30 тысяч долларов. Вся работа занимает от 2 месяцев до полугода. Боб, на котором сейчас соревнуется Попов, был готов на месяц позже предполагаемого срока. Стоит ли говорить, что у изготовленного вручную снаряда, так же как и у дорого музыкального инструмента, свой характер. У кого он всегда лучше, а у кого хуже — могут рассказать сами изготовители. Хотя формально придраться не к чему.

    Прогресс российских бобслеистов в прошедшем сезоне превзошел все ожидания. Со стороны обывателя наши успехи на международной арене выглядят довольно скромно: третье место на последнем этапе Кубка мира у двойки Евгения Попова, убедительные победы в Кубке Европы (в бобслее Кубок Европы соответствует первому дивизиону в футболе), 7-е и 9-е места в общем зачете Кубка мира, девятые (и в двойке и в четверке) на чемпионате мира. Но если обратить внимание на имена тех, кого молодые россияне оставляют за спиной, можно лишь удивиться, за счет чего это возможно. Как можно опережать австрийцев, канадцев, американцев, итальянцев, французов, не имея даже половины тех условий, которыми располагают местные федерации? У американцев годовой бюджет составляет свыше 2 миллионов долларов, у канадцев и других перечисленных федераций эта цифра не намного ниже. К тому же все названные страны располагают собственными трассами. Мы же тратим на тренировках по 12-14 долларов за спуск, при том, что нормальный годовой цикл предполагает 500 тренировочных заездов в год. И несмотря на это, Попов уступает лишь немцам, швейцарцам и латышу Сандису Прусису, катающемуся уже свыше 15 лет.

    Таким образом, говоря о перспективах нашей сборной в наступившем сезоне, мы можем надеяться на то, что наши пилоты сумеют полностью реализовать тот задел в скорости, который уже научились создавать им наши разгоняющие. Если это произойдет, то в Солт-Лейк-Сити у России будут шансы по крайней мере на одну медаль.