Принц горы Александр Колобнев боролся, но так и не добрался до титула горного короля

В субботу Александр Колобнев предпринял отчаянную попытку стать лучшим горняком «Тур де Франс». А корреспондент «Советского спорта» наблюдал за побегом гонщика «Катюши» через лобовое стекло командной «технички».
10 июля 2011 23:50

ВЕЛОШОССЕ
«ТУР ДЕ ФРАНС»

В субботу Александр Колобнев предпринял отчаянную попытку стать лучшим горняком «Тур де Франс». А корреспондент «Советского спорта» наблюдал за побегом гонщика «Катюши» через лобовое стекло командной «технички».

«У НАС ВСЕ ХОДЫ ЗАПИСАНЫ»

– Садись в машину к Барту, поедешь в отрыв, – советует спортивный директор «Катюши» Дмитрий Конышев.

Бельгиец Барт Лейден – как и все его земляки-арденцы – специалист по коротким горам. Он лишь пять лет назад завершил спортивную карьеру – как принято говорить, «распилил велосипед». И теперь за рулем «катюшиного» «Мерседеса» дает советы гонщикам, как им распределять силы при побеге от пелотона. Если кто-то из россиян уйдет в отрыв, наша машина в бело-сине-красных цветах прошьет основную группу и устремится за ним.

– А если не будет отрыва? – спрашиваю Конышева.

– У нас все ходы записаны, – лукаво щурится спортивный директор.

Суету стартового городка разрезает гул реактивных истребителей – шесть «Рафалей» проносятся на километровой высоте, оставляя за собой шлейфы разноцветного дыма. Весьма экзотический способ давать старт гонке, но организаторы «Тур де Франс» не скупятся на расходы.

С самого старта группа гонщиков пытается уйти в отрыв. Но пелотон работает и не отпускает беглецов.

– Ребята, до них осталось 10 секунд, – доносится из рации голос Конышева. – Все наготове. Как только их достанут, атакуем.

Болтовню о погоде в Бельгии и Москве в сторону. Еще пара минут, и Барт начинает отчаянно давить на клаксон и теснить «технички» конкурентов. Там впереди в отрыв уходят девять человек, среди них бронзовый призер Олимпиады в Пекине Александр Колобнев. Нам нужно прорваться к машине Конышева, перегрузить к себе велосипед Колобка, как называют Сашу в команде, взять бачки с питанием и догонять, догонять, догонять.

На одной из узких улочек Барт резко берет влево. Дорога усыпана битым стеклом и осколками пластика.

– Краш*, – бросает бельгиец.

И действительно – в полусотне метров «техничка» команды «Вакансолейл» без переднего бампера, а перед ней «Вольво» «Саксобанка», похожий больше не на машину, а на побывавшее в хорошей переделке пасхальное яйцо. Для кого-то эта погоня за отрывом закончилась, так и не начавшись.

– Барт, Барт, – вызывает нас Конышев. Мы останавливаемся у его «технички», а еще через тридцать секунд несемся на полной скорости за судейским мотоциклом мимо пелотона. Туда, куда катится Колобок.

– Я же говорил, все ходы записаны, – провожает нас в добрый путь знакомый голос из рации.

«ГДЕ МОИ БУТЫЛКИ?»

Никогда не знаешь, что ждет тебя за поворотом трассы. Красный дьявол или Супермен, компания мушкетеров или странные парни в париках и плавках, а может, даже накрытый в чистом поле прямо у трассы свадебный стол. Местные фанаты хитры на выдумки. Но болельщик в костюме Санта-Клауса удивляет даже повидавшего немало гонок Барта.

– До Рождества еще полгода, – восклицает он. И добавляет: – Очень странно.

Тем временем Колобнев и его товарищи по отрыву набирают обороты. Их преимущество над пелотоном уже больше минуты. Барт, придерживая коленями руль «Мерседеса», начинает искать имена других гонщиков из отрыва в протоколе гонки. Смысл прост – если в отрыв затесался гонщик, имеющий в генеральной классификации небольшое отставание от лидеров – скажем, минуты две, пелотон ляжет костьми, но догонит беглецов.

– Лучший результат у Руя Кошты, – Барт знакомит Колобнева с его «соседями». – Отставание чуть больше четырех минут.

Это не лучшая новость. Значит, беглецов далеко не отпустят. Вот если бы 10 минут, а еще лучше 15...

Тем временем Колобнев спускается к нашей «техничке».

– Где мои бутылки, – спрашивает он по-английски Барта. Тот протягивает ему два бидончика с красной питательной жидкостью внутри. Передавая, бельгиец нарочно несколько секунд не отпускает руку гонщика – нужно подвезти его на машине, пусть даже лишнюю сотню метров, сэкономить его силы.

– Надеть горную майку реально? – спрашивает Александр.

– Да, – кивает водитель. – Сейчас у ее обладателя 5 очков. За 18 километров до финиша – вершина второй категории. Возьмешь ее – майка будет твоя.

– О’кей, – и Александр присоединяется к другим беглецам. До вершины де ла Круа** еще почти 100 километров.

КРЕСТ НА НАДЕЖДАХ

– Впереди пелотона работает БМС, – знакомит с ситуацией за нашей спиной Дмитрий Конышев. – Если другие не будут помогать, отрыв доедет.

Все это происходит от нас за кадром. Но нетрудно представить, как команда в красной форме старается, чтобы ее капитан австралиец Кадэл Эванс отыграл секунду отставания от лидера гонки норвежца Тура Хушовда. Зато наш телевизор в машине включается в самый нужный момент – мы видим, как Александр Колобнев выигрывает промежуточный финиш на вершине четвертой категории и кладет одно очко в копилку. Добавить бы еще пять за взятие де ла Круа...

– О’кей, бой, о’кей, – подбадривает подопечного Лейден. «Бой» тем временем снова подъезжает к нашей «техничке» за очередной порцией еды. Но видно, что Александр уже немного «поднаелся» совсем в другом смысле. Делюсь наблюдениями с Бартом.

– Не думаю, – возражает он. – Они там все подустали.

Тем временем впереди пелотона измотанных гонщиков БМС меняет «Астана». Расстояние до отрыва сокращается, беглецам приходится увеличивать темп.

– Спасибо «Астане», – саркастично замечает Барт. Впереди решающая вершина. Лейден объясняет Колобневу, с какой стороны огибать ротонду, диктует градиенты и длину подъема. Становится страшно – если у велогонщиков совсем отнимут радиосвязь, и каждый спортивный директор будет орать в мегафон своему спортсмену: «Подъем 200 метров, 6 градусов, затем 300 метров, 3 градуса». Что будет тогда?

Нависшая над нами гора сбивает телекартинку. Но уже через минуту финальный подъем отлично просматривается через лобовое стекло. Атакуют Руй Кошта и американец Ван Гардерен из «НТС-Хайроуд». Два француза из команды «Кофидис» отваливаются, и совсем скоро мы их обгоняем. Колобневу нужно быть первым на вершине. Саша приподнимается в седле, но, словно на велотренажере, начинает крутить педали на месте – сил на решающий подъем не осталось.

Его соперники разыграют вершину между собой. Ван Гардерен наденет гороховую майку горного короля, Кошта выиграет этап. А словоохотливый Лейден с этой вершины и до самого финиша, а это 20 километров, не проронит больше ни слова…

СТАТИСТИКА

Тур де Франс. Супермногодневка (21 этап)

Восьмой этап. Эгюранд – Супер-Бесс, 189 км

1. Кошта (Португалия, Мувистар) – 4:36.46, 2. Жильбер (Бельгия, Омега-Фарма-Лотто) – +0.12, 3. Эванс (Австралия, БМС) – +0.15... 24. Трофимов (Россия, Катюша) – +0.15... 40. Гусев... 42. Карпец (оба – Россия, Катюша) – оба + 0.50... 99. Колобнев (Россия, Катюша) – +9.38.