БОКС

Говорят, что мальчики, родившиеся 8 марта, вырастают в настоящих мужчин. По крайней мере, в случае с бронзовым призером Олимпийских игр-2000 и чемпионата мира-2001 по боксу тяжеловесом Султаном Ибрагимовым это полностью подтверждается. В составе сборной России за ним была твердо закреплена репутация бьющего боксера, и он ее постоянно оправдывал, завершив львиную долю своих боев досрочно.

Прекрасная школа, пройденная в национальной команде, позволяет сегодня Султану очень уверенно чувствовать себя и на профессиональном ринге: из шести боев, проведенных им в новой ипостаси, в пяти он нокаутировал соперников.

Мы позвонили Султану в Майами, где он сейчас временно проживает, и задали ему несколько вопросов:

— Султан, помнится, после чемпионата мира в Белфасте, когда на вас, словно из рога изобилия, посыпались заманчивые предложения уйти в профессионалы, вы сказали, что после откровенного разговора с главным тренером сборной Хромовым решили от них воздержаться до окончания следующей Олимпиады. Тем не менее все-таки сделали этот шаг. Почему?

— Так сложились обстоятельства. Но с руководством Федерации бокса России и сборной команды я расстался по-доброму, поскольку свои обязательства, если  так можно выразиться, перед командой выполнил: три года честно отработал на официальных турнирах АИБА и ЕАБА на благо российского бокса.

 — О вашем попадании в национальную сборную России ходят легенды. Говорят, что прежде чем вас стали официально вызывать на сборы главной команды, вы долгое время приезжали туда за свой счет? 

— Да, было такое. Я начал заниматься боксом в 1992 году, когда приехал из Дагестана в Ростов-на-Дону и поступил учиться в финансовый техникум. Поначалу боксировал сам по себе, а потом мой тренер Анатолий Тимофеевич Черняев стал вывозить меня на тренировочные сборы национальной команды исключительно в качестве спарринг-партнера для ведущих боксеров. Деньги на эти поездки искал сам. В то время мне очень помогал Рамазан Абачараев, который сейчас является вице-президентом АИБА и Федерации бокса России. Он и сегодня принимает большое участие в моей жизни, помогая и словом, и делом.

САВОН УШЕЛ СЛИШКОМ РАНО

— Оглядываясь сегодня назад на годы, проведенные в составе национальной сборной России, ни о чем не жалеете?

— Как говорится, что было, то прошло. Но если бы существовала возможность что-то поменять, я наверняка был бы более внимательным в финале чемпионата Европы-2000 в Тампере против француза Шанье. Конечно, тот неумышленный удар ниже пояса, после которого меня дисквалифицировали, был какой-то роковой нелепостью: ведя в счете 7:3 за минуту до окончания боя, я не имел права рисковать. Тем не менее на Олимпиаде в Сиднее доказал этому французу, кто из нас сильнее, несмотря на то, что там он был подготовлен значительно лучше, чем в Тампере.

Жалею также о том, что не удалось взять реванш у знаменитого кубинца Феликса Савона за обидное поражение в олимпийском финале. После той Олимпиады он завершил свою боксерскую карьеру. Когда сообщение об этом появилось в средствах массовой информации, у меня дома в Ростове-на-Дону раздалось несколько звонков. Звонили друзья — поздравляли, говорили, что теперь мне, дескать, никто не мешает стать первым в своем весе. Но меня, если честно, эта новость не особенно обрадовала — рассчитывал провести с Савоном еще хотя бы один бой в том тактическом ключе, которого он всегда избегал. Очень жаль, что на Олимпиаде я не сумел подраться с ним до конца.

— И все-таки ваше второе место там достойно победы. И дело не в том, что это был ваш дебют на соревнованиях подобного ранга. Мало кто знает, что за месяц до Игр вы пережили сильнейший стресс, вызванный гибелью в автокатастрофе старшего брата…

— Сказать, что смерть Гаджи повлияла на мое выступление в Сиднее, значит, ничего не сказать. Когда это случилось, первая мысль была — вообще отказаться от участия в Играх, но потом меня отговорили, сказали, что Гаджи бы этого не одобрил. Он был уверен в том, что я вернусь из Сиднея с победой, начал даже готовиться к этой встрече, заранее приглашал гостей… После предпоследнего сбора в Кисловодске я вместе с ним не сомневался в своем успехе, поскольку чувствовал себя в прекрасной форме. Но это несчастье меня сломало, я, выражаясь боксерским языком, перестал дышать на ринге. Во Владивостоке, где прошел заключительный этап подготовки, в какой-то мере сумел восстановиться, но все равно до былой физической кондиции так и не дошел. Тем не менее в Сиднее бился за двоих, постоянно думал о брате. Когда судья в ринге поднимал мою руку, знал, что среди тех, кто радуется моей победе, есть и Гаджи…

— Можете вспомнить свою первую победу в роли лидера сборной России в тяжелом весе?

— Это было в США в товарищеских матчах с американскими боксерами. Я, кстати, выиграл там оба боя.

— Счет своим боям вели?

— Нет. Не видел в этом необходимости.

НОВАЯ РАБОТА — НОВЫЕ ЦЕЛИ

— Сегодня нет у вас ностальгии по временам, проведенным в составе сборной России?

— Есть немного, но я стараюсь как можно меньше предаваться воспоминаниям. Сейчас у меня новая работа и новые планы

— А правда, что одним из ваших нынешних тренеров в Майами является Анджело Данди, бывший наставник легендарного Мохаммеда Али?

— Да, это так.

— Есть ли проблемы с английским языком?

— Честно говоря, пока да. Но они медленно, но верно решаются.

— Президент АИБА Анвар Чаудри в свое время заявил, что в будущем не исключен вариант, при котором профессиональным боксерам будет разрешено возвращаться на олимпийскую стезю. Если это произойдет, вы способны вернуться?

— А почему бы нет? Вот только сейчас я об этом не думаю: хочется добиться серьезных результатов и на новом поприще 

ПОЗДРАВЛЯЕМ РОДИВШИХСЯ В МАРТЕ

Анатолия Черкасова, председателя Российской коллегии судей, с 68-летием.

Георгия Балакшина, чемпиона Европы-2002, призера чемпионата мира-2001, с 23-летием.

Султана Ибрагимова, призера Олимпийских игр-2000 и чемпионата мира-2001, с 28-летием.

Алексея Киселева, финалиста Олимпийских игр 1964 и 1968, профессора МВТУ им. Баумана, с 65-летием.

Анатолия Коптева, чемпиона СССР 1979, 1982, с 45-летием.

Георгия Свиридова, писателя, многолетнего председателя Федерации бокса СССР, с 76-летием.

Евгения Когана, заслуженного тренера России, с 72-летием.

Бориса Климова, председателя медицинской комиссии Федерации бокса России, с 62-летием.