Олимпийский чемпион Александр Поветкин: Я люблю ближний бой! - Советский спорт
Бокс27 сентября 2007 00:00Автор: Валиев Борис

Олимпийский чемпион Александр Поветкин: Я люблю ближний бой!

27 октября олимпийский чемпион Афин Александр Поветкин в рамках так называемого «Турнира четырех» встретится на ринге с экс-чемпионом мира Крисом Бердом. Позднее силами померятся Келвин Брок и Эдди Чемберс

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ БОКС
ПРЯМАЯ ЛИНИЯ

АНКЕТА «ЛЮБИМОЕ»:

Любимая машина

«Ауди»

Любимая еда

вареники с творогом, сырники, стейк

Любимое кино

«Патриот», «Гладиатор»

Любимый актер

Евгений Миронов, Андрей Панин

Любимая песня

«Русь»

Любимый курорт

Геленджик

Любимая книга

«Отец Арсений»

 27 октября олимпийский чемпион Афин Александр Поветкин в рамках так называемого «Турнира четырех» встретится на ринге с экс-чемпионом мира Крисом Бердом. Позднее силами померятся Келвин Брок и Эдди Чемберс. Турнир призван выявить претендента на бой с Владимиром Кличко, владеющим чемпионским поясом по версии IBF. Таким образом, уже в следующем году Поветкин может стать чемпионом мира. «Советский спорт» провел с Александром выездную «Прямую линию» и задал боксеру вопросы, которые по Интернету прислали наши читатели.

– А Александра здесь нет, он в Ледовом дворце, – охранник боксерского зала «Витязь» в подмосковном Чехове сочувственно разводит руками. Как же так?! Ведь договорились о встрече именно здесь. Пока думаю, как добраться в Ледовый дворец, раздается звонок менеджера Поветкина Владимира Хрюнова: «Никуда не надо ехать – ждите Сашу в зале…»

Жду. И чтобы не терять времени, беседую с тренером Александра Валерием Беловым, который почему-то сразу выдает секреты: Саша в последнее время не хочет тренироваться со всеми в зале и предпочитает уединение в Ледовом дворце.

Понятно: настраивается на бой. Но я тем не менее на час, по взаимной договоренности, его отвлек и задал вопросы наших читателей.

«ВЫШЛИ К ОБОЗНАЧЕННЫМ РУБЕЖАМ»

– Чем вы руководствовались при выборе следующего соперника? (Маниаг)

– Ничем. Этим занимались мой промоутер и менеджер. Несмотря на то, что сегодня я девятый в рейтинге Всемирного боксерского совета (WBC), они приняли решение, участвовать в так называемом «Турнире четырех», санкционированном Международной федерацией бокса (IBF). Если 27 октября мне удастся победить Берда, далее будет поединок с победителем пары Келвин БрокЭдди Чемберс за право стать обязательным претендентом на чемпионский пояс, которым сейчас владеет Володя Кличко.

– А если бы самому пришлось выбирать соперника, с кем бы согласились боксировать? (Sultan)

– Наверное, с Кличко. Во всех смыслах было бы выгодно: во-первых, он, на мой взгляд, самый сильный сегодня в мире боксер во втором тяжелом весе, а мне всегда интересно боксировать с лучшими. Во-вторых, в случае моей победы лучшим стал бы я.

– Расскажите о своей команде. Довольны ли тем, как складывается карьера в профессиональном боксе? (Николай)

– Моя команда – это немецкий промоутер Вильфрид Заурланд, менеджер Владимир Хрюнов, тренер Валерий Иванович Белов. Два месяца назад к нам присоединился Александр Владимирович Орлов, тренер по общефизической подготовке хоккейного клуба «Витязь». Специалист с большой буквы, который в свое время поработал с национальными сборными России по тяжелой атлетике и академической гребле. С ним заключен контракт на время подготовки к бою с Бердом – спасибо руководству «Витязя», которое, несмотря на начало хоккейного сезона, предоставило нам такую возможность. Орлов поедет с нами и в Германию, тем более что он еще и прекрасный массажист.

Что касается второго вопроса, естественно, я доволен. С тринадцатью боями уже, как я сказал, девятый в рейтинге WBC, одиннадцатый – в списках WBA и IBF. Причем Всемирная боксерская ассоциация включила меня в свой рейтинг совсем недавно, и сразу на одиннадцатую позицию.

Когда два года назад я подписывал контракт с Заурландом, мы и рассчитывали к этому времени выйти к нынешним рубежам, что, безусловно, говорит о профессионализме моей команды.

«Я НЕ ПРИСПОСОБЛЕН ЖИТЬ ЗА ГРАНИЦЕЙ»

– Саша, привет из Чехова. Мы гордимся тем, что ты тренируешься у нас. Тем не менее почему, имея немецкого промоутера, не живешь в Германии, как, например, твой бывший партнер по сборной России Александр Алексеев? (Вася Обычный)

– Я абсолютно не приспособлен жить за границей. Понял это еще тогда, когда боксировал в любителях. Больше недели за рубежом выдерживал с трудом. Едва ли не первым пунктом моего профессионального контракта было условие жить только в России. Мне предлагали перебраться вместе с семьей в Германию, но я даже не могу сказать, в какой город, поскольку и слышать об этом не хотел.

– Здравствуй, Александр! Ответь, пожалуйста, почему тебя везде представляют как боксера из города Чехова? Тебе что, стыдно за свой родной город Курск? Или тебя просто купили? Почему твоим тренером называют неизвестно кого, а о том, кто вырастил из тебя того, кто ты есть сейчас, – ни слова. Чем ты как депутат Курской городской думы смог помочь своей боксерской школе, когда весь ее коллектив вместе с твоим настоящим тренером выгнали на улицу? Мне как твоему земляку за тебя обидно. (Юрий)

– Не надо обижаться. Я живу сейчас в Чехове, потому что здесь проживает мой нынешний личный тренер, здесь для меня созданы практически идеальные условия для тренировок, которых нет в Курске. Но я был и остаюсь курянином. В Курске живут мои самые близкие люди – родители, жена с дочкой. И в боксе представляю не только Чехов, но и свой родной город.

Но вы, судя по вашему заявлению о том, что меня сегодня тренирует «неизвестно кто», бокса абсолютно не знаете, потому что Белов – один из лучших сейчас боксерских тренеров России, он много лет работал в национальной сборной и имеет точно такое же право, как и мой первый тренер Александр Иванович Рагозин, сказать, что сделал из меня того, кем я являюсь сейчас, не говоря уж о нашем двухлетнем сотрудничестве в профессиональном боксе.

А Рагозин, кстати, сейчас тоже в нашей команде – тренирует моего младшего брата Владимира, о чем, видимо, вы, Юрий, тоже не знаете. Что касается проблем боксерской школы в Курске, здесь речь идет о ведомственных интересах: она принадлежала МГФСО, и моих полномочий, к сожалению, не хватает, чтобы влиять на ее судьбу.

«ОПЕЛЬ» БЕЗ ПОВОДОВ

– После боя с Дональдом вы сказали, что вопрос о вашей выносливости снят. Но положа руку на сердце, этот поединок не был самым изматывающим для вас. Поэтому не кажется ли вам, что такое самоуспокоение несколько преждевременно? И еще один вопрос: почему вы не вкладываете ноги в удары? Не этим ли обусловлено отсутствие чистых нокаутов в вашем послужном списке? (Sergey_Al)

– Чистые нокауты на самом деле были, но никакой самоуспокоенности на этот счет нет. Если честно, для себя вопрос о собственной выносливости снял еще до поединка с Дональдом. Надо было – выдержал бы и двенадцать раундов. Вопрос только в качестве бокса в последних раундах.

Мой менеджер Владимир Хрюнов, подслушавший однажды аналитика известного в боксерском мире американского телеканала HBO, специально приехавшего на мой бой, сказал потом, что почти через каждую фразу повторялось слово «middleweight» – средний вес. Конечно, он переборщил, тем не менее согласен, что мои удары порой не соответствуют супертяжелому весу. Сейчас над этим активно работаем, пытаемся, как вы говорите, и ноги вкладывать в удар. Все, поверьте, будет хорошо.

– Ваша любимая марка машины? (MaximKh)

– Мне нравится «Ауди», которая была у меня несколько лет назад. Потом, правда, получилось так, что пришлось ее поменять на «Инфинити». Но, может быть, снова вернусь к «Ауди» – пока не знаю. А супруге подарил «Опель». Без всяких поводов – просто так.

– Расскажите о вашей дружбе с великим российским атлетом в боях без правил Федором Емельяненко. Вы проводите с ним спарринги? (Сергей)

– Насчет нашей дружбы громко сказано. Мы долго были знакомы заочно, поскольку почти земляки: я – из Курска, он – из Старого Оскола. Познакомились в Москве, провели несколько совместных общефизических тренировок – побегали кроссы. А на ринге вместе что нам делать? Я в свое время занимался кикбоксингом, был чемпионом Европы среди профессионалов, победителем любительского чемпионата мира, но в боях без правил все равно себя не представляю, поскольку всегда делал акцент только на руки.

– Мой знакомый Вова Магзумов из Каменска-Уральского рассказал, что где-то на международном турнире в Китае ты сломал противнику челюсть. Может быть, и с Бердом сделаешь то же самое? Удачи в бою. (Спартач)

– Было дело. Сам того не желая, сломал челюсть сопернику из Украины, причем с открытым переломом в двух местах. Но произошло это не на турнире в Китае, а на чемпионате мира 2003 года в Бангкоке. Причем я сам не понимаю, как это могло случиться в перчатках для любительского бокса, где рука забинтована так, что большой палец нельзя сжать в кулак. Видимо, соперник в момент удара зачем-то открыл рот…

Но, между прочим, уже будучи профессионалом, я в третьем бою сломал челюсть американцу Джону Кастлу. Мне потом сказали, что врач, заглянувший ему в рот, увидел вылезшую на язык кость. А мне говорят средний вес…

«У СУЛТАНА ГОРЯТ ГЛАЗА»

– Крис Берд – один из самых техничных боксеров в дивизионе. Лишь Владимир Кличко одержал над ним две убедительные победы. Будете ли вы учитывать опыт этих боев или у вашей команды есть другие варианты? И еще: как оцениваете шансы Султана Ибрагимова в бою против Эвандера Холифилда? (Mike)

– Я не могу в бою с Крисом действовать так же, как и Кличко, хотя бы потому, что почти на 20 сантиметров ниже Володи. Его фирменная манера держать соперника на расстоянии с помощью длинных рук мне не подходит. Я люблю сближаться с соперниками и там решать свои задачи. Моя стихия – ближний бой.

Что касается Ибрагимова, он, на мой взгляд, должен победить. Я давно знаю Султана и вижу, как у него, только-только ставшего чемпионом мира, горят глаза. А у Холифилда, который хоть и очень сильно мотивирован, все равно лучшие годы позади. Султан все может закончить досрочно мощным ударом в голову или по печени.

– Вы два года в профессиональном боксе. Как олимпийский чемпион и чемпион мира, почувствовали разницу? (GarryB)

– Если честно, нет. До того как стать профессионалом, много слышал от своих предшественников, что между любительским боксом и профессиональным – ничего общего. Я после тринадцати боев на профессиональном ринге этого не почувствовал. И продолжаю считать, что любительский бокс ничуть не легче профессионального. Только специфика разная. Более того, у профессионалов даже есть преимущество: они порой за три месяца знают имя своего будущего соперника и готовятся «под него». А выносливость – это дело наживное.

ПЕСНЯ ДО МУРАШЕК

– Мы с друзьями внимательно следим за вашими успехами и очень любим вас как боксера. Кто придумал вам богатырский имидж и нашел песню «Русь», под которую вы сейчас выходите на ринг? (Роман Ш.)

– Никто моим имиджем не занимался. Однажды мы сидели с друзьями в кафе, и вдруг заиграла эта песня, которая пробрала до мурашек по телу. Я сразу сказал, что хочу под нее выходить на ринг. Вышел, и после боя сразу звонок от автора слов и музыки этой песни Николая Емелина, на тысячу процентов русского человека. Никаких денег не потребовал, сказал только, что если его песня меня вдохновляет – вперед во благо российского бокса! Она у меня и на мобильном телефоне стоит.

– Бытует мнение, что тяжелый вес сейчас в кризисе и чемпионов уровня Али, Тайсона и Льюиса нет. Вы согласны с этим? (Ozzy)

– Нет. Это закономерность, которая должна была и раньше случиться, если бы советских и постсоветских бойцов, решивших поискать боксерского счастья в Америке, правильно вели в этом, как теперь выясняется, бизнесе. Между тем того же Олега Маскаева сразу подставили под ударных соперников, от чего он в итоге схватил свои пять нокаутов. Сейчас другие времена. Кризисные? Это придумали американцы, которые не имеют в данный момент достойных боксеров в этой категории. Если вдруг постсоветские боксеры потеряют свои позиции в рейтингах, мы тоже потом можем говорить о кризисе в этом весе.

– На днях Майку Тайсону объявили четыре года тюремного заключения за хранение наркотиков. Как вы к этому относитесь? (Серега)

– Я считал и продолжаю считать, что Тайсон – великий боксер. Но вне ринга он оказался абсолютно незащищенным, чем в конце концов и воспользовались те, кто хотел его убрать из бокса. У них это получилось, даже не сейчас, а несколько лет назад. Все эти истории с изнасилованием и наркотиками, уверен, спровоцированные.

– Несколько лет назад я читал в «Советском спорте» о том, что у вас есть питбуль по имени Ким и он участвует в собачьих боях. Это увлечение осталось? (Kirill)

– Нет. Ким живет в Курске с моими родителями, а я там сейчас практически не бываю. Но у меня есть другое увлечение, которое по количеству адреналина нисколько не уступает собачьим боям. Это мотоцикл. Были, правда, еще и прыжки с парашютом, но с ними пока завязал. А на «Ямахе», между прочим, 250 километров в час уже промчался…

– Жена и дочка будут с вами рядом в Германии? (Fil)

– Нет. Мой менеджер мне сказал однажды, что воины никогда не брали с собой женщин в бой.