Двукратный чемпион мира Матвей Коробов: Люди из АИБА убивают бокс - Советский спорт
Бокс08 декабря 2008 22:16Автор: Чикирис Олег

Двукратный чемпион мира Матвей Коробов: Люди из АИБА убивают бокс

Известный российский боксер дал откровенное интервью корреспонденту «Советского спорта», в котором рассказал о своей жизни в Америке, о нравах, царящих в Международной боксерской ассоциации, ответил на обвинения бывших тренеров, а также дал несбывшийся прогноз на бой между Оскаром де ла Хойей и Мэнни Пакиао.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ БОКС
Только у нас!

Известный российский боксер дал откровенное интервью корреспонденту «Советского спорта», в котором рассказал о своей жизни в Америке, о нравах, царящих в Международной боксерской ассоциации, ответил на обвинения бывших тренеров, а также дал несбывшийся прогноз на бой между Оскаром де ла Хойей и Мэнни Пакиао.

В последние полгода имя Матвея Коробова постоянно на слуху. Он считался безоговорочным фаворитом в весе до 75 кг на Играх в Пекине, но проиграл уже во втором круге. Наставник Матвея Нагим Хуснутдинов обвинил главного тренера сборной Александра Лебзяка в том, что тот изменил стиль и даже стойку боксера. Лебзяк же повесил всех пекинских собак на самого Матвея, заявив, что тот думал только о переходе в профессионалы.

Сам Коробов комментариев не давал, а сразу после Олимпийских игр подписал свой первый профессиональный контракт. Да не абы с кем, а с промоутерской компанией № 1 в мире – «Топ Рэнк» Боба Арума. Тренирует Матвея теперь Дэн Бирмингем, дважды признававшийся в Америке лучшим тренером года. Кстати, Хуснутдинов, который сделал из перспективного паренька звезду, сильно обиделся на ученика за то, что тот не только не взял его с собой в Америку, но даже не попрощался.

В общем, поводов поговорить с Матвеем было хоть отбавляй. Тем более что в ноябре он удачно провел свой первый бой в профи, а уже 13 декабря вновь должен выйти на ринг в Атлантик-Сити. Правда, найти телефон Коробова было непросто: ни Хуснутдинов, ни люди в федерации американского номера не знали, а родители Матвея уже 10 лет живут в Штатах. В итоге через офис «Топ Рэнк» и менеджера Коробова Кэмерона Данкина удалось узнать телефон Георгия Коробова – отца, второго тренера и еще одного менеджера Матвея. По этому номеру в минувший четверг ваш корреспондент и позвонил в Америку.

— Вы знаете, Матвей только что закончил тренировку и отдыхает, — ответил отец боксера. – Я сейчас посмотрю, если он не спит, то дам ему трубку.

«Матюша, «Советский спорт» звонит, — послышалось через несколько секунд. – Будешь говорить?»

— Да, добрый день, — раздался усталый, но твердый голос Коробова.

«К БОЮ ЗА ТИТУЛ БУДУ ГОТОВ ЧЕРЕЗ ДВА ГОДА»

— Матвей, судя по вашему голосу, тренируетесь вы на совесть.

— Да, со вторника по четверг у меня – спарринги: 5–6 раундов по три минуты. И основная работа проходит как раз утром. В остальные дни работаю на лапах с моим тренером Дэном Бирмингемом.

— Вы уже нашли с ним общий язык?

— В смысле бокса – да. Это очень хороший тренер, наставник Рональда Винки Райта (бывший абсолютный чемпион мира в первом среднем весе. – Прим. ред.) и Джеффа Лэйси (экс-чемпион мира IBF. – Прим. ред.). Правда, с Лэйси он уже не работает, в основном со мной и Райтом. И я на самом деле чувствую, как прогрессирую под его руководством. Хотя поначалу от нагрузок, которые дает Дэн, приходилось тяжело. Плюс надо было адаптироваться к разнице в часовых поясах. А вот что касается общения, то я хорошо понимаю, что Дэн хочет от меня, но ответить могу еще не всегда. В этих случаях на помощь приходит мой брат, который уже давно живет в Америке и лучше знает язык.

— Ваш менеджер Кэмерон Данкин говорит, что вам нужно видоизменить ваш стиль под требования профессионального бокса. Что это значит?

— Бирмингем не пытается меня изменить: он сам боксировал, знает и европейскую, и американскую школу бокса. Он лишь добавляет какие-то штрихи моему стилю. К примеру, в американской школе бокса удары наносятся немного под другим углом, плюс «перевес» тела на ногах во время удара осуществляется по-другому. В любителях можно было делать много шагов назад, а здесь больше приходится двигаться в сторону.

Много внимания уделяется «физике», работе над выносливостью. Думаю, именно это имел в виду Данкин. Ведь в титульном бою надо будет выдержать не 3–4, а 12 раундов. А значит, нужно быть готовым провести все 20.

— Еще Данкин утверждает, что к титульному бою вы будете готовы через полтора года. А вы сами какой срок отмерили, чтобы стать чемпионом?

— Согласен с Кэмероном: полтора-два года. Этот срок необходим, чтобы «накрутить» послужной список, привыкнуть к атмосфере профессиональных боев. Потом можно побороться и за титул.

— Кто будет вашим соперником 13 декабря?

— Пока, к сожалению, не знаю. Совершенно точно это будет боксер с не очень большим послужным списком. Бой пройдет в Атлантик-Сити. Его, кстати, будут показывать по платному каналу «Шоутайм», как, впрочем, и два следующих моих боя. Один из них будет в шоу с участием Келли Павлика (чемпиона мира WBC и WBO в среднем весе. – Прим. ред.).

«ТРЕНИРУЮСЬ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ»

— А как сейчас в Америке принимают европейских звезд?

— Я был очень удивлен, насколько доброжелательно ко мне здесь относятся. После первого боя я общался с Нонито Донэйром (чемпион мира IBF. – Прим. ред.), с Хулио Сезаром Чавесом (экс-чемпион мира в легком и суперлегком весе. – Прим. ред.), многие тренеры подходили, поздравляли, говорили, что показал хороший бокс. Люди из «Топ Рэнк» звонили и хвалили. В общем, я считаю, что попал, куда надо.

— Когда вам, кстати, предложили перейти в профессионалы?

— Переговоры начались почти сразу после Игр в Пекине. Вернувшись с Олимпиады, я некоторое время провел в Москве, думал над предложением «Топ Рэнк», но недолго: оставаться в любителях я не хотел. Сами переговоры заняли не очень много времени. Мои интересы представлял отец, «Топ Рэнк» — Кэмерон Данкин. Условия меня полностью устроили, поэтому договорились быстро.

— То есть теперь вы будете содержать семью?

— Нет, так нельзя говорить. И мама, и отец, и брат – все работают. Брат – в ресторане, мама – преподает. Папа вот только бросил работу, теперь занимается только со мной.

— Где вы живете в Америке?

— Недалеко от Майами, рядом с океаном. Живу вместе с родителями и братом, а скоро ко мне приедет моя девушка Аня. За три-четыре недели перед боями приезжаю в Санкт-Петербург (город в США в штате Флорида. – Прим. ред.), где живет мой тренер Дэн Бирмингем. Это недалеко – всего три-четыре часа езды на машине.

— С Винки Райтом на тренировках пересекаетесь?

— Не просто пересекаемся, а тренируемся вместе. Отличный парень, мы с ним нормально общаемся.

— Из нынешних звезд с кем бы вы хотели встретиться на ринге?

— С Оскаром де ла Хойей. Это легенда.

— А на кого ставите в поединке Оскара с Мэнни Пакиао (разговор проходил до боя, в котором де ла Хойя проиграл. – Прим. ред.)?

— Мы уже обсуждали эту тему с Дэном, Винки, другими ребятами и пришли к выводу, что Оскар выиграет. Кстати, когда показывают такие бои, мы всегда собираемся у Бирмингема и смотрим их все вместе.

«СУДЬИ НА ОЛИМПИАДЕ «ОТРЫВАЮТ ГОЛОВУ»

— Давайте вернемся на несколько месяцев назад. Скажите, что вам помешало победить в Пекине?

— Знаете, за все время, что я живу в Америке, лишь раз вспомнил об Олимпиаде: поговорили с отцом и больше не возвращались к этой теме. Наверное, сказался комплекс причин: и не совсем хорошая форма, и то, что мой тренер не участвовал в последнем сборе, и то, что на меня заранее повесили золотую медаль. Тем не менее я рад, что поехал на Игры, это было и полезно, и интересно.

А главный вывод, который я для себя сделал: люди из АИБА (Международной боксерской ассоциации. – Прим. ред.) своими закулисными играми убивают бокс. Судейство, которое было на Олимпиаде, это что-то за гранью добра и зла. Таких судей нельзя и близко подпускать к рингу. Так и напишите! Это не только мое мнение, многие так думают. Было обидно за ребят. Получается, что человек четыре года гробится на тренировках, не видит ни семьи, ни друзей. Ничего, кроме зала. Приезжает на Олимпийские игры, а ему там просто «отрывают голову».

— После Олимпиады главный тренер сборной Александр Лебзяк обвинил вас в бесхарактерности. Что скажете?

— Да, я читал в его интервью о «молочных боксерах». Мне трудно что-то сказать. Я Лебзяка продолжаю уважать, а то, что он говорит, пусть останется на его совести.

И вообще хочу пожелать через «Советский спорт» удачи нашей команде на Кубке мира (турнир пройдет на этой неделе в Москве. – Прим. ред.). Особенно ребятам, с которыми вместе провели не один год в сборной.

— А какие у вас сейчас отношения с Нагимом Хуснутдиновым? В интервью нашей газете (№ 140 от 23 сентября) он сказал, что вы поступили подло: не попрощались с ним, якобы обещали взять с собой в Америку, но обещания не сдержали.

Так сложились обстоятельства. Мне не хотелось бы об этом говорить, ведь это наше личное дело. Могу сказать, что сейчас все проблемы в наших отношениях решены.