ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ БОКС

Матч-реванш между полутяжеловесами Чэдом Доусоном и Антонио Тарвером, который состоится в субботу в лас-вегасском Hard Rock Hotel and Casino, обещает высококлассное зрелище, построенное на техническом совершенстве и ударной мощи парней ростом под 190 см каждый.

Антонио Тарвер – боец нестандартной боксерской судьбы. Возможно, все его успехи на ринге объяснялись одной всепоглощающей страстью – желанием побить гениального Роя Джонса-младшего. Они ровесники и земляки – оба из Флориды. Тренироваться начали примерно в одно время. И даже встречались на юношеском ринге в 1982 году (Тарвер проиграл). Но в дальнейшем их судьбы шли в разных направлениях: в возрасте 15 лет Тарвер забросил бокс в связи с переездом на новое место жительства.

Щелчок в мозгу произошел летом 1988 года, когда 20-летний Тарвер, юный наркоман без определенных занятий и надежд на будущее, валялся на диване и смотрел трансляцию Игр в Сеуле. Его потрясло знакомое лицо боксера, стоявшего на второй ступени пьедестала. То был Рой Джонс, ограбленный в финале турнира в пользу корейца и ставший героем Олимпиады. Тарвер был вне себя от обиды: на судьбу и, видимо, на Роя за то, что тот зарабатывает славу, а он, Антонио, пропадает в безвестности на диване. И Тарвер пошел в зал.

Пока Рой Джонс-младший завоевывал чемпионские титулы, куражился над соперниками и создавал легенду о своей непобедимости, все это время Тарвер упорно тренировался. К моменту, когда Тарвер попал-таки на Олимпиаду (он стал третьим в Атланте, проиграв Василию Жирову), Рой Джонс уже три года был чемпионом мира среди профи, победив в том числе таких бойцов, как Бернард Хопкинс, Джеймс Тони и Винни Пазиенца. Тарвер настиг Джонса, когда тот уже устал от своей непобедимости, только что отобрав чемпионский пояс в супертяжелом весе у пуэрториканца Джона Руиса.

Дальнейшее все помнят. Тарвер, хоть и со второй попытки, все же стал первым боксером, который нокаутировал Роя Джонса. А потом победил его еще раз. И дело не только в том, что Джонс постарел, но и в том, что маниакальное упорство Тарвера принесло ему психологическую победу. Он не боялся Джонса, которого знал с детства. И еще Джонс был главным раздражителем и стимулятором в его боксерской карьере.

Но ирония в том, что после победы над Роем Тарвер обнаружил в полутяжелом дивизионе сильных бойцов, над которыми у него не было никакого психологического преимущества. Последовало поражение в бою с Гленкофом Джонсоном, который до этого также нокаутировал Джонса. А через два года было бесславное поражение от Бернарда Хопкинса, в котором тренер Тарвера Бадди МакГирт увидел именно психологические причины.

Разменявший пятый десяток Антонио Тарвер исполнил свою мечту, но не смог утвердить себя как лучший полутяж мира. Молодому Чэду Доусону оказались нипочем достижения Тарвера. Доусон на полтора десятка лет моложе, но уже стал чемпионом мира по версии WBC. Это гибкий, пластичный боксер, у которого кулаки вылетают, как мячики на резинке. Доусон очень подвижен, защита корпусом и ногами помогали ему ускользать от прямолинейных атак Тарвера, а высокая ударная скорость и умение вязать комбинации давали преимущество почти в каждом эпизоде боя.

За полгода до этого Тарвер в превосходном стиле преподал урок бокса англичанину Клинтону Вудсу – но в бою с Доусоном он часто сам выглядел, как Клинтон Вудс: негибким, малоподвижным и однообразным. Кроме того, выяснилось, что левша Тарвер плохо понимает, как боксировать против левши Доусона, – отчего проигрывал дуэль передней рукой и регулярно нарывался на правый хук.

Чтобы победить в реванше, Тарверу необходимо вцепиться в Доусона мертвой хваткой и превзойти его в количестве ударов. А для этого придется внезапно помолодеть лет на пятнадцать. В каком-то смысле Чэд Доусон оказался реинкарнацией молодого Роя Джонса. И эта омоложенная версия Тарверу вряд ли по зубам.