Николай Валуев: Чемпионский пояс Хэю не видать! - Советский спорт

Матч-центр

  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 11:50
    Австралия
    Южная Корея
    0
    0
  • Бокс02 ноября 2009 00:27Автор: Левит Александр

    Николай Валуев: Чемпионский пояс Хэю не видать!

    В ближайшую субботу на ринге немецкого Нюрнберга Николай Валуев будет защищать свой чемпионский титул по версии WBA в поединке со скандально известным британцем Дэвидом Хэем. Сейчас питерский супертяж проводит заключительные тренировки в Берлине, где с ним встретился корреспондент «Советского спорта».

    ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ БОКС
    ДО БОЯ ЗА ЧЕМПИОНСКИЙ ТИТУЛ ПО ВЕРСИИ WBA ОСТАЛОСЬ 5 ДНЕЙ

    В ближайшую субботу на ринге немецкого Нюрнберга Николай Валуев будет защищать свой чемпионский титул по версии WBA в поединке со скандально известным британцем Дэвидом Хэем. Сейчас питерский супертяж проводит заключительные тренировки в Берлине, где с ним встретился корреспондент «Советского спорта».

    Хлеб профессионального боксера тяжел. Четко понимаешь это, наблюдая за тренировкой Валуева, длящейся больше часа, во время которой Николай не присаживается ни на минутку. Ровно десять раундов он бьется на ринге «с тенью», зажав по двухкилограммовой гантели в каждой руке.

    — Ну что, Коля, размялся немного перед завтрашними спаррингами? – спрашивает по окончании тренировки тренер Валуева Александр Зимин. Ничего себе – разминочка! Но сам Валуев словам своего тренера ничуть не удивляется.

    — Спарринги – это хорошо, — говорит он, двигаясь удивительно легко – и для своего веса, и для только что проделанной немалой тренировочной работы. – За десять дней до боя – то, что надо. Сейчас минут на десять в сауну нырну, а потом поедем ко мне в отель, там и поговорим.

    «СЫН ОБРАДОВАЛСЯ МОЕЙ ДВОЙКЕ»

    Правда, поговорить получается далеко не сразу. Потому что сначала Валуеву предстоит ежевечерний разговор по телефону с женой и детьми.

    — Все в порядке, – докладывает Николай, появившись наконец в гостиной своего огромного люкса. – Все здоровы, никто не нахулиганил, ребятишки маму слушают. Скучаю и по ним, и по Гале очень сильно. Но что делать? Галка хоть в Нюрнберг к бою подлетит, а дочу с сыном теперь только в Питере увижу. Гриня-то нынче серьезный человек – школьник, — улыбается Николай. — Просто так его с занятий не выдернешь.

    — Хорошо учится?

    — Учительница хвалит. Пятерки в тетрадках почти постоянно. Ну и уроки делает, не отлынивает. Хотя, кажется, и перетруждается над домашними заданиями не слишком. В этом он здорово меня в школе напоминает. Я не был никогда зубрежником, учился больше «на слух». Нет, конечно, что надо было учить – учил. Но без особого надрыва, влегкую.

    Кстати, недавно моя тетка нашла в старых бумагах мой дневник за первый класс. Оценки там нормальные, хотя без пары двоек не обошлось. Так Гриня туда сразу свой любопытный нос сунул, нашел одну двойку и жутко радовался: а вот, мол, папочка, и у тебя тоже случалось! Я ему сказал: «Да, было. Только учти, что за эту двойку меня наказали!»

    — Проникся?

    — Кажется, проникся. Голова-то у мальчишки, тьфу-тьфу, кажется, работает. Стишки, по крайней мере, умудряется по дороге в школу учить. Пока доедем на машине – уже готово!

    — Всегда отвозите сына в школу?

    — Когда я дома, утром по дороге на тренировку завезти Гриню в школу – святое дело.

    — А из школы забираете?

    — Из школы – это уже кому сподручнее вечером. Если у меня не получается, Галя забирает.

    — Из первого класса – и вечером?

    — Вечером. В школе у Гриши и продленка, и тренировки, и кружки.

    — Не перебор?

    — Не могу сказать, что я сторонник жуткой нагрузки. Но ребенок должен быть занят. Когда я рос, мы свободное время проводили на улице. Летом – футбол, зимой – хоккей, лыжи, с горки в парке на санках катались. Горка эта, кстати, и сейчас есть, а вот время сильно изменилось. Разве здравомыслящие родители отпустят сейчас ребенка на улицу? А дома что? Телевизор. Или компьютер. А там, как говорится, вся палитра. Так что школа с продленкой нынче – идеальный вариант.

    — А Школа бокса Валуева не идеальный?

    — Тоже хороший. После боя вернусь в Питер – буду снова по школам ездить, ребят искать.

    — Агитировать или лучших отбирать?

    — Что не отбирать – это точно. Да и агитацией я бы это тоже не назвал. Идет общение. Мне важно, чтобы ребята видели – их будущее небезразлично.

    — Кому небезразлично?

    — Да хотя бы мне! Понимаю, что это не так уж много. Но сколько ребят смогу увести с улицы, увлечь здоровым образом жизни – столько мне в плюс и запишется. Когда-нибудь.

    — Когда-нибудь – это понятно. А сейчас? Ребята, которые у вас занимаются, они понимают, что пришли в Школу Валуева, а не в Школу имени Валуева?

    — А какая разница? Лишь бы им там было интересно, лишь бы с пользой. Да и для того, чтобы имя «Школа Валуева» стало громким, нам еще расти и расти. Мы ведь делаем, по сути, первые шаги. Не старую, готовую спортшколу переименовали – на ровном месте начинаем. С нуля.

    – Так, может, это и лучше – на пустом-то месте?

    — Не знаю, не знаю. Может, и лучше, но что не легче – это точно. Хочется верить, что все получится. Время покажет.

    «ВЕДРО НЕ ВЫПЬЮ»

    — А оно у вас есть, это время?

    — Ох, вопросик! Надеюсь, когда-нибудь будет больше. А пока чаще всего катастрофически не хватает. Тренировки, школа, общественные дела плюс дом достраивать нужно – порой полный зарез.

    — Плюс кино, плюс эстрада...

    — Какая еще эстрада?

    — Как какая? Прочитал недавно: «Николай Валуев в паре с Николаем Басковым выступил в роли ведущего эстрадного шоу».

    — «В паре» — это звучит гордо, — смеется боксер. — Но истине не соответствует. Это Басков поет – и очень здорово поет. А я просто постоял рядом с ним на сцене – и все.

    — И часто предлагают «постоять на сцене»?

    — Случается. Вот Первый канал приглашает поучаствовать в «Золотом граммофоне». Не знаю, правда, получится ли – это будет зависеть от моего немецкого расписания.

    — А если получится, то в какой роли? Ведущего?

    — Вряд ли. Скорее всего в качестве вручающего награды в какой-то из номинаций.

    — А что, «Золотому голосу» от «Золотой перчатки» — это звучит! Особенно если призом будет «Золотая пивная кружка» — литровая, как в Мюнхене на «Октоберфесте».

    — Вот только «Октоберфестом» меня попрекать не надо! Если бы на следующий день по соседству с Мюнхеном не назначили пресс-конференцию с Хэем, ни на какой пивной праздник я в разгар подготовки к бою не полетел бы!

    — И как «Октоберфест»? Понравилось?

    — А что – весело было. Разрядка получилась классная – часика три непринужденного веселья. Умеют немцы развлекаться, этого не отнимешь. Ну и я старался не отставать: вместе со всей командой Зауэрланда, как положено, на скамейке поплясал, со сцены немецкой народной песней подирижировал.

    — Ну и по пиву тоже, как положено, прошлись? Признавайтесь, сколько на грудь приняли?

    — Парочку принял. Причем, как ни грустно, пиво было безалкогольное.

    — Почему же грустно?

    – Ну я же нормальный мужик! И к пиву отношусь с одобрением, если не в предбоевой период. Но те, кто, глядя на мои габариты, думает, что мои взаимоотношения с пенным напитком начинаются на уровне ведра, сильно ошибаются: при большом желании и большой жаре меня, может, на пару литров и хватит, но никак не больше.

    «ГРУЗДИ СОЛИЛ БОЧКАМИ»

    — Кстати, о литрах. Вон в той баночке трехлитровой, что у вас на подоконнике примостилась, не грибочки ли?

    — Они, родимые. Причем именно что грузди, к тому же белые. Тут ведь какое дело: у нас белый груздь, похоже, выродился как класс, а в лесах под Берлином его этой осенью – видимо-невидимо. Выходи в лес – и хоть косой коси. Пока тренировались в Кинбауме, не выдержал и сменил рыбалку на «тихую охоту». Считайте, все свободное от тренировок время в лесу с ножиком и корзиной провел.

    — Но если так – почему всего на одну банку «накосили»?

    — На одну?! – смеется Николай. – То, что вы видите, – это, так сказать, контрольный экземпляр. Я этими груздями едва ли не всех своих берлинских знакомых успел «подогреть». Ну и на свою долю оставил. Сейчас вот думаю, как их домой переправить. Самолетом может дороговато выйти: две пластиковые двадцатилитровые бочки – это какой же перевес получится?! Но и в Берлине такую вкуснотищу, такую знатную закуску ни за что не оставлю!

    — Несведущий в процессе подготовки боксера наш разговор послушает и удивится. Лес, рыбалка, грибочки, закуска...

    — Еще баню добавьте.

    – Вот-вот.

    На самом-то деле без бани, точнее, сауны, боксеру никуда – лучше нее напряжения после тренировки ничто не снимает. И прогулки по лесу из той же серии – психологическая, да и дыхательная, кстати, разрядка. А как без нее? Бой-то предстоит не из легких, а значит, и подготовка нужна соответствующая. Как, впрочем, и перед предыдущими поединками.

    «ДО ХОЛИФИЛДА ХЭЮ – КАК ДО ЛУНЫ»

    — Но, наверное, и какие-то различия есть? Какая-то «заточка» под конкретного соперника? Говорят, что Хэй своей манерой ведения боя похож на Холифилда…

    — Пожалуй, никого из моих прежних соперников он боксерской манерой не напоминает. Тем более – Холифилда. До Эвандера ему – как до Луны пешком. Класс другой.

    — То есть поединок с Хэем вам представляется более легким, чем декабрьский бой в Цюрихе со знаменитым ветераном?

    — Да нет, конечно, не представляется. В боксе легких боев вообще не бывает, а в тяжелом весе, где все может решить один случайный удар – особенно. Если кто говорит по-другому, то это – рисовка.

    — Случайного удара при вашей с Хэем разницей в весе и росте должен, скорее, англичанин опасаться. Для вас-то какая в этом проблема?

    — Вот в этом-то проблема... Хотя нет, скорее не проблема, а дополнительная сложность – соперник-то опять «маленький»! Не раз уже говорил, что мне куда удобнее драться с «большими», но Вильфрид Зауэрланд не ищет для меня легких путей! – смеется Валуев.

    — Да и легких соперников, похоже, тоже не ищет.

    — А откуда им, легким, на чемпионском уровне взяться? Вот не легких, а «больших» поискать можно было бы.

    — Где же таких больших, как вы, взять?

    — Ну, не такой уж я феномен! Кстати, сейчас у Зауэрланда на просмотре паренек из Киргизии – ростом два двенадцать. Стали однажды рядом – один в один! Так что, как видите, смена растет. Я имею в виду по габаритам. Только он еще молодой, всего восемь боев за плечами – посмотрим, что из него получится. Но это так – «лирическое отступление». А что касается предстоящего боя... Считаю, не стоит думать о том, маленький Хэй или не маленький, насколько он слаб или силен. Надо просто драться, и все. Делать свое дело. Выполнять план – и все будет в порядке.

    «РАЗГОВОРЫ О СОПЕРНИКЕ – НЕ В КАЙФ»

    — А этот план предусматривает какую-нибудь реакцию на хамские высказывания Хэя, который признался, что просто жаждет к бою разозлить вас до предела?

    — На ринге я злюсь лишь настолько, насколько это нужно.

    — За высказывания, которые позволял себе англичанин, напрашивается элементарное «в морду»!

    — Но я же понимаю, что это – всего лишь часть тактики: любой боксер старается вывести соперника из равновесия.

    — Однако когда-то, обсуждая знаменитые «отрубленные головы Кличко», вы сказали: «Одним идиотом в боксе больше». Так давайте уточним: все эти хамские выходки Хэя – это все-таки идиотизм или предбоевая тактика?

    — Тактика, конечно. Только именно что идиотская и хамская. Я бы даже сказал: гнусная. Но – тактика.

    — И что можно такому хамству противопоставить? Не реагировать на все его «волосатый урод», «от моего соперника плохо пахнет»?

    — Именно. Вот если бы мы находились в других условиях, реагировать нужно было бы.

    — Что вы имеете в виду под «другими условиями»? Встречу не на ринге, а где-нибудь в лесочке? Да с гантелями в руках, как сегодня на тренировке?

    — Гантели – это подручный тренажер – уверяю вас, и без них на поляночке, за деревенькой, отлично обошлось бы. Там бы все было совершенно по-иному.

    — Так ведь «за деревенькой» англичанин ведет себя вовсе не по-хамски. Посмотришь на него во время пресс-конференций – нормальный паренек, без всяких закидонов.

    — Да уж, при личных встречах парня не узнать. Вежливый такой, адекватный – ну просто дипломат на переговорах. Хэй, похоже, хорошо усвоил: что можно, а что нельзя. Ну да и мне такой «дипломатической подготовки» не занимать: нормальная человеческая реакция в моем случае недопустима, надо оставаться в застегнутом на все пуговицы «мундире». Не только на предбоевых мероприятиях, но и на ринге – до самого последнего гонга.

    — До самого последнего – это об окончании 12-го раунда? Настраиваетесь на долгий поединок?

    — Я всегда готовлюсь к полному бою: загадывать, что, мол, уложу соперника в третьем или там седьмом раунде – себе дороже. Тем более с такими соперниками, как Хэй – он ведь наверняка будет бегать от меня по рингу весь поединок, так что быстро завершить дело едва ли получится. Если только нарвется на удар...

    — А нарвется?

    — Постараюсь, чтобы нарвался, а вот получится ли?.. Хотя одно могу сказать наверняка: из Берлина Хэй уедет без чемпионского пояса. А вообще мне все эти разговоры о будущем сопернике – совершенно не в кайф. Давайте лучше детективчик посмотрим. В меру крутой, в меру смешной. Как раз то, что надо – голова отдыхает!

    Мы смотрим видик. Детектив не американский – наш, российский. Так что в конце побеждает не добро, а в соответствии с «правдой жизни» — зло. Очень хочется верить, что в субботу в Нюрнберге все будет наоборот.