Наталья Рагозина. Фото из архива Натальи РагозинойЧемпионка мира по боксу по семи версиям во втором среднем весе Наталья Рагозина в интервью «Родной газете» рассказала о том, почему с ней не хочет вступать в бой дочь легендарного Мохаммеда Али Лейла, а также о съемках для мужских журналов.

– Наталья, насколько женский бокс пользуется популярностью у зрителей?

– Женский бокс хорошо раскручен на Западе. В России такого и близко нет. Жаль. В Германии бои с моим участием собирают полные залы. Немцы ходят на бокс целыми семьями. Это круто! Еще ни одна женщина в мире не заманивала столько народу на свои поединки.

– Создается впечатление, что дочь знаменитого боксера Мохаммеда Али Лейла от вас немножко бегает. Или это не так?

– Бегает-бегает. Я же не могу ее заставить выйти на ринг. Мои менеджеры ее и так уламывали, и сяк. Предлагали столько, сколько она запросит. Уже, казалось бы, все ее желания были удовлетворены, но в последний момент сделка срывалась… Считаю, Лейла просто боится потерять свое имя.

– Она ведь не вышла против вас защищать чемпионский пояс. Значит, титул не боится потерять, а имя боится?

– Да, потому что у нее отец действительно великий спортсмен. Я Мохаммеда Али очень уважаю. У меня собрана вся литература о нем. Он легендарный боксер, и Лейле в этом смысле есть что терять. Но и мне тоже есть. Я рискую наградами, которых добилась сама. Когда выхожу на бой, то всякий раз бросаю на ринг все свои пояса и должна заново их отстаивать. Пока не проиграла никому. Как и Лейла. Надеюсь, на следующий год она все же выйдет против меня на ринг.

– Ваш тренер, олимпийский чемпион Вячеслав Яновский, говорит, что Али стала уже не та.

– Вячеслав Евгеньевич ошибается. Это все оптический обман. Многие говорят: «Она никакая, ты лучше». Но я не расслабляюсь, а тренируюсь и готовлюсь «под нее». У меня была мечта, благодаря которой я оказалась в профессиональном боксе: встретиться с Лейлой Али и победить ее. Думаю, рано или поздно мое заветное желание осуществится. Ну, не может Лейла не выйти. Я за карьеру уже почти все выиграла и думаю: вот повешу перчатки на гвоздик и начну заниматься ребенком, собой, чем-то другим. Удерживает на ринге только одно – несбывшаяся пока мечта.

– Вам приписывают слова «порву Лейлу, как Тузик грелку». Было такое?

– Было. Обязательно порву. Я уже не знаю, что бы такого еще сказать, чтобы вызвать ее на поединок. После очередного своего выигранного боя я сказала: «Лейла, где ты? Выходи, хватит прятаться». Дело в том, что и она прямо в камеру заявляет, что разделается со мной. Мой менеджер привез видеокассету из Америки, там Али говорит: «Если она меня вызывает, пусть скажет, куда, я приеду и порву ее на части, будь то в России или Германии – без разницы». Раньше Лейла не могла выговорить мою фамилию, теперь знает ее очень хорошо, потому что внимательно наблюдает за мной.

– А какими суммами пытались завлечь на бой с вами Лейлу?

– В последний раз ей предложили 800 тысяч долларов. Это был рекорд. До этого она получила за свой бой с дочкой Формэна около 350 тысяч. Сначала Лейла хотела полмиллиона. Мы согласились. Потом уже 800 тысяч запросила. Ей и эту сумму гарантировали. Но она все равно ни в какую. Не хочет терять имя. Али в Америке звезда, ведет шоу «Танцы на льду», рекламирует товары. Конечно, кому хочется из-за одного удара потерять все разом?

– Вы несколько раз позировали для мужских журналов. Для вас это не составляет проблемы?

– Я считаю, что выглядела там вполне пристойно. Мне, правда, после звонили из Федерации бокса, журили: «Наташа, как ты могла, ты же у нас чемпионка мира!» Я им ответила по-простому: «Знаете что, когда вы смотрите на других девчонок в таких же журналах, это, по-вашему, нормально, а меня увидели, так сразу крамола». Ничего пошлого в этих фотографиях нет. Да и ничего нового, полагаю, я там не открыла.