V4x3 l 1516174504158

Интервью с российским защитником Дмитрием Симоновым, игроком албанского клуба «Кораби».

– Дмитрий, расскажите, как воспитанник «Локомотива» оказался в чемпионате Албании?
– Как обычно бывает в таких случаях: появился вариант с просмотром в Албании, где нас встретили местные агенты и предложили свои условия и варианты. На родине же без хорошего агента закрепиться тяжелее. В Албании я не один из России: вместе со мной Хасан Хацуков.

– Вы принадлежите клубу «Камза», но играли в аренде в «Кораби»?
– Да. Мы с Хасаном подписали контракты с «Камза», который представляет Суперлигу Албании, он остался в клубе, а мне пришлось уйти в аренду на дивизион ниже, чтобы иметь игровую практику. Я отыграл четыре месяца в «Кораби» и сейчас расторг контракты с обоими клубами. У меня и Хасана сейчас есть несколько предложений от албанских клубов, посмотрим, что из этого выйдет.

– Расскажите про чемпионат Албании, что удивило?
– Меня по-хорошему удивил местный футбол. Когда ехали сюда, то, честно говоря, сомневались в правильности своего решения. Но все сомнения развеялись, когда вышли на поле. Футбол тут очень быстрый, интенсивный, чего не хватает нашему чемпионату, я имею в виду ФНЛ и второй российский дивизион. Индивидуально игроки в российском чемпионате сильнее, но если брать команды, то темп и динамика игры выше в албанском чемпионате. Футбол тут такой же яркий, как футбол в Сербии или Хорватии. Настоящий балканский футбол. Жесткий и с характером. Тут очень хорошо развиты спортивные СМИ, каждый матч освещается в полном объеме. Телевидение показывает практически все матчи чемпионата.


Хасан Хацуков (в центре слева) и Дмитрий Симонов (в центре справа) после подписания контракта

– Даже второй дивизион?
– Не все матчи, но большинство из тура показывают.

– А как с посещаемостью в чемпионате?
– Она отличная, но тут невозможно точно назвать количество болельщиков, пришедших на матч, так как иногда их набивалось больше, чем официальная вместимость стадиона. Есть открытые стадионы, где люди просто приходят, встают за трибунами и смотрят футбол. Ажиотаж очень большой. Кстати, футбол здесь посещают только мужчины, женщин я практически не видел на трибунах.

– Дорого сходить на футбол?
– Клубы первого дивизиона на билетах не очень много зарабатывают. В Суперлиге с этим дела обстоят лучше. Билет на футбол в высшем дивизионе стоит 300-400 рублей. Но и там, как в первом дивизионе, проходит много безбилетников: кто-то кого-то знает, кто-то чей-то родственник. Страна небольшая, все друг друга знают.

С каким российским дивизионом Вы можете сравнить чемпионат Албании?
– Уровень Суперлиги сопоставим с нашей ФНЛ, а лидеры чемпионата не затерялись бы и в российской премьер-лиге. Это я говорю о явных фаворитах, которые уже давно разыгрывают между собой места в еврокубках и чемпионство. А первый дивизион Албании – это уровень второго российского дивизиона, но, опять же, команды которые лидируют в нем, могли бы играть и в нашей Футбольной национальной лиге.

– Вопрос, который мы задаем всем футболистам: сравните уровень зарплат с нашим чемпионатом.
– Зарплаты в первом дивизионе как во втором российском, а в Суперлиге Албании средняя зарплата две тысячи евро, что выше средней зарплаты в нашем ФНЛ.

– «Скендербеу» – это непререкаемый лидер и авторитет в албанском футболе?
– Да. Они многократные чемпионы, но в прошлом сезоне их обошел футбольный клуб «Кукеси». У «Скендербеу» каждый сезон стоит задача: как можно дальше пройти в еврокубках, чтобы заработать денег и максимально засветить своих игроков. Они с «Партизаном» и «Кукеси» – лидеры чемпионата.

– Есть ли лимит на легионеров?
– Четыре игрока на поле, а в заявке на игру может быть сколько угодно.

– Расскажите про клуб «Кораби», за который вы играли.
– Это один из самых старейших клубов страны. В прошлом году они вылетели из Суперлиги, и у клуба возникли проблемы со спонсорами, но на уровне первого дивизиона у них хорошее финансирование. Город называется Пешкопия и находится рядом с границей Македонии, в горах. Городок небольшой, туристический. Футбол – это единственное развлечение для жителей города. Все ждут выходных и заполняют стадион на домашней игре.

– Вы жили на базе или клуб предоставил жилье?
– Клуб снял мне квартиру.

– Куда-нибудь ходили? Изучили местные достопримечательности?
– Команда живет и базируется в Тиране – столице Албании,а в Пешкопию приезжает только на домашние игры. Путь занимает четыре часа по серпантину. Мы приезжали за день до игры, заселялись в гостиницу и на следующий день после игры возвращались обратно в столицу. В Тиране много интересной архитектуры – есть, что посмотреть. Ощущается влияние Италии, которая недалеко. Тут можно увидеть знакомые и нам здания. Это же была страна соцлагеря, и целые кварталы построены нашими строителями. Пятиэтажные «хрущевки». Чувствуется, что страна только недавно начала перестройку и переход на рельсы сводной торговли. Хотя они уже одной ногой в ЕС. Тут говорят, что через два-три года они уже будут в Евросоюзе. Дистанцируются от влияния социализма, строят новые районы, развивают экономику.

– Я много путешествовал по странам бывшей Югославии, и в каждой стране встречал негативное отношение к Албании, про которую рассказывали различные «страшилки», Вы ни с чем подобным не сталкивались?
– Разница между гражданами из стран бывшей Югославии и жителями Албании, конечно, есть, но я не сталкивался с негативным отношением. Хотя менталитет, конечно, отличается: чувствуется влияние Османской империи. Я спокойно гулял по городу, ходил в кафе и рестораны и нигде не встречал какой-либо агрессии. Тут очень адекватные люди.

– Самая большая аудитория, при которой играли в Албании?
– Дома – четыре тысячи болельщиков, а как-то раз на выезде – тысяч, наверное, восемь. Для первого дивизиона – это прекрасная аудитория.

– Самый дальний выезд по стране?
– Дольше всего было добираться на домашние матчи (смеется), остальные клубы базируются или в Тиране, или рядом: час-два – и на месте. А на домашние матчи в автобусе по серпантину четыре-пять часов ехать. Зато красивые пейзажи: горные вершины в снегу, горные озера, много елок. Однажды был случай. Ехали с игры, смеркалось, вдруг неожиданно автобус ломается на горном перевале. Рядом ничего кроме гор и дороги. Пока разбирались с автобусом, наступила глубокая ночь. Мы вышли из автобуса подышать на улицу, как вдруг где-то в горах завыли волки. В этот момент стало жутковато.

– Малоприятная компания была у вас в горах. Вернемся тогда обратно на стадион. А у «Кораби» были ультрас?
– Да! Конечно. В прошлом сезоне, когда клуб выступал в Суперлиге, из-за болельщиков пару раз дисквалифицировали стадион, и клуб играл без зрителей. Это местный горячий менталитет. Болеют тут очень яростно, особенно, когда приезжают какие-либо принципиальные соперники – с огоньком!

– А дерби у «Кораби» есть с кем-нибудь?
– С «Буррели» из одноименного города, который на полпути от Пешкопии к Тиране. Они хоть и аутсайдеры дивизиона, но оба матча с ними (дома и в гостях) прошли у нас в жаркой обстановке.

– Околофутбол?
– На стадионе это взаимные оскорбления и перекидывание друг в друга бутылками, но за пределы стадиона агрессия не выплескивалась, на моей памяти. А вот в Тиране были столкновения между болельщиками. Там город поделен на две части: «Тираны» и «Партизана». Первые сейчас вылетели в первый дивизион, и поэтому градус напряжения между болельщиками понизился.

– Кто следит за порядком на стадионах?
– Полиция.

– На матче с «Буррели» ее было много?
– Там очень маленький стадион, поэтому на этом дерби было мало полицейских. Где-то около тридцати человек.

– Как назывались ультрас «Кораби»?
– Название ультрас «Кораби» я не знаю, но самая известная ультрас-группировка, которая представляет всю эту провинцию, называется «Sokolat Diber» – «Соколы Дибёра» или «Парни с вершин», как их еще называют. Дибёр – провинция, в которой базируется клуб.

– Кстати, а какая погода сейчас в Албании?
– Сейчас +10. В горах, где играл матчи «Кораби» холодней, но до минуса и там дело не доходило, когда я играл. Минимальная температура была градуса три.

– Сдружились с кем-то в «Кораби»?
– Да. Сблизился со вторым голкипером команды Тедом Лачо. Его дедушка Теодор Лачо был послом Албании в России и прекрасно знаком с нашей страной. Так же сдружился с молодым парнем, защитником Тео Османллари. Он, как и я, был в аренде. С ними больше всего сдружился.

– Общались на английском?
– Конечно. С тренером «Кораби» тоже на английском, а вот главный «Камзы» английский не знал, и мы не нашли общий язык.

– Отойдем немного от футбола. Как Вам местная кухня? Может быть, соскучились по российской ?
– Да, по российской кухне я скучаю. Местная кухня мне не очень нравится. Поэтому я хожу в супермаркет, покупаю там продукты и готовлю дома. Из местной еды мне очень полюбился козий сыр, который постоянно покупаю. Очень вкусный. Как я говорил, Италия тут недалеко, и тут много разных итальянских ресторанов и кафе, где можно поесть вкусную пиццу и восхитительную пасту.

– Сами в Италию из Албании не сгоняли?
– Пока нет, но думаю попробовать съездить. Тут пять часов на пароме, и ты в Италии.

– Чем удивила Албания? Сейчас очень много говорят, что скоро в Албанию пустят полноценные туристические туры.
– Это и удивило. Оказывается, тут существует полноценный курортный отдых. Понятное дело, что они пока отстают в этом плане от соседей в лице Хорватии, Словении и Черногории, но, например, город Дуррес, который расположен на побережье Адриатического моря, имеет очень приличные пляжи, инфоструктуру и достопримечательности. Так же есть Влера и залив Ляльзит. Думаю, что года через три сюда поедет гораздо больше людей. Тут по всему побережью идет строительство отелей, приводят в порядок пляжи. Мы сейчас тренируемся рядом с Дурресом. Море тут чистое, пляжи песочные, много елок вдоль побережья. Кстати, еще удивило отсутствие бань и саун. После игры можно восстановиться только в бассейне и у массажиста. Попариться тут негде.

– Вы говорили, что часто ходили в итальянские рестораны. Могли позволить себе выпить вина?
– Тут это не очень приветствуется, но и не запрещается. С партнерами по «Кораби» ходили в рестораны. Албанские игроки сами решали, кто пьет, кто нет, по религиозным убеждениям. Местные официанты, кстати, не рекомендуют брать местное вино, рекомендуя итальянское или македонское.

– В российском футболе кальян ассоциируется с одной всем известной историей. В Албании футболистам разрешают его покурить?
– Что странно, кальянных тут вообще нет. Я, по крайней мере, ни разу не встречал.


Дмитрий Симонов крайний справа

– Удивительное рядом. Что ж, время последних вопросов нашего интервью. Есть ли у Вас кумир в современном футболе?
– Нет. Нравятся просто сильные личности. Я очень люблю читать автобиографии. Недавно прочел Роя Кина, сейчас читаю Джейми Варди. Человек поднялся из самых низов. Люблю настоящих рабочих лошадок, которые сами себя сделали.

– Следите Вы за чемпионатом России?
– По возможности, конечно.

– Удивились лидерству родного для вас «Локомотива»?
– Конечно! Но я думаю – это все харизма Юрия Павловича Семина. Он – глыба! Пришел тренер с историей, с победным прошлым, который встряхнул команду, объединил всех вокруг себя, это и позволяет команде находиться там, где она сейчас.

– Последний вопрос, который мы всем задаем, болеете ли Вы за какую-либо команду?
– Я симпатизирую Гвардиоле и командам, которые он тренирует, слежу за ним. Еще нравится, как играет «Челси» Антонио Конте.