Я – ФАНАТ

 Лет этак 30 или даже 35 тому назад перед красногорским пареньком Сережкой Беликовым было два пути во взрослую жизнь: стать футболистом или предпочесть музыку. И уж, конечно, никак не могло ему прийти в голову, что однажды судьбу, подкидывающую такие задачки, удастся обмануть. Что Сергей Беликов-музыкант будет собирать полные залы восторженных поклонников, а Сергей Беликов-футболист – крутить финты на лондонском «Уэмбли» и других крупнейших стадионах мира.

– Сергей, название нашей рубрики «Я – фанат» несколько условно, но вот лично вы сможете о себе сказать: да, я – фанат?

– Если говорить о музыке, то безусловно – да. Но, коль скоро мы беседуем, наверное, в большей степени о спорте, то также – да, но с известными оговорками.

– С какими, например?

– Вот я болею за московский «Спартак», но на стадионе когда был в последний раз, даже не припомню. Много раз ловил себя на мысли, что интереснее смотреть футбол по телевизору. Этакий одомашненный вариант фанатства: без криков, барабанов и флагов. Зато, кстати, на всю жизнь запомнил свое первое посещение «Лужников». Было это, кажется, в 1966 году. Знаменитый матч «Спартак» – «Торпедо» – команд для тех времен просто культовых. На поле Воронин, Стрельцов, что ни игрок – звезда. «Спартак» проигрывает 0:5…

– И после этакого разгрома вы стали «спартачом»?!

– После того обидного поражения я просто остался ему верен, а болеть за «Спартак» начал еще раньше – по радиотрансляциям. И сейчас желаю команде успеха, пусть для нее наступили тяжелые времена. Но такое с каждым случается, вот и от «Торпедо» пять «сухих» пропускали. Хуже другое – игра «Спартака» с каждым годом все дальше отдаляется от понятия «современный футбол». Лично мне странно упрямство Олега Ивановича Романцева, который не желает уйти от «фирменного» мелкого паса, даже после того, как осенью от этой тактики в Европе не оставили камня на камне.

– Вы росли в Красногорске, а азы футбола где постигали?

– На стадионе «Красный Октябрь» в Тушине. Это минут 10 получалось на электричке от Красногорска, да еще 20 минут пешком от дома до станции. Так ежедневно выходило полчаса туда и столько же обратно.

– Успехи были?

– Наша команда становилась чемпионом Москвы, несколько раз были в призерах. Но, когда я поступил в музыкальное училище, пришлось выбирать что-то одно.

– Зато у вас впереди были ансамбли «Аракс» и «Самоцветы», суперпопулярные в 70–80-е годы. А потом и вовсе почти профессиональная футбольная команда звезд российской эстрады «Старко». Кто додумался до ее создания?

– Идейку нам подкинули итальянцы. Помните, Пуппо, Рикардо Фольи, Джанни Моранди… У них к тому моменту уже существовала аналогичная команда, и это был весьма раскрученный коммерческий проект. Однажды они предложили организовать матч с Россией. И тут выяснилось, что у нас-то такой сборной нет. Зато стало очевидно, что многие наши звезды совсем не прочь погонять мяч. Юра Давыдов, руководитель группы «Зодчие», даже специально в Италию съездил, чтобы посмотреть на их команду звезд. Вернулся с такими широкими глазами!.. В итоге мы быстренько собрали экспериментальный Состав: Давыдов, Володя Пресняков-старший, я, Михаил Муромов, Юра Лоза, Крис Кельми, Андрей Сапунов, Виктор Резников… Пробный матч нам организовала фирма «Борей», которая предложила сразиться с собственной командой, а после устроить небольшой гала-концерт.

– Считается, что артисты эстрады всегда и везде работают только на себя, а тут ведь не сольный концерт – футбол игра командная…

– Было такое замечательное чувство эйфории, упоение новой идеей. Ведь даже играя сборный концерт, ты изначально знаешь, кто, куда, как пойдет – все схемы и варианты. А тут предложили собраться вместе, чтобы не петь, а играть в футбол! И всякая отчужденность обычных тусовок вмиг пропала.

– Может, потому «Старко» и стала такой популярной, что зрители почувствовали эту искренность: пусть с футболом не ахти, зато играют, а потом и поют с душой?

– Ну, играли мы не так уж и плохо.

– А с итальянцами в итоге довелось сразиться?

– Да, уже через полгода от создания «Старко». В «Лужниках» 1 мая 1992 года – наша первая международная встреча. И мы к великому собственному восторгу, а также на радость тем, кто пришел посмотреть на игру, обыграли итальянцев 3:1. Я же был вообще без памяти, поскольку все три итальянцам положил самолично. Ко мне потом подошел знакомый журналист и сказал: «Серега, ты и сам не понимаешь, сколько профессиональных футболистов тебе сейчас завидуют – на огромном табло «Лужников» фамилия Беликов написана аж три раза».

– Так постепенно вы с командой доехали и до «Уэмбли».

– Но сначала в том же 1992 году мы вышли на поле другой легендарной арены – Республиканского стадиона в Киеве. Играли матч с коллегами-украинцами. Это был просто шок. В «Лужниках» на нас пришло посмотреть где-то 20–30 тысяч зрителей, а в Киеве – стотысячник был заполнен весь. Кроме одного сектора, где поставили сцену для последующего концерта. Рев стоял такой, что даже голова кружилась – впечатления непередаваемые. Кстати, мы и тогда выиграли – 5:2. А я опять сделал хет-трик. «Старко» вообще на моей памяти практически никому не проигрывало, разве что уже на своем закате. А в начале все было очень здорово. И тренировались регулярно – раз в неделю. Наставники были на зависть – Евгений Ловчев, Валерий Гладилин, Юрий Гаврилов. Играли в Германии, Ирландии, Голландии. А в Англии был неофициальный чемпионат мира по футболу среди представителей шоу-бизнеса. Там, на «Уэмбли», мы стали вице-чемпионами. И то, наверное, только потому, что игроков в команде получилось в обрез – без замен. Согласитесь, для стометровой поляны «Уэмбли» 11 даже настоящих футболистов-профи – маловато. При том, что турнир длился два дня, и в день приходилось играть по нескольку матчей. Кстати, один из голов, забитых мной на «Уэмбли», потом вошел в видеоряд клипа, посвященного российской сборной.

– Могли бы вы составить некую символическую сборную артистов-футболистов?

– В воротах у нас постоянно стоял только один человек – Юрий Давыдов. Правда, однажды, когда он на искусственном газоне в Питере сломал ногу, его заменил Валера Сюткин. Сам Сюткин неплохо смотрелся в центре поля. В центре обороны очень квалифицированно играл Юрий Лоза. Вообще, защита была на подбор: кроме Лозы, Андрей Сапунов, лидер «Воскресенья», и Сергей Минаев. Забивными же были Крис Кельми, Игорь Мельник. Нет-нет да и отмечался голом Петрович – Пресняков.

– А ваша роль на поле была какой?

– Теоретически – нападающий. Но приходилось оттягиваться в центр и брать на себя функции плеймейкера.

– Почему же столь замечательный проект «Старко», по сути, умер?

– Ну, я не могу сказать, что он совсем уж умер, но и живым тоже назвать его нельзя. Просто новое поколение артистов предпочитает экстремальный спорт, а «старики»… Кто-то потерял интерес, кто-то посчитал, что лишние проблемы и головная боль ему в жизни не нужны.

– А что это за «лишние проблемы»?

– Таков, видимо, менталитет российского шоу-бизнеса. А «Старко» начала в итоге жить по этим шоу-законам, которые трудно назвать хорошими. Это ведь изначально коммерческий проект, но на определенном этапе в него стали попадать люди, которые даже в футбол играть не умели. Пошло и клонирование команды, когда по поступающему приглашению выезжала наспех собранная группа артистов в расчете на концерт и деньги. Мол, в футбол там как-нибудь сыграем. Иногда получалось, что одновременно в разных городах играло от двух до пяти таких футбольных сборных. Вышло, что «Старко» стала не нужна. Зачем, когда можно собрать кого угодно и сыграть за деньги где и с кем угодно?

– А вы сами остаетесь в составе «Старко»?

– Нет, я в числе тех, кто однажды собрал манатки, поклонился и ушел. Грустно! Хотя сейчас поступают предложения вернуться.

– Но с футболом не расстались?

– Да, гоняю раз в недельку, но уже не с коллегами по эстраде.

– Может, такое затишье – удобный повод подвести некоторые итоги в своей футбольно-музыкальной карьере. Вы забивали на многих стадионах мира, а сколько голов нащелкали в итоге?

– С 1991 по 1998 год за «Старко» я забил ровно 70 голов. Надеюсь, что на этом мой бомбардирский счет не закрыт.