УЧИТЕ ЯЗЫК

В «Спартаке» начиная с 1997 года выступало больше всего легионеров — двадцать. С появлением в команде первого из них, бразильца Робсона, в штат был приглашен переводчик — Георгий Чавдарь. В клубе он работает с южноамериканскими и африканскими футболистами. Для них он словно второй отец.

НОЧНЫЕ ЗВОНКИ ОТ МАРКАО

— Бразильцы меня так и называют — pai, то есть отец, — улыбается Чавдарь. — Я для них действительно как второй папа. Все проблемы решают через меня.

— Например?

— Да уйму всяких сложностей. Допустим, кран протекает. Или стиральная машина не работает. Не будут же они в клуб звонить. Позвонят Георгию. А я всегда стараюсь помочь.

Проблем масса… Если надо оплатить телефонные счета или из родственников кто заболеет — опять же ко мне обращаются. Могут ночью позвонить. Однажды Маркао разбудил ни свет ни заря — говорит, дочка руку вывихнула. Жена плачет, чуть ли не в истерике. Делать нечего — беру такси, везем ее в больницу. Часто легионеров останавливает на улице милиция. Кому им звонить? Опять же мне. Прошу их передать трубку и по телефону пытаюсь «разрулить» ситуацию. Объясняю, что это футболист «Спартака». Иногда не помогает. Тогда говорю: «Робсон, готовь денежку». Пятьсот рублей или двести, в зависимости от того, каким тоном милиционер говорит.

— Робсон играл в России пять лет. Неужели в течение всего этого периода он загружал вас мельчайшими бытовыми проблемами? За это время язык можно было и самому как следует выучить.

— А Робсон, кстати, к концу своего пребывания в России неплохо говорил по-русски. Начинал трудновато, но ко второму-третьему году уже нормально общался. Моя помощь в мелочах ему была уже не нужна. Ну а поначалу он, конечно, звонил по любому поводу и даже просто так — в гости приглашал..

РОБСОН СНАЧАЛА ВЫУЧИЛ РУССКИЙ МАТ

— С чего легионеры начинают изучение русского языка?

— Робсон начал с ненормативной лексики (улыбается). Но это исключение.

— Любопытно. И когда спартаковский первопроходец сам научился ругаться?

— Да практически сразу. И это ему здорово помогло. Быстро стал своим в коллективе. Все ведь ребята молодые. Любят пошутить — на тренировке, в сауне. Бросил словечко — все смеются. Расслабляет.

— Может, специально тогда всех мату учить?

— Я этим не занимаюсь. Если подходят, спрашивают, что значит то или иное слово, — объясняю.

— Наверное, это непросто — объяснять значение матерных слов?

— Не беспокойтесь, в Португалии этот языковой пласт тоже необычайно богат.

НА РЫНОК — С РАЗГОВОРНИКОМ

— Как футболистам лучше всего учить язык? Есть какая-то универсальная методика?

— Конечно, желательно с учебниками, занимаясь по часу-два в день. К сожалению, это у нас не проходит. Режим работы очень плотный, и свободного времени для изучения языка практически нет. Приходится учиться на ходу — в автобусе, на базе, в столовой. Сижу с ними за столом, что-то говорю им по-русски, они спрашивают. Кто-то записывает, кто-то запоминает. А когда еще учить язык? После тренировок футболисты устают, им надо немного отдохнуть. Перед матчами — тоже не до языка. Буду я лезть в их души со своими уроками, когда все их мысли — только об игре.

Чтобы помочь футболистам, я для каждого ксерокопирую фрагменты разговорников, начиная с самых простых тем: знакомство, покупки, как пройти. Игрокам ведь надо ходить в магазин, на рынок.

— И что, с разговорниками ходят?

— А как еще? Поначалу только так.

— Есть игроки, которые ни в какую не хотят учить язык?

— В «Спартаке» такой только один.

— Кебе?

— Да, он. Возможно, характер у него такой. Кебе вообще особняком держится. Из дома без лишней необходимости старается никуда не ходить. Не расположен к общению.

— А как продвигаются дела у свежеприобретенных бразильцев Роберта, Луизао?

— Лучше всего идет этот процесс у Андре из дубля. Но остальные стараются не отставать. Понимают, что без знания элементарных слов и выражений в чужой стране ох как трудно.

ЛЮБОПЫТНО

Сенегалец Ибра Кебе, по собственному признанию, не понимает, как русские ориентируются в правилах своего родного языка. Кебе говорит, что французский во сто крат проще. В любом случае он заявил, что этот сезон в России для него – последний.

Родной брат Кебе по имени Синди овладел русским в совершенстве за годы обучения в Университете дружбы народов. Он даже говорит практически без акцента. При этом Синди живет и работает в Сенегале.