Машина «Ривер Плейта»

Рассказ о футбольных баталиях в Южной Америке в первой половине прошлого века невозможен без упоминания замечательной аргентинской команды «Ривер Плейт».
17 февраля 2004 00:00
автор: Игорь Фесуненко

ЮЖНАЯ АМЕРИКА

НА ФУТБОЛЕ

Рассказ о футбольных баталиях в Южной Америке в первой половине прошлого века невозможен без упоминания замечательной аргентинской команды «Ривер Плейт».

Созданный в 1901 году и успешно существующий до сих пор, этот клуб именно в сороковые годы достиг своего расцвета и продержался на таком высочайшем уровне до конца пятидесятых. За те два десятилетия «Ривер» девять раз выигрывал национальный чемпионат! За поразительную слаженность всех линий и звеньев, напоминающую безукоризненное звучание симфонического оркестра в столичном театре «Колон», за четкий, никогда не сбивавшийся, как у швейцарских часов, ритм игры восторженные болельщики и футбольная пресса назвали эту команду «Машиной». Удивительно точное название…

«Машина» подавляла соперников и восхищала инчаду, как зовут в Аргентине торсиду. Навсегда вошла в историю и стала легендой линия нападения «Ривера» той поры: Муньос, Морено, Педернера, Лабруна и Лусто.

О каждом из этих ребят можно было бы говорить часами, каждый из них достоин своих летописцев. Не претендуя на роль официального историографа этого клуба, попробую сказать несколько слов об одной из самых противоречивых и загадочных фигур этой пятерки и, как утверждают знатоки, самом любимом инчадой футболисте «Ривера» – о Хосе Мануэле Морено.

Судя по рассказам ветеранов и восторженным воспоминаниям очевидцев, которых я наслушался в Буэнос-Айресе, манерой игры Морено напоминал бразильского Гарринчу, поведением вне поля – Ромарио, а характером – Эдмундо – «Зверя». На поле был он невероятно хитер, обманывал соперников и взглядом, и финтом, умел не глядя отдать точный пас и забить гол в тот угол ворот, куда, как казалось вратарю соперников, он, Морено, даже и не смотрел.

Он был буен нравом и легко мог «завестись» и пуститься в драку не только с соперниками, но и с болельщиками, если те пытались оскорбить его. А по окончании матча превращался в неудержимого бонвивана, завсегдатая ночных кабаре и танцевальных клубов, одного из самых страстных любителей танго. У него на этот счет была даже своя «теория». «Танго, — говаривал он, — это самая лучшая тренировка: ты обязан четко выдерживать ритм, все время меняешь направление движения, работаешь корпусом, развиваешь брюшной пресс и ноги».

Несмотря на наплевательское отношение к здоровью, Морено умудрился прожить одну из самых долгих и славных жизней в профессиональном футболе. В первом дивизионе он выступал двадцать лет, в 1953-м, когда ему было тридцать семь, сыграл полтора десятка раз за «Феррокарриль Оэсте». В 1961 году в сорок пять лет Морено, работая тренером колумбийского «Медельина», в одном из матчей, когда его парни никак не могли «распечатать» ворота соперника, обозлился, надел бутсы, вышел на поле и забил два гола!