Репортаж из смешанной зоны. «Смотрите, как «Спартак» работает с судьями!»

Давненько в смешанной зоне «Лужников» не приходилось слышать отборного мата
19 апреля 2007 00:00
автор: Андрей Бодров

ФУТБОЛ

Давненько в смешанной зоне «Лужников» не приходилось слышать отборного мата. Сквернословили, пороча честь культурной столицы, представители «Зенита». Правда, один из них коренной москвич – воспитанник «Спартака».

Первую матерную тираду журналисты услышали от человека средних лет в зенитовской экипировке с медицинским чемоданчиком в руках. Правда, это был не доктор, а кто-то из администраторов, перетаскивающих инвентарь в автобус.

(Монолог печатается в переводе на цензурный русский.)

– Ты, Вовочка, посмотри повторы! На пенальти глянь-ка! Что творили судьи, они же обнаглели! Это полный конец! – громко вещал человек, обращаясь к Быстрову.

– Иди-иди в автобус, не переживай, – дружески хлопает по плечу земляка спартаковец.

Мужчина, следуя совету, уходит. По пути он громко выкрикивает непристойности, заставляя шарахаться женщин по сторонам.

За разъяснениями ваш корреспондент обращается к Быстрову: мол, что за человек, какие у него претензии?

– Это все судороги. Ну не могут они, не могут, – резюмирует Владимир.

Наш разговор прекращается, так как рядом возникает Александр Анюков с пачкой каких-то фотографий в руках. Старые друзья принялись крепко обниматься, в обнимку позировать перед камерами. При этом Анюков краснеет как помидор – уж чего стесняться-то?

Незабываемый спич выдает Павел Погребняк – право, ваш корреспондент даже не узнал форварда, обычно степенного и уравновешенного.

– Вы посмотрите, как «Спартак» работает с судьями!.. Как судил Егоров, как судил Сухина… Это просто п…ц, – говорит он в протянутые диктофоны.

Уточняющих вопросов не последовало. Все отпрянули.

Зато появление доктора «Спартака» Лю Хуншена в немалой степени радует собравшихся.

Титов жить будет! – провозглашает он.

Юрий Васильков авторитетно добавляет:

– У Егора большая гематома на левом бедре. Все обойдется, терпимо!

А вот и Андрей Аршавин. Интервью он по-прежнему не дает, зато избавился от привычки появляться на людях с фруктами во рту (возможно, перевоспитанию помогли заметки в «Советском спорте»). Андрей – сама любезность: не отказал в автографе ни одному спартаковскому болельщику и долго фотографировался с детьми из детской футбольной школы «Puumaa» города Таллина (один вопрос – и как все эти люди проникли в служебные помещения?)

Смешанная зона постепенно пустеет. В ней осталось несколько человек, среди них известный мини-футбольный арбитр Дмитрий Полунин со спартаковской энциклопедией в руках – чем-то явно расстроенный, обескураженный. Оказалось, что Полунин хотел получить автограф Павла Погребняка (чтобы тот красовался рядом со снимком в энциклопедии), но остался ни с чем.

– Я не рискнул подойти, – объясняет судья. – Этот взбесившийся Погребняк порвал бы мне энциклопедию в клочья, а она мне дорога как память!