Сергей Хусаинов: Судья Вилков вел себя в Уфе в стиле Широкова, когда тот недавно «ушатал» арбитра
24 августа 15:00
автор: Артем Зибрак

Сергей Хусаинов: Судья Вилков вел себя в Уфе в стиле Широкова, когда тот недавно «ушатал» арбитра

Бывший арбитр ФИФА понимает негодование руководства «Уфы» по поводу работы бригады Михаила Вилкова в матче 4-го тура РПЛ против «Ростова» (0:1).

- Руководители «Уфы» после матча заявили, что если их команда еще раз столкнется с таким судейством, то поднимет вопрос о снятии с чемпионата. При этом они попросили проверить Вилкова на полиграфе...
- Обращение получилось эмоциональным, но по сути своей абсолютно справедливым. Мы знаем о том, что Михаил Вилков небезгрешен. Конечно, ошибается только тот, кто ничего не делает, но разная трактовка и дисциплинарные санкции для очень похожих игровых эпизодов вызывает вопросы к арбитрам не только в поле, но и в «варовской киностудии». Вот эти двойные стандарты и приводят к таким эмоциональным заявлениям представителей клубов.
Показательна работа судейской бригады Даниэле Орсато в финале Лиги чемпионов, сыгранном в тот же день. Итальянец установил по ходу матча определенный уровень допуска и четко ему следовал, поэтому претензий к нему после игры мы не слышали. Уровень допуска может быть разным у разных арбитров, но не должен меняться прямо по ходу игры. Орсато ничего не придумал, просто трактовал все эпизоды одинаково. Не назначил пенальти после падения Кингсли Комана в первом тайме, но точно так же отреагировал и на падение Килиана Мбаппе. Мол, да, был фол, но это нарушение по неосторожности, а игрок шел в сторону от ворот.

- «Уфа» после матча выложила в соцсетях подборку из четырех эпизодов.

- Да, я их видел, и могу еще раз сказать, что понимаю недовольство уфимцев. На 9-й минуте Данил Глебов допустил умышленную задержку соперника руками. Если бы это случилось на последней линии обороны, это должна была бы быть прямая красная карточка, а так – предупреждение. В футбол играют головой и ногами, руки не должны быть задействованы.
В прошлом сезоне тогдашний руководитель судейского департамента Александр Егоров, объяняя тот или иной эпизод, иногда говорил: «Болельщики бы не поняли, если бы судья…» Крылатое оправдание для действий своих подчиненных, но вот в данном контексте эти слова актуальны – болельщикам непонятно, почему Вилков не наказал предупреждением за это нарушение.
С другой стороны, надо обратить внимание на то, что Вилков действительно дал определенный допуск. Давайте вспомним эпизод с удалением Вячеслава Кротова, которого в уфимской подборке нет. Ведь он и в том моменте предъявил Кротову желтую карточку, но вмешался VAR.

Почему сейчас такая обостренная реакция на решения арбитров? Потому что уровень команд в связи с пандемией и короткой паузой между сезонами выровнялся. По составу выделяются два-три лидера, остальные примерно схожего уровня, особенно на фоне обилия травм, вызванных плотным графиком и скоротечным учебно-тренировочным процессом. В игре примерно равных составов малейшая судейская оплошность вызывает такую яркую реакцию.
Надо иметь веские аргументы, чтобы удалить игрока, да еще в первом тайме. И в этом ошибка Вилкова. После подсказки видеоассистента и похода к монитору он предъявил прямую красную карточку, но тогда надо отложить этот эпизод у себя в голове и за другие подобные моменты наказывать соответствующим образом. Но вот идет 74-я минута, Максим Осипенко рукой попадает в лицо Оливье Тилю и не получает ничего. Если там была красная, то тут не должна быть желтая. Игрок, владеющий мячом, может блокировать доступ к нему только корпусом, но никак не локтями.
Понятна реакция Вадима Евсеева на тренерской скамейке. Чем заканчивается эпизод? Предупреждением тренеру. Но ведь это предупреждение спровоцировано арбитром матча. Он умышленно допустил такие действия, которые вызовут негативную реакцию. А ему только этого и надо: «Ах, ты еще и рот будешь открывать?» Как в другом ставшем известном недавнем моменте с Романом Широковым: «Ты еще красную мне дай, я тебя вообще ушатаю». Это было похоже, только со стороны арбитра. Это некрасиво, но «профессионально» – со знанием дела. Смею утверждать, что арбитр Вилков в Уфе преследовал определенные цели.
Еще показательнее с точки зрения трактовки эпизод на 82-й минуте. Хорен Байрамян за удар ногой по голове в прыжке получил только желтую. На VAR сидит Владислав Безбородов. Почему в простом эпизоде с Кротовым он справедливо посчитал, что это была игра открытой подошвой, караемая красной, а тут не вмешался? Ведь точно так же – открытая подошва, контакт с головой Кэтэлина Карпа. Почему? У вас же есть задел – там дали красную, надо и тут дать красную. Но нет.

Сергей Хусаинов

- Есть мнение, что российские арбитры опасаются вмешиться в игру и стараются делать это по минимуму.
- Если ты чего-то боишься, не надо выходить судить. Вот абстрагировался Алексей Еськов в матче «Спартак» - «Сочи», и к чему это привело? В первом-то тайме Безбородов вмешался. Так будь же последовательным. Это не опасения, а как-то негласный инструктаж – «вот этих да, а вот этих – нет».

- Виктор Кашшаи вряд ли может иметь к такому инструктажу отношение.
- Нет, конечно. Он и знать не знает. Судьи со своими рюкзачками ходят, а Кашшаи только приехал. Они будут ему в глаза улыбаться: «Да-да-да, Виктор, все понял». И продолжают делать свое дело.

- Еще в подборке был эпизод на 15-й минуте - столкновения Кенто Хасимото с Артемом Голубевым.
- Это игра открытой подошвой, это травмоопасное движение, и оно запрещено. Японец должен был получить предупреждение. Если бы контакта не было, еще можно было бы о чем-то говорить, но не в этом случае.

- Оказавшись инспектором на этом матче, что бы вы написали в итоговом протоколе о работе Вилкова?
- Управление игрой не вызывает удовлетворения, поскольку арбитр похожим игровым эпизодам давал разную оценку. То же самое относится и к варовской команде. И раньше было очень сложно добиться того, чтобы вся бригада одинаково понимала и реагировала на эпизоды, а с введением видеоассистентов стало еще сложнее, ведь судей стало больше. Значит, надо чаще позволять им работать вместе, чтобы появилась сыгранность.
В результате уровень судейства не способствовал выявлению победителей матча в истинно спортивном духе.