«Константин Иванович говорил Гаврилову: «Находи пасом Ярцева». 100 лет со дня рождения Бескова
18 ноября 10:00
автор: Юрий Волохов

«Константин Иванович говорил Гаврилову: «Находи пасом Ярцева». 100 лет со дня рождения Бескова

Эксперт «Советского спорта» Евгений Ловчев, у которого были непростые отношения с Бесковым, вспоминает великого тренера.

«ОН НАШЕЛ ДЛЯ ЯРЦЕВА ГАВРИЛОВА, А ДЛЯ ГАВРИЛОВА ЯРЦЕВА»

Константин Иванович Бесков принял «Спартак» в 1977 году, когда тот вылетел в первую лигу. Он решил резко обновить команду. Для этого Бесков зимой 1977 года организовал турнир спартаковских команд в манеже «Сокольники».

Всего было 16 участников: «Даугава» (Рига), «Автомобилист» (Красноярск), все спартаковские клубы второй лиги. И именно на этом турнире Бесков присмотрел Серегу Шавло из «Даугавы», Эдгара Гесса из Ашхабада, Олега Романцева из Красноярска и Жору Ярцева из костромского «Спартака», которому было уже 29 лет.

Будучи динамовским человеком, Бесков хорошо знал футболистов «Динамо». Там в дубле играл Юра Гаврилов. Константин Иванович пригласил его в новый «Спартак».

Бесков обладал отличным вкусом на хороших игроков. Он нашел для Ярцева – Гаврилова, а для Гаврилова Ярцева.

На первой же тренировке стало понятно, что Гаврила игрочище! Потом мы проводили контрольные матчи – он все видел, отдавал, куда надо и вовремя. Я сразу взял над Юрой шефство, мы сдружились.

Георгий Ярцев

Связка Ярцев – Гаврилов работала, как часы, и принесла нам много голов в первой лиге, а затем и в высшей.

Бесков говорил Гавриле: «Ты не защищайся, а находи свободные зоны в обороне соперников, чтобы туда отдать пас Ярцеву». И Жора очень много забивал с передач Гаврилова.

Бесков сразу перевел меня в полузащиту, видимо, решил, что со своим опытом в средине поля я буду более полезен. В полузащите мы играли втроем – я, Шавло и Гаврилов.

В том первом сезоне при Бескове еще не было Феди Черенкова, Юра был главным распасовщиком в «Спартаке», а потом и в сборной, пока ее тренировал Бесков.

«БАБКА ГОЛОСУЕТ НА ДОРОГЕ, А ГАВРИЛА: «ВИДИШЬ, КАКИЕ МЫ ЗНАМЕНИТЫЕ»

А теперь история. В первой лиге нашими главными конкурентами за выход в высшую были минское «Динамо» и «Пахтакор». В результате вышли мы с «Пахтакором».

«Спартак» пропускал тур, а минчане играли в Ярославле. Я предложил Гавриле съездить в Ярославль на футбол. Хотя Бесков это категорически запрещал. Мы, кстати, в Ярославле выиграли 1:0, я забил гол в самом конце матча.

Юрий Гаврилов

Едем по трассе, а на обочине бабка с двумя мешками картошки голосует. Юра говорит: «Видишь, какие мы знаменитые, узнают нас».

«Шинник» выиграл, едем назад. А на трассе какая-то «Волга» нас то обгонит, то мы ее. Нам это надоело, Юра говорит: «Обгони ее и прижми к обочине, я выйду, поговорю».

Обгоняю, показываю рукой – остановитесь. Гаврила подбегает к задней двери, открывает – и матом: «Задолбали уже!» А там Бесков: «Зачем вы матом ругаетесь?» Гаврила в ступоре. Бесков нам напихал, но не сильно – Минск проиграл, он был в хорошем настроении.

А в следующем туре на «Локомотиве» мы обыграли минчан 3:0 и почти гарантировали путевку в высшую лигу.

«БЕСКОВ НАЧАЛ ПИХАТЬ ГАВРИЛОВУ, А Я НЕ СДЕРЖАЛСЯ»

Была еще одна история, связанная с Гавриловым, правда, не очень приятная. Это был март 1978 года, «Спартак» вернулся в высшую лигу. Первый матч в новом сезоне в вышке мы должны играть в Тбилиси. Перед стартом чемпионата проводили сбор в Сочи.

После вечерней тренировки мы с Гавриловым решили сходить поесть шашлыка. Возле гостиницы «Жемчужина» была хорошая шашлычная. Бесков не видел, как мы вернулись, и подумал, что мы ночевали не на базе. Утром он набросился на Гаврилова, очень грубо стал ему пихать. Я не сдержался и в ответ резко высказал Бескову, что он уже всех достал своими подозрениями и т.д. Это был срыв не на ровном месте, к тому времени у нас уже испортились отношения, а этот случай спровоцировал конфликт.

На следующий день мы должны вылететь в Тбилиси. Тем временем, Бесков собрал у себя основной состав, а меня не пригласил. Вопрос был один: должен ли играть Ловчев с тбилисским «Динамо»? Ребята меня поддержали, но все это было не очень приятно.

В Тбилиси я отыграл, а после матча пошел к Николаю Петровичу Старостину и сказал, что у Бескова играть больше не буду. Николай Петрович меня отговаривал, но я твердо решил уходить. Так я оказался в «Динамо». Но в 1978 году мне играть не разрешили, поэтому я пропустил целый сезон.