ФУТБОЛ. МЕЖСЕЗОНЬЕ
ПРЯМАЯ ЛИНИЯ

В понедельник гостем нашей «Прямой линии» стал Сергей Капков – глава фонда «НАФ», вице-президент РФС и депутат Госдумы. В номере за 23 декабря он рассказал о причинах, по которым не состоится Кубок Первого канала. Сегодня – основная часть беседы Капкова с читателями и журналистами «Советского спорта».

1-й TAЙМ

вопросы читателей

ОБ ОЛИГАРХАХ, ГОТОВЫХ НАВЕСТИ ПОРЯДОК В ФУТБОЛЕ

— Здравствуйте, это Владимир Папаев из Подмосковья. Вы будете баллотироваться на пост президента РФС?

— Ближайшие выборы руководителя федерации состоятся в 2010 году, так решил Виталий Мутко, и к этому вопросу решено не возвращаться. Два года еще прожить надо, а там посмотрим, что будет.

— Виктор беспокоит. Постоянно читаю о непрекращающейся полемике РФС и «НАФ». А можно ли покончить с этим, пригласив на пост президента федерации Романа Абрамовича?

— Ему многие делают подобные предложения. Но это не было бы логично, потому что Роман Аркадьевич является владельцем и спонсором ряда клубов. С другой стороны, ответственность за развитие российского футбола он с себя не снимает. У нас в планах работа по ряду фундаментальных аспектов футбола – судейство, болельщики…

— Вы уж, пожалуйста, не прекращайте свою работу. Потому что хочется, чтобы Абрамович более плотно занялся российским футболом.

Да тут по большому счету дело не в спонсорах и не в Романе Аркадьевиче лично. На мой взгляд, необходимо создание попечительского совета РФС. В России много богатых и обеспеченных людей, которые любят футбол и готовы помогать наводить порядок в том, простите, бардаке, который существует сейчас.

— Сколько бизнесменов могут войти в этот совет?

— Условно назову 11 человек, как в футбольной команде. Туда вошли бы люди из первой двадцатки «Forbes», а также крупный чиновник из правоохранительных органов, который был бы заинтересован в борьбе с коррупцией в футболе. Раз в два месяца такой совет собирался бы и находил пути выхода из сложных ситуаций. Подобный совет существует ведь и при ОКР, членский взнос туда – восемь миллионов долларов. И Абрамович в него, кстати, тоже входит. Там все предельно структурировано. Проводим сборы конькобежцам? Проводим. Скинулись по 30 тысяч долларов – сделали. И в футболе должно быть так же.

— Кто входит в попечительский совет при ОКР?

— Прохоров, Потанин, Дерипаска, Мордашов, Лисин, Пумпянский… Большинство богатейших людей страны.

— Но где гарантия, что деньги попечительского совета будут расходоваться по назначению? Что не возникнет коррупции?

— Гарантия – в степени ответственности. Там с тебя спрашивают, куда ты дел каждую копейку. Составили грант – реализовали. Посмотрели на результат, посчитали – все ли пошло по назначению?

2-й TAЙМ

вопросы журналистов

О ФУТБОЛЕ НА ТВ И ПЛАТЕ ЗА НЕГО

— Кризис в разгаре. «Химки» спасли, а вот ряд клубов второго и, возможно, первого дивизиона испытывают серьезные проблемы. Как думаете, сколько команд могут не закончить сезон?

– Думаю, второй дивизион может «сдуться» процентов на20.

— Каков ваш прогноз по премьер-лиге?

— Вот сейчас уже декабрь. А у большинства клубов не утвержден бюджет на будущий год. Возможно, он есть у «Спартака», у ЦСКА, знаю, посчитана сумма дефицита. «Норильский никель» урезает финансирование «Москвы»… По пессимистическим прогнозам, чемпионат может «сдуться» за один день, и вы даже не успеете понять, как это все произошло.

— Какие еще изменения, на ваш взгляд, ждут наш клубный футбол в будущем году?

— Мне кажется, все они будут связаны с внешней ситуацией – то есть с финансовым кризисом. Новых спонсоров у нашего футбола нет. Непонятно, останутся ли в прежнем составе старые спонсоры. Посещаемость матчей премьер-лиги не растет, стадионные стройки заморожены, билеты на футбол продавать, увы, не научились. И совершенно непонятно, как ситуация будет развиваться. Я знаю, что клубы первой пятерки – «Динамо», «Спартак», ЦСКА… – уже проводят кулуарные встречи и обсуждают, как дальше быть.

О чем там говорят?

— Ну, например, о том, как работать с болельщиками. Московские клубы только сейчас начали осознавать, что, по сути, это самое главное. Помните, как уверенно говорили, что продадут весь футбол на «НТВ—Плюс» и заработают на этом много денег? В итоге этих денег ни на что не хватает, а клубы просто рискуют потерять своих болельщиков. Вот они и сомневаются теперь: может быть, стоит разорвать контракт с «НТВ—Плюс»? Или, возможно, ломать пул и продавать знаковые матчи на Первый канал?

— Что это даст?

— Клубы должны определиться – они за деньги или за болельщиков? В структуре доходов теледеньги составляют всего десять процентов. И это только одна сторона вопроса. Есть и другая, и об этом не дискутирует даже «Советский спорт», хотя ваш отдел футбола сейчас пишет о самом главном и важном, не тая ничего от своих читателей, не оглядываясь на футбольных чиновников.

— Какая же другая сторона вопроса?

— Вот, к примеру, футбольный клуб «Локомотив» (или возьмем почти любой другой клуб премьер-лиги) финансируется из средств РЖД. А РЖД – это российское акционерное общество, государственное. То есть, по сути, наше с вами. Как и «Зенит», принадлежащий «Газпрому». И оба этих клуба продают эксклюзивные права на показ своих матчей «НТВ—Плюс». То есть хотят заставить меня, болельщика, платить деньги за то, что и так принадлежит государству, а значит, и мне.

Вы можете себе представить, чтобы мэр Москвы объявил о том, что продал Красную площадь под строительство торгово-развлекательного центра? У меня это в голове не укладывается. И я буду первым, кто выступит против этого контракта с «НТВ—Плюс». Потому что футбол в России – государственный, и его нельзя продавать в частную организацию. Или делайте тогда футбол частным, но делайте хорошо, без лошадиных морд на подходе к стадиону, без трибун из голого бетона, без отмороженных хулиганов…

А ведь сейчас и развернется поле битвы – выживет тот, у кого есть болельщицкое ядро, кто может поддержать свой клуб и принести свои деньги в кассу, отдать их за билет. Вот феномен – вы задумывались над тем, почему в футболе не принято платить за билеты?

— Как это?

— Есть много знакомых футболистов, функционеров, знакомых знакомых футболистов и функционеров и так далее. Им и в голову не приходит прийти и купить билет в кассе. Они просят его и клубы дают. А вот теперь другой пример – ведь знакомые и знакомые знакомых актеров и режиссеров не раздают билеты на спектакли и фильмы… Вот разница. Там деньги считают, копеечкой дорожат, в футболе – нет.

— Так премьер-лига и РФС пытаются жить на частные деньги, продавая права на трансляции.

— Пусть тогда клубы, которые продают эти трансляции, откажутся от финансирования из госбюджетов и из бюджетов госкомпаний.

Но я, с вашего разрешения, продолжу о болельщиках – ибо это и есть наш основной футбольный капитал. Предвижу, что болельщицкое сообщество будет расти и крепнуть. А основным лозунгом станет: «Это наш клуб, а не твоя игрушка». Первыми ласточками этой тенденции стали прошлогодние конфликты руководства и болельщиков в «Спартаке» и «Локомотиве». Почему, кстати, у болельщиков-то не спросили, продавать права на «НТВ–Плюс» или нет? Это ведь в том числе и они, болельщики, формируют бюджеты клубов, а потом, сформировав их из своих налоговых отчислений, вновь несут деньги – уже за право посмотреть на то, за что уже однажды уплатили. Ну, логично ли?

— Нет.

И вот поэтому, думаю, до 15 января, дня дэдлайна тендера «НТВ–Плюс», который хочет продавать сублицензии, покупатели не объявятся. Предложений ни от «Спорта», ни от кого-то еще, насколько мне известно, не поступало и, скорее всего, не поступит. А закончится все как всегда – посоветуются наверху, там помогут решить вопрос. И «НТВ—Плюс» в этой ситуации мне по-человечески жалко.

О ПРЕМИАЛЬНЫХ ИЗАРПЛАТЕ ХИДДИНКА

— Как-то все мрачно. Есть выход?

Я готов смотреть на проблему государственного, подчеркиваю – государственного, футбола в России и с другой стороны. На те же недостроенные стадионы, например. Правительство приняло программу поддержки развития футбола в России. Цена вопроса – чуть ли не 200 миллиардов рублей. Понятно, что они выделены на шесть лет. Но вот почему бы сейчас не выдать Федуну и Гинеру государственные деньги на строительство «замороженных» стадионов? Стадион ведь в карман не положишь. А деньги вернуть потом государству можно в рассрочку, за 30 лет. Как только «Спартак» и ЦСКА официально объявили о приостановлении стройки, надо было сразу бежать в Минфин и просить денег. Почему правительство Москвы может выделить «Лужникам» деньги под финал Лиги чемпионов, а «Спартаку» под строительство стадиона — не может?

— Немного сменим тему – вас попросили дать пять миллионов долларов на контракт Гусу Хиддинку или это личная инициатива?

— Было необходимо успокоить Гуса, что его кризис никак не коснется и что все обязательства по его контракту мы выполним. Но вы не думайте, что эпопея с контрактом закончена – я вижу, как будет развиваться ситуация весь следующий год. Денег в РФС все равно не хватает. Одна только знаменитая история с двойными и тройными премиальными футболистам на Евро изъяла из бюджета РФС около четырех миллионов евро. Некоторые футболисты получили за чемпионат Европы по 450 тысяч евро, а администраторы – по 60 тысяч… Так и образуются дыры в бюджете.

— Вы уверены, что ваши пять миллионов пойдут только на оплату контракта Хиддинка?

— Уверен. У нас с РФС будет договор, по которому эти деньги могут быть переведены только на счет Хиддинка и никуда больше. Но этих денег все равно не хватит.

— Могли дать больше?

— Мутко просил нас именно о пяти миллионах.

— А сколько Хиддинк получает в год?

— Семь миллионов евро чистыми.

— По нашей информации, помимо Романа Абрамовича, еще несколько российских бизнесменов выделяли средства на премии сборникам, на хиддинковский контракт этим летом и осенью…

— Да, это действительно так. Алишер Усманов помогал, Леонид Федун дал миллион долларов, Сулейман Керимов тоже дал миллион, Михаил Прохоров перечислил 35 миллионов рублей.

— Зарплату Игорю Корнееву и Александру Бородюку платит РФС?

— Да. Виталий Леонтьевич объяснил это тем, что хочет быть для тренерского штаба работодателем в полном смысле этого слова.

— Бонусы за Евро им еще не выплатили?

— Нет. Но, может быть, на этой неделе они их получат.

— Задержка связана с тем, что с выплатами тянет УЕФА?

— А при чем тут УЕФА? Вы вот пришли на работу за зарплатой, а вам говорят: «Знаешь, мы на днях заключим контракт со спонсором. Как заключим, сразу все перечислим». Звучит не очень убедительно, согласитесь. Так и в случае с бонусами Корнееву и Бородюку. Эти деньги должны быть в кассе в любой момент.

О МУТКО И ДЕФИЦИТЕ БЮДЖЕТА

— Но ведь Мутко действительно есть, чем гордиться. Строятся поля, принята госпрограмма, есть результат сборной.

— Он здорово отработал свою эпоху. Мутко ведь эффективный пропагандист, он привлек внимание к футболу. Но, к сожалению, Виталий Леонтьевич заставляет нас жить вчерашним днем. Теперь пришла пора нам всем – болельщикам, футбольным функционерам, СМИ — собраться и подумать, какой теперь РФС нужен руководитель. Хозяйственник это должен быть, технарь или еще кто-то. Кто-то, кто бы умел считать деньги, а то уже сейчас дефицит бюджета РФС составляет сто миллионов рублей.

— Почему тогда вы не инициируете аудиторскую проверку в РФС?

— Это не даст плодов. Потому что с точки зрения рынка все операции делаются правильно. Заказывают, например, чартер для сборной через компанию-посредника и покупают по его цене. Но никого же не волнует, что можно сбить еще 20 процентов. Так же и с оплатой гостиниц на сборах. Тут сто долларов переплатили, там еще сто – так и получаются дыры в бюджете. Или вот билеты на матчи сборной – с каждого матча национальной команды можно получать доходы на 200 тысяч долларов. Но функционерам РФС выгоднее говорить в СМИ, что они отдали столько-то тысяч билетов в ВОБ, еще куда-то… Я уже давно говорю: у РФС есть в спонсорах сеть универсамов эконом-класса, так чего же вы не продаете билеты там на кассе? В два дня бы разлетелись! И те же болельщики бы купили. Штатное расписание РФС – порядка 120 человек, мне кажется, это слишком много. Почему бы РФС не сократить штат до 60— 80 человек?

О КОРРУПЦИИ И ДОГОВОРНЯКАХ

— Виталий Леонтьевич завил, что год для него прошел под знаком борьбы с коррупцией. Вы согласны, что ее стало меньше?

— Я не заметил. А если вы про договорняки, то я факта коррупции не видел, потому что это все происходит в другом месте. Я туда даже не суюсь, а то совсем грустно сделается.

— Мы уже больше года пишем о «смоленском деле». Была уже куча проверок, подозреваемых опросили, один клуб («Смоленск») уже исчез, другой – «Спортакадемклуб» — на ладан дышит… А решения по делу все нет.

— Вы хотите, чтобы я признал, что РФС – неэффективная организация в плане борьбы с договорными матчами и коррупцией в футболе? Я признаю это.

— У вас есть мнение по «делу Косогова»? Свою репутацию и репутацию футбольного сообщества наш КДК оценил в 100 тысяч рублей…

— Это потому, что футбол у нас до сих пор не коммерческий, а государственный. Собрались, пожурили, разошлись. У нас же нет фактов коррупции. У нас их уже три года нет. Три года нет коррупции в футболе. И давления на судей нет. Вот только один раз эмоциональный человек ворвался в судейскую в Грозном.

— Два раза врывались…

— Два. А у нас всего лишь стадион дисквалифицировали. С коррупцией в футболе никто не борется, потому что никому это не нужно. И вот тут мы приходим к тому, с чего начали сегодняшний разговор. Пора уводить футбол из-под лона государства и делать его коммерческим. Не должны губернаторы финансировать футбольные клубы за счет госбюджета.

О ПОЛЯХ И ИНВЕСТИЦИЯХ В ЛЮДЕЙ

— Кстати, сколько полей в этом году уложила в России «Национальная академия футбола»?

— Более ста.

— Что теперь?

— Все, больше не станем этого делать. Дальше мы будем инвестировать в людей. Будем развивать наши школы, учить тренеров. Все, кто входил в штаб Хиддинка на Евро, будут приезжать и вести там семинары. Голландские физиотерапевты Раймонд Верхейен и Арно Филипс — в первую очередь.

— За молодежный турнир, идею которого высказал Хиддинк, будете биться?

— На данном этапе ситуация выглядит печально. РФС его не хочет проводить без объяснения причин.

— Почему бы не пробить эту стену при помощи Хиддинка?

— Гус приехал не заставлять кого-то заниматься развитием футбола, а тренировать сборную. Он говорит, что нужен молодежный турнир. Объясняет, почему: в премьер-лиге 16команд, а своих воспитанников клубы сборной почти не поставляют. Гус говорит, что необходимо отыскивать одаренных детей вроде Дзагоева и собирать в сильных клубах с хорошей инфраструктурой.

— Гендиректор «Динамо» Дмитрий Иванов, будучи в гостях в редакции «Советского спорта», высказал и сомнения по поводу этого турнира: мол, талантливые мальчишки и так попадут в дубль из академии, а оставшиеся еще не факт, что вырастут в добротных футболистов. Что скажете?

— Это факт. Но вот я вам приведу пример Набережных Челнов – многие мальчишки из числа таких «забракованных» дублем, часто – из-за травм, попадают в «КАМАЗ» к Юрию Газзаеву. У клуба хорошая база, Газзаев – хороший психолог, много говорит с ребятами, лечит. В итоге в этом году «КАМАЗ» продал таких вот футболистов почти на четыре миллиона долларов. Вот вам ответ на вопрос – нужно просто создать ребятишкам возможности, а там уж, глядишь, что-то да прорастет.

— Кстати, за сколько вы продали в ЦСКА Дзагоева?

— За 300 тысяч долларов. Но 50 процентов прав на игрока до сих пор принадлежит нам.

— А зачем вам вообще для реализации проекта молодежного турнира РФС? Почему бы «НАФ» не организовать его самим?

— За три года, что я в Исполкоме РФС, я понял, что футбол – это коллективная игра и организация в футболе ничем от собственно игры не отличается. Действовать надо сообща, искать союзников, и только тогда что-то получится. Большие вещи можно делать лишь всем вместе. И проблема Виталия Леонтьевича как раз в том, что он никого в футбол не пускает. Поэтому я считаю — РФС нужен попечительский совет.