-->

ЧМ-2010

АЗЕРБАЙДЖАН – РОССИЯ – 1:1. В марте, когда эти сборные играли в Москве, редакция поручила мне поболеть за гостей вместе с московскими азербайджанцами (см. № 12, «Два часа с джигитами на трибуне») со всеми вытекающими последствиями в виде притеснений со стороны наших фанатов, милицейского шмона... Теперь задание было обратным: в Баку поболеть уже за наших с тамошними соотечественниками. Последствия тоже ожидались…

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС

— Дмитрий?

Впрочем, вопросительный знак можно было вполне заменить утвердительным – потому сказано было именно в такой интонации, и, не дожидаясь ответа, незнакомец увлек меня к выходу из аэропорта имени Алиева-старшего. Как славно, подумал я, кто-то встречает… А то ведь уже распрощался с полутора тысячами рублей (такая такса у частников). Около гостиницы слышу: «Пятьдесят манатов, дорогой!». Это 61,5 доллара по курсу. Ох, как обидно обманываться, но никто же меня не пытался надуть. На прощание спрашиваю, откуда таксист узнал мое имя. «А я всех Дмитриями зову, — получил странный ответ. – Потому что у меня племянник Дима…»

Но бог с ними – с манатами! До чего здорово оставить холодную и мокрую (за сутки вылила на себя месячную норму дождя) Москву и вернуться на пару дней в лето… Увеселительной поездкой в лето обещал стать последний матч в группе и для сборной России – ничего не решал, можно спать спокойно. И даже накануне игры было запланировано поехать в какую-то среднюю школу и показать уроки мастерства. Можно было бы и пройтись по базарам, по знаменитой улочке, где Никулин ломал свою бриллиантовую руку с криком: «Черт побери!».

Хозяевам же не до прогулок: Аллах дал шанс (последний) хоть как-то подняться в глазах народа после отвратительного (когда еще такой был!) отборочного сезона. За победу над Россией федерация посулила ребятам по 15 000 баксов, за ничью – по десятке. Кстати, два года назад премировали даже (5 000$) за поражение (боевое – 1:2) в Финляндии… Тогда в сборной работал Эркин Ибрагимов – создатель сайта azerifootball.com.

«НЕТ ТУТ НИКАКОЙ ДИАСПОРЫ!»

Идем с Эркином по вечернему Баку, ночь падает, как черный колпак на голову. Но машин – столпотворение, как в Москве. За рулем такие же кретины – сигналящие, рыскающие из ряда в ряд. Правда, парковаться посреди улицы с аварийной мигалкой – до этого еще не додумались.

– Знаешь, у нас давно ходят слухи, что послезавтра будет ничья – 1:1, – говорит Эркин. – И когда Россия обыграла нас 2:0 в Москве, очень много людей поставили именно на этот счет. Это было подозрительно.

Я киваю, но ничего подозрительного из того матча не вспоминается – голы как голы. Вспоминается зато, как торгаш азербайджанец на гостевом секторе в тот день убеждал меня, что ничья (0:0) в «Нефтчи» с ЦСКА в Баку была точно обговорена…

Эркин рассказывает про «футбол в приказном порядке» (бизнесмены распределены по клубам и — попробуй отказаться!), про Фогтса, который объявляет сборы с бухты-барахты, отчего чемпионат стопорится, про покойного президента федерации (он же руководитель нефтяного завода) — с его прихода и посыпались в футбол манаты… Не знаю, байка или нет, но, поговаривают, что этот президент во время перерыва матча с Узбекистаном решил толкнуть речь перед сборной, перепутал раздевалки, вошел к гостям и говорил полторы минуты, пока не понял, что его никто не понимает…

— Эркин, мне нужна русская диаспора. Я писал об азербайджанской в Москве – как они живут, болеют и прочее, теперь задача обратная…

— Да нет тут такой! В Москве азербайджанцы жмутся друг к другу, а тут русские живут среди азербайджанцев и болеть будут вместе, не найдешь ты никакой «диаспоры».

 

ДИМА, ИСТРЕБИТЕЛЬ ГАИШНИКОВ

То, что в Баку действительно очень много Дим, подтвердилось очень скоро. Один такой тезка подошел ко мне в кафе ночью (я только-только распрощался с Эркином) — в одной руке стопка водки, в другой — бокал пива. Он – байкер, развозит пиццу по проспекту Алиева со скоростью 350 км в час. Игрок в тотализатор. «У нас очень развит тотализатор – причем ставки исключительно на футбол, не как у вас в Москве – на все виды спорта…»

— Дим, мне бы найти диаспору, — объясняю зачем.

— Нет! Это тебе не Москва. Русским тут живется неплохо. По-русски все говорят, я говорю по-азербайджански… (Выпивает.)

— Так ты в среду за кого будешь болеть – за Азербайджан или Россию?

— Да видал я этот Азербайджан! — и Дима начал материть страну, ее правителей, цены, футбол, гаишников… Он оказался, кстати, истребителем гаишников – один в гонке с Димой врезался в БМВ (мотоцикл – в хлам, шофер улетел через крышу в кювет), другой — в столб. Однажды-таки Диму поймали, он на допросе кинул пепельницу в начальника ГАИ и получил 15 суток. Всего-то! Я представил, что бы сделали с азербайджанцем в Москве за этакое, и содрогнулся…

 

«РУССИШ ТУРИСТО – ОБЛИКО МОРАЛЕ!»

Однако надежда (найти диаспору с футбольным уклоном) умирает последней. Еще в Москве наткнулся на телефон землячества… казаков в Азербайджане, позвонил («пойдете на футбол?»), получил номер одного казака – Кирилла («он у нас болельщик»). Позвонил, узнал: он идет в российский сектор (билет купил в федерации), наверняка, и другие местные русские сделают так же. Договорились встретиться за три часа до матча около Девичьей башни (ей чуть ли не полторы тысячи лет!). А пока еду к стадиону, покупаю билет в гостевой сектор у спекулянта за пять манатов (номинальная стоимость – два маната, то есть 75 рублей).

Стою, жду казаков под башней. Разговорился с торговцем сувенирами. Русских, говорит, в эти дни привалило, но сувениры раскупают плохо… Подходят мои «казаки». (Узнать легко: один накрыт российским флагом). Люблю патриотов, сам – патриот!

Мы фотографируемся около башни, перед фонтаном, у антикварной лавки (Кирилл нахлобучивает какой-то средневековый шлем). А где тут Никулин сломал ногу? Вот тут-то и возник очередной Дима – лет пятидесяти: «Пойдемте покажу! Из «Советского спорта»? Вот это да! Я знаком был со Львом Филатовым – вашим редактором. Вот здесь Никулин бегал, заблудился, «руссиш туристо, облико морале…». А вот и наша улица!

Точно, она самая! Кирилл для снимка падает на булыжник… Затем едем к стадиону, там на площади в чайхане берем по пиву с поэтическим названием «НТЗ» — Нефтезаправочная станция. На закуску — вареный горох с солью. Снова я слышу, что русских здесь не притесняют, а уезжают из Баку не из-за национальности, а просто «душно стало». Сколько уехало? Было 250 тысяч, осталось, наверное, пятьдесят — болеют за Россию и наши клубы. Казаков в Баку тысячи две, среди них даже… азербайджанцы. «Обидно, что в Москве так плохо относятся к азербайджанцам, — говорит Дима. – Очень миролюбивый народ, веселый, ироничный. В семидесятые был финал КВН: Одесса – Баку. Так наши победили! То есть, бакинцы».

Привлеченные флагом и русской речью подходят к столику азербайджанцы: Алик из Сумгаита («Удачи вам, ребята!»), некто, поработавший на Черкизовском рынке, – с улыбкой, кто-то еще с хорошими словами…

ЗА РОДИНУ – УРА!

Нас шестеро, билеты только у меня и Кирилла. Есть еще у меня билет в пресс-ложу – вручаю его казаку Славе (вместе с нагрудным знаком). «Проведу всех! Прессу они уважают!» — говорит он, маскируя на животе пластиковую бутылку с водкой. «Влипнем!» – думаю я. Но «пропустите прессу!» и грудь колесом Славы действуют безотказно, как за ледоколом, идут за ним сквозь три кордона трое безбилетных и с хохотом садятся на трибуне среди сотни приезжих болельщиков. Но что-то не видно среди них местных русских. Правда, бесстрашно реют два российских флага на центральной – сплошь азербайджанской трибуне.

Играет гимны на поле оркестр, но его не слышно – из-за громкого и фальшивого хора на трибунах. Уходят, трубы под мышкой. «Играть научитесь!» — кричит вослед кто-то из россиян. На соседнем секторе — отделенные от России полицейскими и «нейтральной полосой» местные фанаты. Они скандируют: «Азербайджан!». У наших — репертуар отработанный, из новенького — только что-то типа «Православные, вперед!». Половина (самая организованная) оголилась до пояса (один даже до трусов). Полицейские улыбаются. Смотрит матч с папироской во рту и… Адольф Гитлер: длинный нос, усики, челка (какой-то дурачок в резиновой маске)… Болельщики, смеясь, периодически щелкают фашиста «мыльницами».

Но на 30-й минуте становится не до смеха: в секторе азербайджанцев рвануло и задымило. Странно, подумал я, самоподрыв? «Наши бросили, — сказал Слава. – Я видел». На мгновение пострадавший сектор закрыл рот, точнее, рты открылись от удивления и затем закричали разом. В нас полетела пластиковая бутылка – безвредная, потому как летела долго, затем другая. В ответ Россия пальнула петардой, потом еще одной. Затем вперед пошла… «пехота» («ура!», «за Родину!»): легко смяв полицейских, толпа россиян (вернувших майки на тела) привалила к ограде, погружая кулаки в толпу азербайджанцев. Сверху бежала полиция, снизу спецназ, ОМОН в шлемах… Отступали россияне вполне организованно, награждая полицию тумаками, потом в дело пошли вырванные кресла…

Россию отогнали, спрессовали на другом краю сектора. Казаки потерялись, последнее, что осталось от «журналиста» Славы на память: «Такое писать я не буду!» — и он убежал… домой. Во время перерыва я вышел со стадиона в сортир – под охраной полицейского. Вернулся и получил от мальчишки с погонами на входе настоящий шмон – похлопал даже по щиколоткам.

— Перед матчем такого не было!

— Да после того, как ваши бомбами нас закидали…

Нет, ненависти в его голосе я не слышал, скорее смесь испуга и удивления.

 

P.S.

А матч, как и предсказал Эркин, закончился вничью — 1:1. После него русских на трибуне не гнобили – посадили в автобусы и увезли от греха подальше. Впрочем, грехом и не пахло. «Мстить никто бы не стал, — сказал мне на следующий день фоторепортер Azerisport.com Руслан Микаеыллы, побывавший в эпицентре сражения. — После игры к русским никто бы не приставал, и если бы ваши пришли брататься – мы бы были только рады. Но, честно говоря, такого побоища здесь еще не видели. Поэтому полицейские сразу не среагировали – были удивлены и даже испуганы… Но у меня сложилось впечатление, что такие драки для ваших привычны – потому что перед атакой все майки надели, как по команде, и некоторые даже головы покрыли, чтобы лица не были видны…»

Связанные материалы: