502 Bad Gateway


nginx

СУДЬБА ФУТБОЛИСТА

МИХАИЛ РУСЯЕВ. О том, что с известным нападающим «Локомотива» и «Спартака» 80-90-х случилась беда – инсульт – слышали многие. Через что Русяеву за эти годы пришлось пройти – известно единицам.

Один из таких людей Олег Семенов (в болельщицком миру – Мосфильмовский) – многолетний, близкий друг Михаила. Он-то впервые и поведал «ССФ» откровенную историю о большой боли и большой надежде…

– С Мишей мы знакомы больше 30 лет. Я, 13-летний пацан, жил на улице Подбельского, товарищ у меня во дворе был – Гера Хрусталев. Они с Русяевым вместе в спартаковской СДЮШОР занимались, в команде 64-го года рождения. Вслед за Геркой и сам стал на Ширяевку ездить – записался в команду годом младше. Там с Мишкой и сдружились…

На мой взгляд, Миша среди сверстников особым талантом не отличался. Но – характер! Как сейчас помню, невысокого росточка, когда в запасе сидит, кулаки сожмет – так играть хочет. А выйдет на поле – за каждый мяч бьется! Так и пробился. Упертый.

Историю одну вспомнил. Раньше автоматы с газированной водой по всей Москве стояли. Копейка или три копейки – стакан. Решили как-то с Мишкой после тренировки жажду утолить. Подходят ребята – как сегодня бы сказали – гопники. «Ну-ка, по двадцать копеек, пацаны, быстро!». А это по тем временам приличные деньги. Тем более для нас. Я как-то на частнике от Преображенки до дома за 20 копеек доехал...

Так Мишка чуть ли не в драку с этими здоровяками полез! Притом, что вообще шкет был. Маленький, худой. Но отбился. Тоже – характер…

Этот характер ему и сейчас помогает – с болезнью бороться. Все-таки почти пять лет прошло – не многие такой срок выдерживают. Чтобы рук не опустить…

ТРОМБ

– Случилось это в январе 2005-го. Мишка ожидал решения о назначении его директором СДЮШОР «Спартак». Он всегда мечтал в «Спартак» вернуться. Даже когда в мини-футбольном «Норникеле» работал, говорил мне: «Олег, нам надо в «Спартак», мы – спартаковцы!». Я спрашивал: «Как ты в клубную структуру-то влезешь? Все места давно заняты». – «Пока не знаю, но мы должны быть там! Надо что-то делать».

Нет, насчет турнира (в прессе была информация, что Русяеву стало плохо после одного из матчей детско-юношеского турнира имени Бескова. – Прим. ред.) – это неправда. В ночь накануне Рождества Миша посмотрел по телевизору фильм и лег спать. Во сне все и произошло. От образовавшегося в сонной артерии тромба оторвался кусочек. Этого было достаточно…

Отчего так случилось? А отчего вообще тромбы образуются? Может, оттого, что не следим за собой, а кровь с возрастом густеет. Ее разжижать надо. Мужикам, особенно после 35-ти, следует почаще здоровье проверять, к врачу ходить. Но разве этим кто-то занимается? Не болит – и ладно… Русский авось.

«Скорая» отвезла Мишку в 61-ю больницу. Ночь перед Рождеством! Страна гуляет! Дежурный врач отказался класть в реанимацию, делать обследование. Сказал: «Утром проснется, и все само пройдет…».

Жена Лейла, естественно, в шоке. Огромное спасибо и низкий поклон приехавшей ночью в больницу ее подруге Карине Носковой – врачу в Институте гастроэнтерологии. Представляете, сама пункцию делала! Если бы не она, Мишка бы прямо там умер!

На следующее утро из «Склифосовского» приехал реанимобиль. Неделю Мишей в «Склифе» серьезно занимались (делали процедуры, чтобы тромб рассосался), затем Лейла перевела его в НИИ неврологии на Волоколамке. Потом Больница Управления Делами при Президенте. Некрасовская больница. Кремлевка. Вновь НИИ неврологии (всё оплачивал удивительный человек – Игорь Николаевич Жук).

Но как врачи ни бились, особых подвижек не было. А все из-за того, что в первые часы не оказали помощь в 61-й больнице!

Миша в 40 лет стал ребенком. Сиделка от него практически не отходила. Левая сторона тела была частично парализована и лишена чувствительности. При мне бил себя кулаком по ноге: «Олег, я ничего не чувствую…».

В этой ситуации самое обидное – понимать, что кто-то за тебя все делает. Осознавать, что в самом расцвете лет ты вдруг стал недееспособен. Бамс – и ничего не можешь. Сильно на психику давит.

Но Русяев не отчаивался. Уговаривать его: «Мишка, работай» – не приходилось. Он и сам все прекрасно понимал. Настроения, конечно, разные случались, но рук никогда не опускал. Вопросами задавался: может, судьбой испытание послано? Может, я в жизни что-то делал не так? Но рук не опускал. Это знаю точно…

КИТАЙ. ПЕРВАЯ ПОЕЗДКА

– Время шло, Мишка лечился, прогресса не было. Спустя два года врачи Лейле прямо сказали: шансов никаких. Крест поставили: «С этим ничего не поделаешь, только инвалидная коляска». «Психологи»…

Что делать? Мириться с диагнозом? Нет же! Лейла стала всех кого можно на дом вызывать. Пиявки, психосоматика, физкультура, массаж, мануалка, кинезотерапия, святые отцы, в Сергиеву Лавру Мишу возили…

Продолжалось это до тех пор, пока знакомый болельщик «Спартака» Дмитрий Лавринайтис – врач по профессии, в Китае учился – не рассказал об уникальной клинике в городе Тяньзине (полчаса на скоростной электричке от Пекина), где врачи при местном университете как раз такими тяжелыми случаями занимаются. Лечат после инсультов людей, когда все другие специалисты помочь отказываются. Сами врачи-китайцы без ложной скромности про эту свою клинику говорят: «Если вам и здесь не помогут, тогда уже только на небесах». Последняя инстанция типа. В эту клинику со всего мира едут…

Самым сложным было Лейлу уговорить. Она сначала ни в какую: «Вдруг ему еще хуже станет?». Понять ее в принципе можно было. Такой перелет – семь часов, перепады давления при взлете/посадке… Всякое могло быть – вплоть до летального исхода. К тому же она с этой медициной сталкивалась – к ним домой приезжали какие-то врачи-китайцы, практикующие в Москве. Посмотрели Мишу, узнали, сколько времени с момента инсульта прошло, и сказали – нет, ничем помочь не можем, тут особые знания нужны. Китайцы в этом плане – прагматики. Если видят, что все запущено, прямо говорят – мы не возьмемся.

В общем, Лейла к этой идее сначала со скепсисом отнеслась. Кое-как удалось ее уговорить, но тут другая проблема возникла – где деньги взять? Я предложил среди болельщиков «Спартака» клич бросить. Думал, если люди Черенкову машину дарят, Федотову дачу строят, то, может, и Русяеву помогут?

Повесил на сайте объявление – так, мол, и так, нужны деньги на лечение. Хотите, прямо так отдавайте, хотите – вот номер расчетного счета. И потихоньку закрутилось – кто пятьсот долларов, кто тысячу – стали прямо в клинику отправлять. Я только письма о подтверждении платежа на e-mail получал. Китайцы удивлялись – пациента еще нет, а деньги идут! Причем со всего мира – из Америки, из России, еще откуда-то… Что за пациент такой?!

Собрали мы, в конечном счете, необходимую сумму (20 тысяч долларов – на лечение, перелет, проживание, питание, переводчика…), дождались вызова, оформили Мишке на три месяца визу и отправили его в Китай с сопровождающим – тем самым московским врачом Дмитрием Лавринайтисом. Даже на него денег хватило! А это, считай, еще один билет туда-обратно, проживание в клинике, дополнительные расходы…

Это был 2007 год. Поездку специально спланировали таким образом, чтобы Мишку самый главный специалист принял. Величайший человек, академик Ши Сюэ Мин, к нему попасть – сильно постараться нужно. То на одном симпозиуме, то на другом, по всему миру мотается. Но мы время так подгадали, что Мишка к нему попал…

Мне потом сам Русяев рассказывал: заходит такой старичок, как будто с экрана из фильмов про боевые восточные единоборства сошедший, смотрит на него по-доброму… «Подними руку!». Мишка кряхтит, старается, а рука все равно висит, будто загипсована. «Подними ногу!». Результат тот же. У Мишки к тому времени в районе левого голеностопа опухоль образовалась, нога вздулась сильно – кровообращение-то долгое время нарушено было. Академик смотрит на это дело, на Мишины потуги и заявляет: «Можно попробовать. Просто дольше получится, чем обычно, но шансы есть. Многое, конечно, от тебя самого зависеть будет – ты уж помогай нам, занимайся…».

Китайцы, повторюсь, в этом плане люди прямые – если берутся за лечение, значит, перспективу видят. Просто так деньги выуживать не станут. Всегда могут отказать. И если уж такой специалист сказал, что шансы есть…

В тот же день началась работа. Стали очищать организм от ранее принимаемых в Москве лекарств, кровообращение восстанавливать, баланс «Инь-Ян» в норму приводить. Сеансы иглотерапии, лекарства…

С языком проблем не было. Там при клинике переводчик есть – дедушка по имени Го Цижуй (или просто Коля)… В Китае, правда, возраст не поймешь, но этот, видно, что в годах – Мао помнит, хунвейбинов… И неплохо русский знает. Туда из России в последнее время часто приезжают – пациенты, врачи на курсы повышения квалификации… Дедушке платят – он переводит…

В Москву Мишка вернулся через три месяца – мы его просто не узнали. Другой человек! Сам одевается, шнурки пытается завязывать, сам в туалет-ванную… Инвалидная коляска никуда не делась, и при ходьбе мог только на мысочек наступать – больше на палочку опирался, но все же!

Русяевы сразу от услуг сиделки отказались – за ненадобностью. Что для семейного бюджета большим подспорьем стало. Плюс, глядя на такой Мишкин прогресс, психологически все себя легче почувствовали…

Увы, дальше дело не продвинулось. Чтобы сильно его состояние ухудшилось – такого не было, но и улучшений не наблюдалось. Хотя к нему на дом постоянно приезжал и помогал с лечением Лавринайтис – застопорилось все на одном месте…

У Миши настроение упало: «Олег, я ни туда ни сюда…». Он-то, наверное, думал, чудо случится – один раз в Китай съездил, и сразу побежал. Но чудес не бывает. Хотя и бывший спортсмен, и организм тренированный…

Ясно стало – опять нам в Тяньзин собираться. Все-таки нет в России таких возможностей. Знаний таких, лекарств, тренажеров. Тем более – случай очень тяжелый. Когда левая сторона парализована – это, говорят, худший вариант. А Китай и академика этого – с собой в Москву не привезешь…

КИТАЙ. ВТОРАЯ ПОЕЗДКА

– Ехать – значит, опять деньги нужны. Где взять? Снова к болельщикам обращаться? Хорошо, школьный друг помог…

Мишка учился в 384-й спортивной спецшколе, что на Майской просеке в Сокольниках. В классе у них кого только не было – фехтовальщики, хоккеисты, футболисты… Мишка в футбол играл, а его одноклассник Лев Кузнецов – в настольный теннис. Спустя годы Лев Владимирович Кузнецов сделает блестящую карьеру на знаменитом Норильском комбинате. И так получится, что при том комбинате будет мини-футбольная команда…

Тут, если позволите, небольшое отступление – о друзьях и дружбе. Когда Русяев играть заканчивал – а последним его клубом был «Карл Цейсс», его друзья Кузнецову позвонили – так, мол, и так, Мишка заканчивает, что дальше делать? Он: «Приезжайте, будем разговаривать». Приехали, Миша прошел очень серьезное собеседование и устроился на работу гендиректором мини-футбольного клуба «Норильский никель».

А «Норникель» в то время – имею в виду, сама компания – это еще и Хлопонин Александр Геннадьевич, и Прохоров Михаил Дмитриевич. Они приходили на матчи команды, живо интересовались и принимали активное участие, насколько это возможно при их занятости, в ее судьбе. Спустя годы, как известно, один станет губернатором Красноярского края, другой – миллиардером...

Миша себя на этой работе очень здорово проявил. Как организатор, как селекционер, как тренер даже. Сам ездил в Бразилию за игроками, и каких звезд привозил! При нем «Норникель» чемпионом страны становился. Это сейчас норильчане, серьезно урезав бюджет, делают ставку на своих воспитанников, молодых ребят, а в те времена клуб топовым считался…

Так вот, и Хлопонин, и Прохоров до сих пор судьбой Мишки интересуются. В прошлом году, когда мы во второй раз в Китай лететь собрались, Александр Геннадьевич звонил даже: «Давай, Миша, выздоравливай. Как восстановишься – приезжай в Красноярск, работу найдем».

Русяев – человек Команды, человек Круга. Туда непросто попасть, но если уж попал… Уверен, как только Миша на ноги крепко встанет – дорога в мини-футбольный «Норникель» для него открыта. Тем более Гера Хрусталев там сейчас гендиректором, а Андрей Алтабаев, еще один наш друг детства – главным тренером…

Клуб Мишке после инсульта и зарплату положил, оформив на какую-то должность – аналитика или инструктора, сейчас уже не вспомню точно. Говорят, эту ставку сам же Хлопонин и пробил. Ежемесячно на карточку энную сумму перечисляют. Почти пять лет!

И с деньгами на вторую поездку в Китай тоже друг помог – тот самый Лев Владимирович Кузнецов. Дал деньги лично. Благодаря этим деньгам уже через полгода Миша вновь смог отправиться в Тяньзин…

На Мишку тогда (почему он этой идеей загорелся – еще раз в Китай съездить) сильное впечатление произвела история с его бывшим одноклубником Андреем Ивановым, показанная по телевидению. Хотя у Андрюхи другая ситуация была – пил, никого из близких рядом…

Когда Иванов умер, Русяев еще больше расстроился, а потом сказал: «Олег, мне обязательно нужно в Китай. Не хочу я так же. Буду через пот лечиться, через боль…».

На этот раз я уже вместе с ним полетел. И пока три дня его там устраивал, посмотрел, как в этой клинике все устроено…

Что сказать: совсем по-другому китайцы лечат, у нашей медицины и традиционной китайской ничего общего нет. Один пример – там врачи специально для пациента лекарство варят! Из определенных ингредиентов. Куча жбанчиков, запахи специфические – лучше и не знать, что они туда добавляют, но – сами варят при клинике, а не покупают в аптеке. Каждому и ежедневно. Индивидуальный подход! Мишке, например, варили лекарство «разгружающее мозг» (тамошняя терминология), чтобы инсульт не повторился.

Ну и опять же – все под лечение, под восстановление заточено. Специальные поручни вдоль стен, перила не под наклоном, а под прямым углом, чтобы рука у больных не скользила. При том, что в здании – 15 этажей, врачи, бывает, специально заставляют пациентов вниз на лифте спускаться, а наверх уже – пешком. Через боль жуткую, через «не могу». И вот ковыляют… Матрацы в палатах жесткие, подушки такие, чтобы никакого искривления позвонков. Казалось бы – мелочи, но мелочей в этом деле нет.

А уровень специалистов! Для того же академика любой из нас как открытая книга. Насквозь людей видит. Голова болит? Бамс – иголкой в… спину! Почему туда? Оказывается, там специальный канал проходит, за это дело отвечающий. У каждого врача в кабинете схема человека – где показаны каналы, меридианы, энергетические точки… И куда какие иголки колоть нужно. Главное – работает!

Мишка еще три месяца там провел. Ступня и опухоль голеностопа на левой ноге были красно-синими – стали розовыми, опухоль сошла, нога теплой стала… То есть – кровообращение восстановилось. Врачи сказали: «Все, Миша, теперь в тренажерный зал. Каждое утро по два часа». Если раньше только иголки кололи и специальные лекарства давали, то теперь рекомендовали больше двигаться, ногу и руку нагружать.

Мишка иногда немного лентяйничал, но чаще так выкладывался, что оставалось только до кровати доползти. Смотрел, как другие потихоньку ходить начинают, и себя подстегивал. Поехал я его забирать – те же три дня там провел, смотрю, у Русяева дела еще лучше, чем в первый раз.

Обратно прилетели – таможенники в «Шереметьево» цирк устроили. Мишка на коляске, у нас с собой лекарства: «А докажите, что он в Китае именно лечился?». Ну, я достал все бумажки – история болезни, рецепты, справки… Все, естественно, на китайском. «Мы не понимаем!». Елки-палки, я, что, вам еще каждый иероглиф переводить должен, перед вами человек в инвалидной коляске сидит! «Нас это не волнует». С трудом пропустили…

Ладно, это мелочи. Тем более что девчонки-стюардессы в «Аэрофлоте» нам все время помогали – устраивали в самолете на лучшие места. Чтобы ноги можно было вытянуть, чтобы туалет недалеко…

Приехали домой. Русяеву врачи прописали ходить, заниматься… Но где? У китайцев-то в клинике специальные тренажеры. Ничего особенного вроде бы, но так устроены, что основная нагрузка идет как раз на парализованные руку и ногу. Чтобы через правильные движения мозг «вспоминал», как тазобедренный сустав при ходьбе должен работать, как колено сгибаться должно. У нас таких тренажеров нет. Либо их очень мало и они часто ломаются из-за огромного количества желающих. Остается только самому по улицам ходить, ходить, ходить…

А китайцы нам с Мишкой, когда мы из клиники уезжали, намекнули: «Вообще-то люди сюда, как минимум, три раза наведываются». Не то чтобы на деньги разводят – просто стандартный курс такой. А ехать, не ехать – это уже, мол, исключительно ваше дело, ваше здоровье…

И только мы начали об этой третьей поездке всерьез задумываться, как в «Спартак» старинный Мишкин друг вернулся – пост гендиректора занял Валера Карпин…

КИТАЙ. ТРЕТЬЯ ПОЕЗДКА

– Когда Карпин в «Спартаке» только-только играть начинал, они с Мишкой на сборах один номер делили. Сдружились. Историю одну расскажу. 92-й год. «Спартак» играет на традиционном зимнем турнире по мини-футболу – как раз в Германии, в Гамбурге. Русяев, он тогда уже в Германии выступал, приезжает бывших партнеров навестить, с Романцевым повидаться, обсудить с ним возможность возвращения в «Спартак». Приезжает на каком-то суперсовременном по тем временам «мерседесе». Карпин выходит на улицу, смотрит на это чудо техники… «Мишка, да если б у меня такая машина была, я бы давно с футболом закончил!». Мы Валере недавно эту историю напомнили – он посмеялся…

Потом Карпин в Валенсии играл, Миша с Лейлой к нему в гости приезжали – у Валеры там шикарный дом был. В общем, отношения долгое время поддерживали, связи старались не терять.

И вот в прошлом году Карпин возвращается в «Спартак». На первой же встрече болельщиков с новым гендиректором, когда вопросы закончились, я подошел: «Валера, помнишь друга, Мишу Русяева?». – «Конечно. Как он?».

Меня не удивило, что Карпин не в курсе Мишиных проблем. Если Володя Бесчастных пару лет назад, когда о Мишке разговор зашел, спросил вдруг: «Русяй? А он разве не умер?», о чем тут говорить…

Словом, объяснил я Валере – так, мол, и так, тромб у человека оторвался, пережил инсульт, два раза в Китай ездил, в местную чудо-клинику, хорошо бы в третий раз съездить… Карпин сразу обнадежил: «Мы сейчас Фонд помощи ветеранам «Спартака» создаем. Скоро утрясем все юридические моменты и выделим нужную сумму».

Мы и раньше пытались через «Спартак» этот вопрос решить. Первые попытки были еще при Старкове. Знаю даже, матч ветеранов планировался – собранные средства должны были в помощь Мише пойти, но что-то там заглохло.

Потом к Черчесову подходили. Они ведь очень дружили – в молодежной сборной вместе играли, Черчесов даже какое-то время жил у Мишки, пока своей квартиры в Москве не было. Мамины блинчики по утрам ели. Но тоже что-то не срослось…

С Шавло состоялся разговор… В общем, все были «за», но дальше разговоров дело не двигалось. Наверное, просто не в компетенции этих людей было финансовые вопросы решать. Не управляли они деньгами. А свои, личные – дать не могли. Что ж, право каждого, никаких обид…

Помню, перед второй поездкой в Китай на меня вышли люди, тесно связанные с одним московским клубом: «Мы дадим деньги на лечение, если Миша в интервью скажет, что «Спартак» ему не помогает». Нормально? Миша, конечно, наотрез отказался: «Не буду такое интервью давать!». Я сначала в шоке был, а потом понял – антиспартаковская акция. Люди о клубных противоречиях и собственном пиаре думают, а не о человеке…

В любом случае со «Спартаком» нам только при Карпине удалось насчет денег договориться. Видимо, у Валеры там, в отличие от его предшественников, полный карт-бланш по всем вопросам. Мише откровенно повезло, что такой человек в клуб пришел. Способный самостоятельно решения принимать. Сказал – сделал.

Когда Фонд ветеранов «Спартака» зарегистрировали как юрлицо – это уже новый сезон начался – мы с Мишей на матч дублеров приехали. Русяев сам из машины вышел, поковылял к полю… Все его узнали. Болельщики, ветераны. Ивакин – легендарный вратарь – подошел, Дима Попов… Наконец, с Валерой встретились. Карпин отвел Мишку в сторонку, поговорили минут пять. «Еще нужна помощь?». – «Неплохо бы…». – «Вопрос решен. Езжайте в Фонд, там Сергей Дмитриевич Шавло, с ним все детали утрясете».

Приезжаем, а там очаровательная женщина. Генеральный директор Фонда помощи ветеранам «Спартака» Наталья Викторовна Сазонова. Я так понимаю, представитель «Лукойла» или ИФД «КапиталЪ». Долго нас пытала: разве нельзя те же процедуры здесь, в Москве провести? Обязательно в Китай ехать? Ну, Лейла ей всю историю болезни мужа рассказала. Объяснила, что в России возможности давно исчерпаны. Потом еще какое-то время сумму обсуждали… В итоге услышали: «Приносите выписку из истории болезни, свидетельство о присвоении Михаилу звания мастера спорта международного класса – будем заключать договор».

Как только Фонд перевел на банковскую карточку Миши 25 тысяч долларов рублями, мы тут же купили билеты, сделали визы, и – вперед! Я опять же вместе с ним отправился, три дня там побыл, все организовал и назад вернулся.

А Мишка… Чемодан CD с собой взял. В основном познавательных – «Школа «Аякса» и т.п. Плюс – в больничном номере интернет бесплатный. Он ноутбук арендовал и все – пропал на спортивных сайтах. Читает, анализирует, вспоминает… Он же ВШТ с отличием закончил. И в Китае время зря не терял, для учебы использовал.

Постоянно на связи с домом. Карточку IP-телефонии купит, чтоб дешевле было, и звонит. Жене, дочке, друзьям… Плюс ребята знакомые в Пекине работают – болельщики «Спартака», тоже поддерживали, не оставляли одного…

В третий приезд Мишку стали током лечить. Руку и ногу обкладывали датчиками, подавали небольшой разряд… Пальцы, до того не работавшие, под воздействием электричества двигаться начинали. На руке, на ноге. Чик-чик-чик. Как у пианиста. Смеялся: «Олег, представляешь, меня током бьют!». – «Ну, все, теперь заикаться будешь. Как К-к-к-ротов». Помните, у Юлиана Семенова в «Противостоянии»?

Прошло три месяца – снова я в Китай отправился. Нужно было все чеки собрать, все бумажки, справки, эти деньги же Фонд переводил, ему перед налоговой отчитываться.

Прихожу к Мишке в палату, а у него лекарств, которые ему индивидуально варили, на тумбочке нет. Не нужны ему больше лекарства! Анализы хорошие, давление – 120 на 80, сердце в полном порядке. Врачи говорят: «Организм в норме, кровь хорошо циркулирует. А чтобы все двигательные функции восстановились, нужны специальные физические упражнения. Теперь только они помогут».

На обратном рейсе инвалидную коляску уже для вещей использовали. Мишка ко мне повернулся: «Олег, у меня голеностоп ноет, коленка…». Я: «Ну, так это ж хорошо! Значит, чувствуешь, значит, живой! Раньше-то, помнишь, как кулаком по ноге стучал…».

Вернулись в Москву, я Мишке сразу предложил: «В «Спартаке» скоро будет открытая тренировка для болельщиков, давай в Тарасовку съездим, Валеру поблагодарим. Так-то он человек занятой, но если вместе со всеми приедем – думаю, не помешаем. Да и сам по Тарасовке походишь – молодость вспомнишь…».

Приехали, вручили Карпину скромный подарок из Китая. Миша по знакомым местам побродил – воспоминания нахлынули. «А вот тут я жил на 2-м этаже, а вот тут теннисные корты были…». Оказалось, он в Тарасовку 17 лет не приезжал! Все удивлялся, куда трибуну для зрителей дели?

Болельщики подходили: «Мы ваши голы помним…». Пусть Миша и не настолько великий игрок, как, например, Черенков, но все равно приятно…

Потом еще тренировку с лавочки посмотрел, с ребятами-тренерами пообщался. Стауче, Ледяхов… Хи-хи, ха-ха, истории разные… Миша от удовольствия раскраснелся даже. Кровь заиграла!

А в конце сюрприз поджидал – администратор Миша Желанов дал указание выдать Мише экипировку, целую сумку спартаковской формы в подарок собрал. Заметил, что Русяев в старом, еще норникельском пуховике приехал: не порядок, мол. И собрал – полный комплект: от ботинок до варежек. Мы когда из Тарасовки обратно ехали, Миша так растрогался, что все повторял: ну надо же, я ведь не просил…

ЛЕЙЛА

– ФК «Спартак», Валера Карпин, Александр Геннадьевич Хлопонин, Лев Владимирович Кузнецов, Игорь Николаевич Жук, Александр Джонсон, Александр Моргунов, Владимир Королев, Игорь Андреев… Десятки простых болельщиков «Спартака», которые просили не упоминать их имен…

Те, кто помогал Мише. И не только деньгами. Всем спасибо. Спасибо тем людям, которые, увидев, как однажды Русяев на улице потерял сознание и упал – случалось с ним такое – не бросили, а дотащили домой, обзвонив квартиры в нескольких подъездах дома, где он живет, пока не нашли нужную. Врачам. Друзьям. Всем спасибо. Но особенно – жене, Лейле…

Они рано расписались. Мише всего девятнадцать было. Из-за свадьбы он не поехал на ту знаменитую игру с «Кельном» в Кубке УЕФА, когда Кужлев в концовке с двух метров по воротам промазал. Но там такая любовь была, что вы…

Когда с Мишей все это случилось, Лейле, домохозяйке, воспитывающей двух очаровательных дочурок, пришлось устраиваться на работу. А что оставалось делать? Бах – и семья без денег. А средства нужны: Мише – на лекарства, на процедуры, на сиделку, самим – на жизнь…

Каково ей было перестраиваться, трудно даже вообразить. Но в итоге, делать нечего – красавица, представительница древнего грузинского рода, слабая женщина – взвалила этот тяжеленный груз на свои хрупкие плечи. Мишины друзья помогли с работой – что-то с поставкой спортмедикаментов связано – и вот уже почти пять лет Лёля тянет на себе всю семью. Мишу, детей… Впряглась, как лошадь, и пашет.

Поначалу ей психологически тяжело было. Мало того что приходишь с работы уставшая – отдохнуть бы, отвлечься – так еще дома целый ворох проблем. Всем нужно время уделить, все проконтролировать. А у больных людей еще, как правило, энергетика отрицательная. Другая на ее месте плюнула бы давно, нашла бы себе нового мужа – такие случаи, когда близкие отворачиваются, сплошь и рядом бывают. Но только не Лейла…

Понятно, что ей тяжело, но таких разговоров – «Надоело, устала!» – я от нее ни разу не слышал. Она видит, что прогресс есть, и ее это, конечно, сильно подбадривает…

Почему я этим занимаюсь? До меня Мише помогали другие. Видно, мое время пришло...

КИТАЙ. ЧЕТВЕРТАЯ ПОЕЗДКА?

– Сейчас у Мишки все нормально. Дочку старшую замуж выдает – за англичанина…

Много футбола смотрит, анализирует, конспекты ведет… Газеты обязательно – сам каждое утро за ними в киоск ходит. Лишняя тренировка, мол.

Часто звонит: «А ты этот гол видел? А этот момент?». Мы постоянно на связи. Кто-то после таких потрясений к богу приходит, кто-то пить начинает, а Мишка над собой работу ведет. Самообразованием занимается.

Знаю, 21 ноября хочет на «Спартак» – ЦСКА пойти. Первый раз за долгое время на большой футбол выбраться. Желанов обещал с билетами помочь. Тем более Мишка теперь у нас полностью экипирован…

Почему интервью не дает? Стесняется, наверное. Говорит: «Вот выздоровею – тогда, пожалуйста». Психологически ему еще тяжеловато с журналистами общаться. Может, не хочет, чтобы его в таком состоянии видели… Всем пока категорически отказывает.

Мое мнение – стесняться Мишке абсолютно нечего. Первое время, да – заговаривался. Одну и ту же фразу мог по несколько раз повторять. И уставал сильно, когда долго общался. Но все это давно позади. Сейчас мысли ясные, четкие. И с речью, и с памятью никаких проблем. Говорю же – все анализирует, в курсе всех футбольных событий! Что в большом футболе, что в мини. Живчик!

Можно сказать – тот же самый Русяев, что и прежде, единственное – двигается еще не очень. Медленно и не слишком уверенно. Сам ходит – это да. С палочкой. Хотя может и без нее. Если раньше ногу только на мысочек ставил, то сейчас уже на «ребро». При инсульте всегда так: сначала нога работать начинает, потом – рука…

Но все равно – может и должен двигаться лучше. Поэтому Миша еще раз хочет в Китай съездить. В Китае он совершенно другой, чем в Москве. Наверное, потому что работает там каждый день, как на сборах. Там его подгоняют, не дают расслабиться. Приходит утром медсестра и на два часа в тренажерный зал ведет. Оттуда он без сил приползает, весь мокрый. А тут уже массажист…

Один раз было – не туда массажист нажал. Русяев сознание потерял, отключился. О-па, сразу массажиста заменили – там с этим строго…

Каждый день в 9 утра обход. Или сам академик осматривает, или профессор Чжан Бо Ли – ректор университета, при котором клиника. По пульсу состояние организма определяют. Тут же иголочки – сначала под коленку. У Мишки нога до потолка подпрыгивает! Потом всю ногу целиком обкалывают, руку – в специальных точках… Полчаса так лежит. Иголки снимают, он сразу засыпает. Во сне, говорит, иногда снится – хожу…

Если настроение испортилось, они – раз, иголочкой! Нервишки успокоили. Или заснуть не может – точку на темечке нащупали, и туда иголочку воткнули – спит, как младенец…

Нет, надо ему еще раз в Китай съездить. Мы уже и время определили – в феврале, и в клинике Мишу ждут.

Мишка сам решил – это точно будет последний раз. Да и китайцы говорят – вот-вот пойдет, в любой момент это может случиться, функции восстановятся. Четвертая поездка должна переломной стать...

15 ноября у Русяева – день рождения. 45 лет. Юбилей. Одного ему желаю – не останавливаться. Собрать всю спортивную злость в кулак и недуг пересилить. Тем более что все для этого есть. Все известно. Где лечиться, как…

Не хватает только одного – денег. Честно говоря, в «Спартаке» мне еще раз просить неудобно. Если «Советский спорт – Футбол» поможет этой публикацией, будем очень благодарны откликнувшимся. Номер телефона Михаила Русяева есть в редакции...

Записали Александр Боярский, Роман Вагин

Михаил РУСЯЕВ

Родился 15 ноября 1964 года. Рост 177 см, вес 72 кг.

Амплуа: нападающий.

Карьера: выступал за московские клубы «Спартак» (1982-1987, 1992) и «Локомотив» (1987-1989), немецкие команды «Алемания» (1989-1990), «Ольденбург» (1990-1992), «Теннис Боруссия» (1992-1996), «Карл Цейсс» (1996-2000).

В чемпионатах СССР сыграл 90 матчей, забил 27 мячей. В чемпионатах России сыграл 15 мячей, забил 6 мячей.

Достижения: чемпион России (1992), серебряный призер чемпионатов СССР (1983–1985).

После завершения карьеры игрока: работал генеральным директором мини-футбольного клуба «Норильский никель» (2000-2002), московского «Торпедо-ЗИЛ» (2002), главным тренером «Норильского никеля» (2002-2003).

ДОСЛОВНО

– «Скорая» отвезла Мишку в 61-ю больницу. Ночь перед Рождеством! Страна гуляет! Дежурный врач отказался класть в реанимацию. Сказал: «Утром проснется, и все само пройдет…».

– 15 ноября у Русяева – день рождения. 45 лет. Желаю ему собрать всю спортивную злость в кулак и недуг пересилить. Тем более что все для этого есть. Все известно. Где лечиться, как… Не хватает только одного – денег.

Связанные материалы: