СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ
ЧМ-2010. СТЫКОВОЙ РАУНД. ОТВЕТНЫЙ МАТЧ. СЛОВЕНИЯ – РОССИЯ – 1:0

НОЧЬ. ПЕРЕЛЕТ МАРИБОР – МОСКВА

Корреспондент «Советского спорта» возвращался домой вместе со сборной России и стал свидетелем слез Динияра Билялетдинова, утешений Гуса Хиддинка, послематчевых ссадин Юрия Жиркова и общекомандного похода к голландцу в салоне самолета.

ХАУГЕ ИЗВИНИЛСЯ ЗА КРАСНУЮ КАРТОЧКУ

Словенцы скакали по всему полю, диктор с оглушительным воплем (не без помощи расставленных повсюду колонок) склонял фамилию автора победного гола Дедича, а Динияр Билялетдинов, перевесившись через рекламный щит, закрыл лицо руками, чтобы никто не видел его слез. Для Билла упущенная возможность сыграть на чемпионате мира – даст бог, не последняя. Но как же обидно для него вот сейчас, в самом расцвете сил, заматеревшего и заигравшего в сильнейшем клубном турнире мира футболиста «просвистеть» мимо чемпионата, который мог бы стать и его звездным чемпионатом.

А для Хиддинка чемпионат в ЮАР – первый в тренерской карьере, куда Гус не смог отобраться. Были Голландия, Южная Корея, Австралия – ни одного мирового форума он не отработал вхолостую. А тут на тебе: это ведь серьезный удар и по его имиджу – волшебника, везунчика и просто доброго деда, с которым всегда и везде праздник. Но сейчас Хиддинк думает об этом в самую последнюю очередь. После матча он ждал Хауге.

Подойти к норвежскому судье сразу же после финального свистка Гусу не удалось – с поля арбитров уводят буквально под конвоем словенского ОМОНа. Однако уже в подтрибунном помещении судья и тренер встречаются снова. Хиддинк разводит руками: мол, что же ты натворил! И в ответ Хауге – неожиданно! – приносит Гусу извинения за красную карточку Кержакову.

– Норвежец сказал Хиддинку, что не до конца разобрался в эпизоде, потому что находился далеко от момента и был не в наилучшей позиции, – рассказал «Советскому спорту» глава российской делегации Сергей Куликов, который стал свидетелем встречи под трибунами.

Но что Гусу эти извинения арбитра? ЮАР от этого ближе не стала. В раздевалке тихо. Хиддинк произносит какие-то общие слова, и команда отправляется в автобус, чтобы вскоре отправиться в аэропорт.

«МНОГОЕ БУДЕТ ЗАВИСЕТЬ ОТ ВЫБОРОВ»

В тесном мариборском аэропорте то же гробовое уныние – все ждут, когда очередная неловкая пауза сменится приглашением на посадку. Хиддинк, Корнеев и Бородюк в компании молчаливого Виталия Мутко неспешно потягивают капучино. И если по лицам помощников Хиддинка еще можно угадать невеселый исход стыкового раунда, то тренер и министр стараются излучать оптимизм.

В новенький Ту-204 с эмблемой РФС на борту садятся уже 17 игроков – футболисты «Зенита» на подготовку к решающему матчу с «Рубином» отправляются прямиком в Питер. Скудные прощания – еще, мол, увидимся. Гусу жмут руку, потупив глаза.

В самолете обычно после взлета с игроками можно поговорить. Надо только получить добро от офицера РФС по безопасности на пересечение «границы» – условной линии, проходящей в 26-м ряду и отделяющей команду от журналистов и гостей сборной. Но на сей раз никаких интервью. «Да о чем сейчас говорить?» – общий мотив.

Когда стрелки уже московского времени отсчитывают пять часов утра, а под крылом самолета видит последний сон соседка Украина, общекомандное уныние сменяется решительным порывом – футболисты идут в первый ряд, где уже почти заснул Гус, чтобы сказать ему самые важные слова.

В роли застрельщика – Сергей Игнашевич. Переводчиком – незаменимый помощник Хиддинка Евгений Савин.

– Коуч, мы все понимаем – проиграли и теперь не едем на чемпионат, – примерно так обращается к Гусу армейский защитник. – Но мы хотим с вами работать и дальше. Оставайтесь, пожалуйста, мы вас всей командой просим!

Дальше каждый из игроков добавляет в общую копилку пару фраз. Хиддинк растроган:

– Парни! Я тоже с удовольствием продолжу работать с вами, – отвечает Гус. – Но мне нужно время, чтобы все еще раз обдумать и взвесить. Я очень дорожу атмосферой, которая царит в сборной, когда мы можем вот так просто подойти друг к другу и сказать то, что у каждого на душе. В общем, надо подождать до конца года…

Команда снова рассаживается по группкам. Приземление.

Уже в холле аэропорта «Внуково-3», когда Хиддинк тепло и как будто на всякий случай – вдруг в последний раз! – прощается с Семаком и другими ребятами, я спрашиваю:

– Вас тронула эта общекомандная просьба?

– Конечно! Команда показала, что она – единый коллектив. Это была очень теплая, почти семейная сцена.

– Есть хоть один шанс, что их просьба повлияет на ваше решение?

– А не все здесь зависит от меня. Многое будет зависеть и от тех изменений, которые могут произойти в руководстве РФС. Решение еще не принято. И я и вправду не знаю, останусь или нет.

С этими словами Гус сел в машину и уехал в «Шереметьево-2», откуда улетел в родную Голландию.

Как думаете, вернется?

Связанные материалы: