Вчера на Зубовском бульваре в Москве состоялась совместная встреча с журналистами главного тренера национальной сборной России Олега Романцева и генерального директора РФС Александра Тукманова. Наставник сборной страны заявил, что шансы футболистов, не проходящих в основной состав своих клубов, на поездку на чемпионат мира минимальны. А это значит, что скорее всего пересмотру подвергнется в первую очередь вратарская позиция, еще недавно не вызывавшая даже у самых завзятых пессимистов никаких сомнений.

— Какова задача-минимум для сборной на чемпионат мира?

— Удобоваримым для нашей сборной будет выход во второй раунд. Считаю так, исходя из той ситуации, которая сложилась сейчас в российском футболе. А что касается программы-максимум, о ней мы задумаемся, когда выполним минимальную.

— Как вы оцениваете игровую форму Руслана Нигматуллина?

— Он очень уверенно провел предыдущий сезон, однако то сумасшедшее внимание, которое обрушилось на него, не могло пройти бесследно. Плюс то, что он не сумел завоевать место в основе новой команды. Все это не могло не сказаться на его психологическом состоянии. Трудно сказать, чем руководствовался клуб, который пригласил его и не выпускает на поле. Могу сказать, что игроки, находящиеся в своих командах в запасе, имеют минимальные шансы на попадание на чемпионат мира. Задача этих футболистов на данный момент — закрепиться в основном составе своих клубов.

— Что скажете о вратарской позиции в целом?

— Что касается голкиперов, от них хочется одного: стабильности. Есть люди, которые проводят по две-три игры на хорошем уровне, мы на них смотрим, оцениваем. Здесь есть из кого выбирать.

— Когда сборная играла практически одним и тем же составом, многие коллеги упрекали вас в консерватизме. Теперь вы решились на масштабные эксперименты, но критических стрел не убавилось. Планируете ли вводить «свежую кровь» и дальше?

— Критика в адрес руководства — вещь нормальная, никуда от нее не деться. Но главный тренер все равно должен проводить свою линию. Помню, когда-то сборную СССР называли чемпионом мира по товарищеским матчам. Сейчас ситуация диаметрально противоположная. Но в официальных матчах мы почти ничего не проиграли. Ответственность за то, что не всегда наши игроки действуют в полную силу, лежит прежде всего на мне и в меньшей степени на остальных руководителях команды. Будем искать оптимальные сочетания и дальше, хотим посмотреть еще довольно большую группу новых игроков. По последним матчам видно, что некоторые футболисты пока еще не готовы к уровню сборной, хотя во внутреннем первенстве чувствуют себя весьма комфортно.

— Как скажутся поражения в товарищеских матчах на общей готовности футболистов?

— У нас впереди еще несколько матчей, и нынешние неудачи могут сказаться положительно. Однако если мы будем продолжать так играть, то есть опасность, что у футболистов проявится психологическая неуверенность.

— Еще одна серьезная тема — допинг-контроль. Какие действия предпринимаются руководством сборной, чтобы избежать всяческих казусов?

— Это очень важный вопрос. После того как на Олимпийских играх наши спортсмены допустили несколько серьезных проколов, мы поняли, что этой проблеме нужно уделять серьезное внимание. Мы очень тревожимся из-за допинга — проблема не в том, что кто-то из наших футболистов «попадется», но в том, чтобы удалось избежать всяческих недоразумений. Смешно думать, что наши лыжницы принимали допинг целенаправленно — они могли выиграть забег даже спиной вперед (смех в зале). Дело здесь в том, что сейчас постоянно расширяется число препаратов, которые попадают под категорию запрещенных. Сейчас их, если не ошибаюсь, вообще более тысячи. Конечно, наши врачи ведут постоянный диалог с вышестоящими инстанциями, чтобы быть в курсе событий. С целью лучше разобраться в проблеме, что можно и что нельзя принимать, мы попросили российскую федерацию футбола ввести допинг-контроль в отечественных футбольных первенствах. Считаю, это поможет нам избежать подобных казусов. Не понимаю людей, которые выступают против этой процедуры — что же здесь криминального?

— Различные допинговые провокации, связанные с политическим подтекстом, на чемпионате мира возможны? Например, взятие проб перед матчем у наших футболистов…

— Перед матчем в футболе пробы, как правило, не берут. По крайней мере, я в своей практике такого не встречал. Они берутся только после игры. Что касается какого-то политического подтекста, то его я исключаю.

— Как прокомментируете высказывания критиков о неудачных действиях оборонительной линии сборной?

— В их критике есть здравое зерно. Сейчас мы лихорадочно ищем игроков, которые помогли бы разрешить имеющиеся проблемы. Вот, кто-то говорит, что в обороне мы играем слабо. Я согласен. Но ведь это национальная команда России, мы не можем на это место брать англичан, итальянцев. В свое время одни очень «умные» молодые журналисты критиковали меня за то, что я не беру в сборную… Митрески! (Смех в зале.) Причем доказывали свою точку зрения на страницах своей газеты. На данный момент я не вижу футболистов, которые совершенно точно усилили бы защитную линию.

— Каковы сейчас отношения между РФС и сборной?

— У нас сейчас никаких претензий к РФС нет, все обязательства перед нами выполняются. Имеются небольшие рабочие шероховатости, например, нас не вполне устраивает та форма, в которой сейчас играем. Но это вполне исправимые проблемы, в целом же все нормально.

— Как вы оцениваете игру японской сборной, обыгравшей в товарищеском матче поляков?

— На данном этапе все команды, готовящиеся принять участие в чемпионате мира, находятся в стадии поиска своей игры. Они проводят множество различных экспериментов, призванных улучшить взаимодействие между футболистами. У японской команды из-за отсутствия отборочных матчей было еще больше возможностей варьировать состав. После просмотра игр с участием японцев могу сказать, что их команда может претендовать на самые высокие места. Сейчас многие страны в мире научились играть в футбол. Японцы — не исключение.

Связанные материалы: