Бойцы и дети. Вчера омоновцев благодарили за то, что спасли мальчишек от расправы 11 декабря

Вчера «Советский спорт» побывал в расположении московского ОМОНа. Утром там состоялась встреча четверых милиционеров, отбивавших в минувшую субботу на Манежной площади подростков от разъяренной толпы, с родителями пострадавших.
Бойцы и дети. Вчера омоновцев благодарили за то, что спасли мальчишек от расправы 11 декабря
16 декабря 2010 01:54
автор: Сергей Пряхин

СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ
ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ

Вчера «Советский спорт» побывал в расположении московского ОМОНа. Утром там состоялась встреча четверых милиционеров, отбивавших в минувшую субботу на Манежной площади подростков от разъяренной толпы, с родителями пострадавших.

Коллеги с «НТВ» проделали грандиозную работу в попытках выйти на пап и мам пострадавших мальчишек. Родители сейчас, как могут, стараются оградить детей от излишнего внимания. Некоторым оно даже противопоказано – физические травмы избитых безумной толпой подростков пройдут не скоро. К примеру, Рубен, который вчера утром тоже планировал приехать к своим спасителям, вынужден был срочно отправиться на обследование – его состояние, говорят, ухудшилось.

А вот душевные раны этих ребят не затянутся, наверное, никогда. Но я уверен: этот случай сделает их только сильнее. И их дружбу тоже.

Таких встреч, как вчера утром, в жизни бойцов московского ОМОНа Максима Максимова, Максима Пилипкова, Александра Вдовенко и Александра Чернышова не было, наверное, никогда. Мне показалось, в их глазах даже мелькнули слезы, когда родственники спасенных детей бросились им на шею. А женщины своих мокрых глаз даже не стеснялись:

– Мальчики… солнышки вы наши… родные… Спасибо вам огромное за то, что вы сделали! Вы сохранили самое дорогое, что у нас есть в жизни!

Видавший виды старший продюсер программы «Профессия – репортер» Евгений Баламутенко, похоже, сам не ожидал такого фонтана эмоций. Наблюдая за этой сценой, он случайно зацепил стоявшую на столе чашку для чая. Посуда разлетелась на мелкие кусочки.

– На счастье! – сквозь слезы засмеялись женщины.

На самом деле к чаю за 40 минут не притронулся никто. Не до него было.

– Вы просто не представляете, как мы вам благодарны!

– Мы будем молиться за вас!

– Спасибо вашим родителям, что воспитали таких детей! Пусть они всегда вами гордятся!

– Это же подвиг – встать на пути у разъяренной толпы, чтобы защитить невинных детей! Кажется, даже родная мать, встав на дороге, не могла бы остановить их! А вы – смогли!

Родители говорят, перебивая друг друга. Максим Пилипков делает неуверенную попытку отразить этот поток комплиментов:

– Да вы знаете… Это же наша повседневная работа… Мы не совершили никакого подвига…

Последующие пять минут уходят на то, чтобы убедить его в обратном.

– Увидели, что внизу, у «Макдоналдса», кого-то избивают. Сообщили по рации, побежали выручать пострадавших. Только подойдя поближе, увидели: это же совсем дети! – Чернышов в десятый, наверное, раз рассказывает историю «повседневной работы» – своей и своих товарищей. – Нападавшие поначалу разбежались. Но увидев, что у нас нет никаких спецсредств, только голые руки, начали, как голодные хищники, возвращаться и кружить вокруг. Никаких укрытий поблизости не было – лишь в отдалении стояла «скорая помощь». Побежали туда.

ВЧЕРА. МОСКВА. БЛАГОДАРНОСТЬ РОДИТЕЛЕЙ ПОСТРАДАВШИХ МАЛЬЧИШЕК НЕ ЗНАЕТ ГРАНИЦ. ФОТО ПРЕСС-СЛУЖБЫ ГУВД ГОРОДА МОСКВЫ

Как и кем порождался план действий, омоновцы не помнят. «Действовали на инстинктах», – говорят они. Когда «скорая» оказалась закрыта, выбор был только один – держать круговую оборону. Мальчишек они закрыли собой.

– Саша, – обращается к Вдовенко одна из мам. – А ведь на ролике в Интернете видно: к вам подходили, дергали за рукав: отдайте нам их, что вы их защищаете! Неужели не было мысли отойти в сторону? Ведь вы были вчетвером против десятков человек!

– Не было. Мысль на самом деле была одна: скоро подойдет подкрепление, нам надо продержаться еще чуть-чуть.

Сколько продолжалось это чуть-чуть, никто не может сказать точно. От двух минут до семи-восьми – такой разброс предлагают ребята.

Те минуты длились мучительно долго.

– Вечером приехали с Сашкой, – Пилипков кивает на Вдовенко, – пошли в медпункт. Мне арматура из толпы прилетела в руку. А ему какой-то железякой палец чуть не сломали. Врачи сказали: жить будем, – на лице милиционера появляется ироническая улыбка. – Пока на больничном, но завтра уже снова на службу. Загорать некогда.

ВЧЕРА. МОСКВА. САША (СЛЕВА) ВРЯД ЛИ ЗАБУДЕТ ТО, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С НИМ НА МАНЕЖКЕ 11 ДЕКАБРЯ. И ТЕХ, КТО, ВОЗМОЖНО, ПОДАРИЛ ЕМУ ВТОРУЮ ЖИЗНЬ. ФОТО ПРЕСС-СЛУЖБЫ ГУВД ГОРОДА МОСКВЫ

– Вы, говорят, шапку на Манежной потеряли?

– Шапку так и не нашел. Ничего, у меня запасная есть… Главное – голова на месте.

В компании, отмечавшей в субботу день рождения товарища, было двое русских, двое армян, азербайджанец и грузин. У детей нет национальностей. Они дружат, не заглядывая друг другу в документы.

– Я служил на Кавказе, сопровождал колонны – с людьми, продовольствием, – рассказывает Максимов. – И ни разу не почувствовал, что к русским там относятся плохо. На рынок придешь, со всех сторон слышишь: «Эй, служивый, бери у меня. Со скидкой отдам!». И ведь на самом деле отдавали… Вы знаете, везде бывают хорошие и плохие люди. Но хорошие не бьют беззащитных детей.

– На самом деле мы все сочувствуем семье погибшего фаната, – вступает Пилипков. – И надеемся, что виновные понесут справедливое наказание. Но при чем тут дети? Как можно избивать мальчишек до потери сознания?!

В самый разгар беседы на мобильном одного из гостей раздается звонок из Грузии. На проводе – бабушка Сандро. Телефон передают омоновцам.

– Добрый день, золотые вы мои! Вы не представляете, как мне сложно с вами говорить… – голос пожилой женщины дрожит и срывается. Слезы, похоже, льются у нее ручьем. Слезы благодарности. – Видела в Интернете видео, в котором вы защищали наших мальчишек… Попросила сделать себе картинку… положила ее около иконы… Буду молиться за вас, ваших родителей, ваших детей…

С трудом разбираемые слова разносятся по громкой связи до тех пор, пока окончательно не превращаются в отчаянный плач. Бабушка сама не выдерживает, кладет трубку. Еще несколько секунд в комнате стоит гробовая тишина. Даже остывший чай не дрогнет в чашках.

– Почему мы приехали на Манежную без спецсредств? – переспрашивает меня Максимов. – Они у нас были. В автобусе. Но мы же находились в патруле. Ходить по улицам Москвы с щитами и дубинками – только нервировать и раздражать народ. А наша задача – его защищать. Даже если кто-то думает иначе.

Родители пострадавших в субботу мальчишек так точно не думают.

– Дай бог вам сил и удачи! У вас очень сложная работа: охранять спокойствие России, – прощаются они с милиционерами «особого назначения».

Возможно, кому-то эти слова покажутся громкими. Но на самом деле они недалеки от истины. Скажу честно: за пару дней общения с ребятами в камуфляже я стал намного лучше относиться к ОМОНу. Они на самом деле нормальные люди, у которых остались какие-то убеждения и человеческие идеалы. И я думаю, после субботних событий на Манежке молодежи, которая сжигает на матчах пиротехнику, выламывает кресла, скандирует непристойности и националистические лозунги, будет куда труднее изображать себя жертвами людей в форме с буквами «ОМОН» на спине.

…15-летний Саша оказался единственным из мальчишек, сумевшим вчера лично отблагодарить своих спасителей. За все время общения он не сказал почти ничего. Лишь когда его спросили, о чем он думал, стоя за спинами милиционеров, тяжело усмехнулся:

– Ни о чем не думал. О том, как поменьше получить. Ребята, возможно, и в самом деле спасли мне жизнь, когда лежащего вытащили за ногу из толпы. Те люди, кажется, были готовы на все…

Саша чувствует себя на удивление неплохо. Лишь синяки и кровоподтеки на лице напоминают о мясорубке, в которую он попал.

Его друг Рубен восстанавливается после сотрясения дома. К нему постепенно возвращается память.

Ксандро, также получивший многочисленные удары по голове, уехал лечиться в Грузию. Вчера, говорят, ему тоже стало хуже.

Тимур, которому в спину воткнули нож, лежит в больнице. Друзей к нему пока не пускают.

Гагик, как рассказал его отец, находится дома – минимум десять дней ему требуется полный покой. Он быстро утомляется, и большую часть суток спит.

Лешу, чей день рождения отмечали ребята, родители полностью оградили от журналистов. Похоже, они стараются побыстрее забыть эту историю. Как и все остальные, которых так или иначе коснулся погром на Манежной.

Вот только всем нам об этом забывать не надо. Как пример того, чего никогда не должно быть.

Видео беспорядков на манежной площади

События на Киевском вокзале

Репортаж о встрече милиционеров иродителей спасенных ими детей смотрите на НТВ всубботу, 18декабря, в 19.25 впрограмме «Профессия – репортер».

ОБСУДИМ?