31 августа 03:43
автор: Дмитрий Туманов

Кудесники на заработках

Два бразильских футболиста-любителя – Майкон и Салир, прослышав о несметных контрактах в России и дождавшись периода покупок-дозаявок, рванули через океан. В поисках достойного клуба разослали через Интернет кучу резюме, разместили в Сети не один ролик. Пока нашли только любительский… Посмотреть на игру авантюристов в самопальном турнирчике, а заодно испытать их умение на себе напросился корреспондент «ССФ».

РЕПОРТАЖ. ТРАНСФЕРЫ
ЧУДАКИ

Два бразильских футболиста-любителя – Майкон и Салир, прослышав о несметных контрактах в России и дождавшись периода покупок-дозаявок, рванули через океан. В поисках достойного клуба разослали через Интернет кучу резюме, разместили в Сети не один ролик. Пока нашли только любительский… Посмотреть на игру авантюристов в самопальном турнирчике, а заодно испытать их умение на себе напросился корреспондент «ССФ».

НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ «ЗАМОК»

– Сереж, а я не испорчу обедни? Мне уже за полтинник, – осторожно спрашиваю тренера.

– Не бойся, в нашей команде никто не сможет испортить обедни, – отвечает он со смехом.

«Дипломат, блин!» – подумал я.

Команда – «Петровский Замок». Сыграть за «Замок» в каком-то дворовом турнире пригласил меня его тренер – Сергей Фонарев. «Замок» знаменит своей непотопляемостью: вот уже на протяжении пятнадцати лет бороздит низшие любительские лиги, не имея иных средств к существованию, кроме подаяний хороших людей. С 1996‑го Фонарев стоит, так сказать, на паперти, и весьма успешно… «Моя стратегия такая – окунаю мальчишек во взрослый футбол, – говорил он мне. – Кто выплывет, тот, вероятно, станет футболистом». Неудивительно, что такая команда начала устанавливать мировые антирекорды, не побитые и поныне. К примеру, в 2004‑м закончила чемпионат КФК Северо-Западного округа с невероятной разницей мячей – 1:350!

Однако именно за «Замок» в 2000‑м бегал Динияр Билялетдинов, получив от Фонарева новенькие «Адидас», и стоял Артем Ребров (в настоящее время – вратарь московского «Спартака». – Прим. авт.). «Толя Булгаков от нас уехал в Финляндию. Отыграл за «ТП-47» 12 лет – он национальный герой в Торнио, – рассказывал мне Фонарев. – Сейчас у меня две незаживающие занозы. Абхазец Миканба, 1989 года рождения. Им интересовалась «Сиена». Отыграл год в Финляндии, не выдержал конкуренции, вернулся, обиделся и сел на стакан. А вторая – Сережа Захаров, 1995 года. Просматривался в «Спортинге», был в сборной России. Теперь тоже не у дел».

Ныне «Замок» играет в первенстве Владимирской области среди мужских команд, 2‑я группа. Там и взносы меньше, чем в Москве, – всего-то 20 тысяч рублей, да и «воздух чище». Теперь в команде на просмотре два сумасшедших бразильца – Майкон Варейро и Салир Леао из Кампу Гранди, 1989 года рождения. Они приехали в Россию делать профессиональную карьеру, предварительно разослав по клубам «резюме» с двумя видео в придачу с выкрутасами. Не получив ответа, рванули на свой страх и риск. Объявились в редакции «Советского спорта», пожонглировали, пофотографировались, заявили, что хотят получать по 30 тысяч евро и с такой рекламой (на следующий день вышла статья) продолжили ждать у моря погоды. Тут-то и объявился Фонарев.

АФРИКАНЦЫ БЫЛИ ПОСИЛЬНЕЕ

Сначала еду на тренировку. Встречаемся с командой около «Семеновской».

– Знакомьтесь, золотое перо России! – представляет меня Фонарев.

– Может, не золотое, а злое? – усмехаюсь я.

– Какая разница. А вы, лопухи, если будете плохо бегать, так и пропишут вас на всю Россию!

Лопухи – четверо парнишек (для «окунания») плюс два бразильца – с виду такие же пацаны, хотя на Майконе «разночинская» бороденка.

Пока идем к полю, Фонарев вещает:

– Бразильцы, мягко говоря, очень слабо подготовлены тактически. Недавно играли в Петушках – не знают, куда бежать. Но сыграли – 4:4. Нас было восемь, еще трех местных добавили – они и забивали «своим». Ожидал от бразильцев большего. В 2007‑м были с «Замком» в Бразилии. Я видел, что там творят во дворах… Но как им сейчас скажешь? Ребята больно славные! В 2006‑м к нам привезли двоих африканцев по 18 лет – из Гвинеи и Сенегала. Мамаду сейчас играет в Марокко. На следующий год добавился камерунец. В человеческом плане с африканцами была морока, но как футболисты они были посильнее этих. Мы тогда (в 2007‑м) среди мужиков заняли третье место, хотя половине команды было по 14–15 лет. Негры творили чудеса. В Кержаче играли – весь стадион скандировал «Вонючий замок!». Бананами закидали. Камерунец Джоэль Менканди поднял, съел и сказал «спасибо». Потом его в «Урале» пробовали – через неделю вернулся. Сказали, хорошо играет в баскетбол. А этих… в петушинскую команду не взяли бы. Если только в дубль. Хотя, если под-
учить, Салира можно в Туркмению какую-нибудь послать…

Тренировка проходит на коробке (Щербаковская, 35) – той, где будет турнир «Соколиной Горы», – трое на трое (больше – тесновато). Футбол специфический, посему отрабатываем тактические схемы. Салир и Майкон, не ведая о зловещем замысле Фонарева – сослать их в Туркмению, весело финтили. А после тренировки вместе с командой смывали пот в… Измайловском пруду.

НЕ ДО ГУЛЯНОК…

В среду на турнир приехало телевидение – «НТВ» и «Россия-2» (вот уж точно слухом о кудесниках земля полнится!) и в моем лице – пресса. Вместо планировавшихся шести участников получается только четыре. Фонарев формирует из «своих» две команды. «Петровский Замок» – он сам (46 лет), Влад Ланцов (14) и Салир Леао (22). «Умбренок Еж» – Артур Арутюнян – Боб (13), Максим Наумов (15), Майкон Варейро (21) и корреспондент «ССФ» в качестве запасного.

Пока в первой игре Салир бегает за «Замок» против «Соколиной Горы», Майкон говорит перед телекамерой «России-2». Мой диктофон записал: оба тренировались в каких-то второразрядных командах, мечтали стать профессионалами, но поскольку в Бразилии ничего не светило, решили ехать за границу. Почему в Россию? Потому что здесь футбол только развивается. Так почему ему не развиваться вместе с нашими ребятами? Через Интернет разослали предложения чуть ли не во все клубы премьер-лиги. Откликнулись только два – московский «Спартак» и владимирское «Торпедо»: посмотрим, когда прилетите. Однако пока никто смотреть не желает. Но почему бы им не заиграть? К примеру, у Майкона – «приличный дриблинг, хорошее видение поля, удары головой и сильный удар ногами» (в это время, судя по звукам, Салир ударами пытался разнести коробку в щепки).

МАЙКОН… УВОЛЕН

Перед первым матчем Салир на десяток секунд замирает, уткнувшись в бразильский флаг (висит на сетке). Целует, медитирует? Очнувшись, начинает носиться по всему полю, как заведенный. Впрочем, это скорее не бег, а какой-то быстрый танец с мячом (как танец с саблями Хачатуряна). После очередного па следует сумасшедшей силы удар, от которого трясется вся сетка по периметру. Однако первый гол «привозит» сам себе: уткнулся в дворового верзилу, потерял мяч, и тот поскакал прямиком в ворота… Вскоре перемещения бразильца принимают не столь броуновский вид, и он заколачивает ответный «Горе». Затем еще один. Иногда Салир делает передачи, но они не так точны. А когда заставляет делать рывок Фонарева, тот кричит: «Что ж ты делаешь, кудесник чертов?!». «Замок» выигрывает – 4:2.

В следующем матче «Еж» обыгрывает «Щербаковку» во главе с местным седовласым педагогом-организатором – 3:1. Майкон забивает свой гол. И его снова берут в оборот телевизионщики. Так что он не видит чудо-гол приятеля той же «Щербаковке» – с центра поля… головой. Затем Салир, вконец замотав финтами парнишку-соперника, перекидывает через него мяч и с лета вколачивает в ворота, едва не убив вратаря.

Майкон все говорит и говорит…

– У него что, «звездняк»? – кричит Фонарев. – Играть надо, а не интервью раздавать! Выходи (это мне) вместо него!

Против «Горы» Шкет Боб показывает чудеса индивидуального мастерства, но, очевидно, он заразился от «кудесника» Салира – пас не дождешься! Макс пропускает между ног. Летим с «Соколиной Горы» – 2:3.

В это время Майкон жонглирует мячом перед камерой, подкидывает, ловит на шею, согнувшись буквой «Г».

– У вас в Бразилии во дворах все так могут? – спрашивает «Россия-2».

– Конечно, надо потренироваться… Но если честно, все.

В последнем матче против себя (то есть «Замка») еще не остывший Фонарев «увольняет» Майкона из «Ужа» («Продолжай говорить!») и снова выпуская меня. Проигрываем – 1:4. А последний удар Салира едва не становится смертельным для меня – слава богу, мяч просвистел в сетку в сантиметре от головы.

УДИВИТЕЛЬНЫЙ КЛИМАТ

Турнир закончился. Салир получает приз как лучший бомбардир (5 голов) – мяч от «Советского спорта». Теперь можно и побеседовать с кудесниками «эксклюзива» ради.

– В Бразилии можно зарабатывать футболом в низшей лиге?

САЛИР: Можно поддерживать существование, но что-то скопить не получится.

– Что вас в России больше всего удивило?

С.: Удивило, что так быстро приобрели много друзей.

МАЙКОН: Климат. Думали, будет холодно. Привезли пальто и куртки. И удивило отношение русских. В Интернете читали, что русские очень недружелюбные, а оказалось все не так.

– Правильно ли я понял: отправляясь сюда, вы думали, что в России – нефть, денег куры не клюют, богатые идиоты швыряются деньгами…

С.: Конечно, приехали заработать. Но это не главное. Главное – играть в футбол. Читали, у вас футбол развивается очень быстрыми темпами.

М.: К тому же у вас в 2018 году будет ЧМ.

С.: Вы, возможно, не понимаете до конца, что значит заполучить мировое первенство. Во всем мире об этом только и говорят.

МАКАРОНЫ И ЕЩЕ РАЗ – МАКАРОНЫ

Знаю, что Салир отказался от мотоцикла (папа хотел сделать подарок), попросил дать деньгами, чтобы купить билеты в Россию. Майкон ради путешествия загнал свой велосипед. Но продолжаю денежную тему.

– Вы не из зажиточных семей?

С.: Да. Моя мать убирает квартиры, отец занят в сельском хозяйстве.

М.: Моя – секретарша, отец – работник в муниципалитете.

– Отцы, кстати, не сказали, что вы рехнулись?

С.: Отец так и сказал! Как могу оставить то, что у меня имеется в Бразилии, ради неизвестно чего… Просто немыслимо!

– Сколько стоила поездка?

М.: Заплатили по три тысячи долларов за билет туда и обратно, но с открытой датой возвращения. Первую ночь провели в гостинице. Но там все дорого: завтрак – 500 рублей на человека. Начали ездить по хостелам.

С.: Сменили три, пока не нашли подходящий. Комната на шестерых, но живем вдвоем. Платим по 400 рублей за ночь.

– Так деньги еще есть?

Оба: (смеясь) Нет!

– А чем питаетесь?

С.: Макаронами. Иногда делаем себе подарок – покупаем курицу.

– Там вы голодные?!

С.: Честно говоря, да.

– А утром что ели?

М.: Да мы же говорим – макароны.

– Сколько планируете еще здесь оставаться?

С.: Максимум две недели. Если раньше не заключим контракт с «Анжи» (смеются).

– Ребята, в баню опаздываем! – кричит Фонарев.

С.: Извините, а вам-то наша игра понравилась?

– Да, особенно гол головой с центра поля. И еще спасибо, что не попал мне в голову, когда забил последний гол.

– Пожалуйста, – смеется Салир.

В ОБЩЕСТВЕННЫХ БАНЯХ

Дорожки в баню «Соколиная Гора» у нас с кудесниками расходятся: россияне едут на трамвае, а бразильцы идут пешком вместе с телевизионщиками – те хотят по пути купить им по шаурме и сделать интересное фото. Бразильцы не против – голодные, однако!

Мы уже пару раз попарились, но вот и герои – «не ждали»!

– Парилка – холодная вода – квас – парилка, – объяснят на ломаном португальском порядок действий Фонарев. – Парились когда-нибудь?

В парилке только что устроили новый жар, наверху в облаке пара стучат веники, кто-то охает, блестят тела, в основном пожилые. Бразильцы стоят внизу около лестницы, поеживаясь от жары.

– Закрой дверь! – орет кто-то.

– Они не понимают, – кричит Боб. – Иностранцы!

– Цыгане, что ли? – предполагает бывший зэк (с соответствующей татуировкой на трицепсах).

– Бразильцы, – говорю я, – футболисты.

– А! Их сейчас – как тараканов, – говорит кто-то.

– Очередная партия в «Спартак», – предполагает другой.

Салир поднимается к народу, но через секунду бежит вниз.

– Пеле не выдержал, – шутит татуированный.

Когда облако осело, красные, как раки, россияне сползают в помывочную, а бразильцы осторожно залезают наверх.

– Вениками работайте! – командует Фонарев.

P.S.

– После бани я объяснил Салиру, – говорит на следующий день Фонарев. – У него есть все данные, чтобы играть в футбол. Но возраст! Свожу, сказал, тебя в нормальную команду, посмотришь уровень и тогда решишь, готов ли жить в антисанитарных условиях, без всяких гарантий, потянешь ли… Я только что говорил с Арсланом Кулимбековым из «Анжи»: «Может, направить Салира в Дагестан на какой-нибудь консервный завод, чтобы за него играл, была бы койка, кормили бы его?». Арслан ответил, что Салир там может с голоду умереть: пообещают, а потом передумают. И что тогда?