Бывший полузащитник «Анжи» Тодор Тимонов: Я больше не буду… - Советский спорт

Матч-центр

  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:00
    Нью-Йорк Айлендерс
    Питтсбург Пингвинз
    0
    0
  • 15-й тур
    начало в 03:15
    Бельграно
    Тигре
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:30
    Тампа-Бэй Лайтнинг
    Нью-Йорк Рейнджерс
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:30
    Детройт Ред Уингз
    Лос-Анджелес Кингз
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 06:30
    Сан-Хосе Шаркс
    Нью-Джерси Дэвилз
    0
    0
  • Футбол23 июля 2012 23:43Автор: Бутырский Денис

    Бывший полузащитник «Анжи» Тодор Тимонов: Я больше не буду…

    Не только Алехандро и Фернандо успели изучить тонкости русского нецензурной лексики. Болгарский полузащитник Тодор Тимонов (на фото), выступавший за «Анжи» в 2010 году (всего провел 11 матчей), в первую очередь запомнился фразой, которую он бросил во время интервью в прямом эфире на «НТВ–Плюс»: «Жаль, что не забили пенальти, а так все будет ох…но». Мы разыскали Тодора, выступающего сейчас в пловдивском «Локомотиве», и попросил вспомнить, кто же его научил плохим словам.

    Не только Алехандро и Фернандо успели изучить тонкости русского нецензурной лексики. Болгарский полузащитник Тодор Тимонов, выступавший за «Анжи» в 2010 году (всего провел 11 матчей), в первую очередь запомнился фразой, которую он бросил во время интервью в прямом эфире на «НТВ–Плюс»: «Жаль, что не забили пенальти, а так все будет ох…но». Мы разыскали Тодора, выступающего сейчас в пловдивском «Локомотиве», и попросил вспомнить, кто же его научил плохим словам.

    – На днях во время интервью одному из аргентинских каналов Алехандро Домингес и Фернандо Кавенаги вслух ругались матом по-русски…
    – А вы все вспоминаете интервью, которое я тогда дал, – зевает Тодор – звонок явно разбудил игрока.

    – Да, за вами тоже грешок водится…
    – Я тогда ошибался, я тогда ошибался, не хотел так говорить, – оправдывается футболист.

    – Понятно, что не хотели. Просто интересно понять, кто, как и зачем учит легионеров матерным словам.
    – Да вот так и учат. Вы думаете, в Болгарии легионерам-новичкам не объясняют, какие матерные слова что значат? У нас то же самое, что и у вас.

    – То есть, как только в команду приходит новый легионер, его обступает вся команда и учит нецензурщине?
    – Да, так и есть. Просто матерные слова запоминаются очень легко.

    – А почему хорошие слова запоминаются труднее?
    – Может, потому что футболисты очень много разговаривают на жаргоне.

    – Можете вспомнить, кто научил матерщине именно вас?
    – Нет, не могу этого сказать. Я сам, наверное, научился, не знаю, – тяжело вздыхает левый хавбек Тимонов. – Просто слышал, как говорят другие, и научился сам. В Дагестане говорят на жаргоне очень много. Я был в Москве, и там так не разговаривают. Может, поэтому я и научился.

    «ХОТЕЛ СКАЗАТЬ «ВСЕ БУДЕТ ЗАМЕЧАТЕЛЬНО»

    – Бывало, слышал и как тренеры ругаются матом, – продолжает Тимонов. – Но они, в отличие от игроков, довольно часто сдерживаются.

    – Вы сами понимаете, что мат – это плохо и ругаться им в прямом эфире нельзя?
    – Конечно, понимаю. Могу еще раз сказать: когда давал то интервью, ошибался. Я не хотел так говорить. Но я не могу отвечать за всех футболистов, объяснять, почему они ругаются.

    – Что после того случая сказал Гаджи Гаджиев, тренировавший «Анжи»?
    – Ничего не сказал. И клуб меня не оштрафовал. Только потом все постоянно подшучивали надо мной. Все ведь понимали, что я это не специально произнес. Одно слово – и все. Я хотел сказать «все будет замечательно», а сказал немного другое.

    – Как над вами подшучивали?
    – Видя меня, все постоянно повторяли то слово, что я сказал в интервью, и громко смеялись.

    – Расскажите напоследок о том, как у вас дела. Не собираетесь ли вернуться в Россию?
    – Не знаю, пока играю в одном болгарском клубе («Локомотиве» из Пловдива. – Прим. ред.). Мы выступаем в Лиге Европы и, если выиграем следующие матчи, попадаем на «Анжи».

    – Увидите старых друзей, расскажете, как все будет?
    – Нет, матом ругаться не станем. Я – так точно. Если они хотят, пусть ругаются. Но я больше не буду.