V4x3 l 1440623722192

ПЕПЕ РЕЙНА. В интервью «ССФ» испанский вратарь «Ливерпуля» признался в любви к «фламенко», рассказал о конкуренции с Касильясом, поделился эмоциями от дерби с «Эвертоном», задумался над «предложением» «Анжи» и вспомнил братьев Березуцких.

«ЧТОБЫ Я НЕ ДАЛ ИНТЕРВЬЮ? ЭТО НЕВОЗМОЖНО!»

На ресепшне «Мелвуда», базы «Ливерпуля», после тренировки многолюдно. Рядом с застекленным кубком чемпионов болтает с друзьями Даниэль Аггер. Даже с пары метров на костяшках его пальцев – благо датский защитник много и оживленно жестикулирует – легко можно различить новое, но уже ставшее знаменитым тату. Четыре заглавные буквы латиницей – YNWA – аббревиатура командного гимна «You’ll Never Walk Alone».

Ближе к выходу, прямо напротив бюста великого тренера Билла Шенкли, явно в ожидании кого-то коротает время за телефонным разговором живая легенда клуба – Стивен Джеррард.

– Только никого без разрешения не снимайте и интервью не берите, – суетится пресс-атташе «Ливерпуля».

В Англии, как и в России, все решают личные договоренности с футболистами, в отсутствии которых доступа к «телу» звезды можно ждать месяцами. Бюрократическая машина сбоев не дает: нет официального документа – нет разговора.

Пепе Рейна не раз попадался мне на глаза во время Евро-2012 и всегда отказывал в интервью. И вот новая встреча – в Ливерпуле…

– Hi! – кидает мне и стоящему рядом Мартину Шкртелу вратарь, лукаво подмигивая словаку.

Hola! Que tal? – отвечаю ему по-испански («Здравствуй! Как дела?»).

Рейна мгновенно останавливается – его переводчик, идущий следом, едва успевает затормозить. На родную речь в чужой стране все испанцы реагируют одинаково.

– Ты жила в Испании? – расплывается в улыбке Пепе. За мизансценой с удивлением наблюдают и Шкртел, и толмач Рейны. Оба застыли с улыбками, оба в недоумении.

Такого представления в «Мелвуде» еще не было.

– Нет, я не жила в Испании, учила испанский в институте. И, кстати, мы уже встречались. Я хотела взять у тебя интервью, Пепе, на недавнем чемпионате Европы, но ты мне отказал...

– Да ладно?! Чтобы я не дал интервью? Это невозможно! Я просто не был знаком с тобой лично.

– Это правда, но вот Касильяс, например, уделил мне время…

– Значит, дело в пресс-атташе. Я не виноват. Если бы знал, то, конечно, дал бы тебе интервью. Договорились? Просто свяжись с пресс-атташе «Ливерпуля».
Бюрократическая машина сбоев не дает, она дает поблажки…


«В ИСПАНИИ ПРИ НЕУДАЧАХ БОЛЕЛЬЩИКИ ОТВОРАЧИВАЮТСЯ»

На следующий день там же, на клубной базе, встречаемся с вратарем «красных» уже официально. На интервью меня сопровождает пресс-атташе «Ливерпуля» Стив, вежливо, но настоятельно рекомендуя уложиться в 30 минут. Причину мне объяснит Рейна: «Катерина, через полчаса у меня медобследование. Успеем?» – «Если надо, успеем», – обещаю я.

– Как настроение? – интересуюсь уже по-английски.
– В принципе, нормально. Конечно, последние матчи немного расстроили, но ничего, все вместе мы будем продолжать бороться, и, надеюсь, к концу сезона ситуация выправится.

– Кстати, только сейчас заметила: что у тебя с голосом?
– Ничего серьезного, немного приболел, вот и хриплю.

– У тебя тоже грипп?! Объясни, почему в Англии всё время все болеют?
– Ну основная причина, конечно, – погода. Согласна? А во-вторых, это, наверное, связано с какими-то биологическими процессами, вирусами и так далее. Мы передаем их друг другу, и в таких условиях сложно не заразиться. Ничего, я привык.

– Стандартный вопрос для любого игрока, проживающего в Ливерпуле. Город в большей степени «Ливерпуля» и в меньшей, на мой субъективный взгляд, – «Эвертона», но в первую очередь это город «Битлз». Тебе нравится эта группа?
– Да, я могу слушать «Битлз». Но мне больше нравится испанская музыка.

– Латино?
– Да, латино, а еще «фламенко». Обожаю! Ведь я родился и вырос на юге, там у меня дом, и там все слушают «фламенко».

Зал, в котором мы беседуем, обычно служит для проведения официальных предматчевых пресс-конференций. Сейчас он пуст – кроме нас с Пепе и моих коллег из «90х60х90», больше никого. Только с настенных постеров за нами наблюдают десятки глаз игроков – бывших и нынешних. Словно с целью настроить журналиста на почтительный лад, все стены здесь напоминают о славной истории клуба.

– Пепе, смотри, на фотообоях – цитата, в которой говорится, что у «Ливерпуля» лучшие в мире болельщики. Уверена, ты с этим согласишься.
– За 8 лет у меня не было ни единого повода в этом усомниться. Конечно, когда мы выигрывали чаще, поддержка была более внушительной. Сейчас у нас не очень хорошие результаты, поэтому болельщикам сложнее. И мы понимаем их. Но и в горе, и в радости они всегда с нами. Они очень преданы клубу.

– На Евро мне показалось, что одни из лучших болельщиков – у сборной Испании…
– Они стали такими, только когда мы начали выигрывать.

– А что скажешь о фанатах «Барсы»? Ты ведь и за «Барселону» успел поиграть…
– Испанцы любят покритиковать, и делают это даже чаще англичан. В Англии болельщики преданнее, и это касается не только «Ливерпуля». Они более терпеливые и поддерживают свою команду вне зависимости от результатов. В Испании все по-другому. Как только мы начинаем проигрывать, болельщики от нас отворачиваются.

«АНЖИ»? Я ВПОЛНЕ СЧАСТЛИВ В «ЛИВЕРПУЛЕ»

– С чем связываешь неудачное выступление «Ливерпуля» в этом сезоне?
– У нас обновленная команда – новый тренер, новые игроки. Сейчас мы переживаем период перестройки. Надеюсь, нам все-таки удастся закончить сезон на лучших позициях. Будем стараться…

– Ты в «Ливерпуле» с 2005 года. С чего такая преданность?
– Мы с семьей искали место, где нам будет комфортно и хорошо. И мы его нашли.

– И ты никогда не хотел сменить клуб?
– Нет, никогда. Клуб, болельщики, партнеры по команде – с самого начала все очень тепло к нам отнеслись. И у меня ни разу не было причины для перехода. Я очень счастлив, что до сих пор живу и играю в Ливерпуле. Мой контракт рассчитан еще на три года. Это уже мой восьмой сезон. Думаю, мне есть чем гордиться.

– Позволь задать немного некорректный вопрос: ты один из самых титулованных вратарей мира, но при этом за сборную Испании, с которой выиграл все титулы, провел не так много матчей. Тебе не обидно?
– Вообще ни капли! Это футбол. В национальной команде 23 игрока, и все они играют важную роль в своих клубах. Но в основе могут выходить только 11. Касильяс блестяще выступает за нашу страну. Я же, пусть и не так часто выхожу в основе, как хотелось бы, горжусь тем, чего достиг вместе с национальной командой.

– В России я знакома с вратарями, которые говорят, что они особенные люди и между голкиперами не может быть дружбы. А какие отношения у вас с Икером?
– Да, мы ненавидим друг друга (смеется). Шучу, мы с Икером очень близкие друзья. Признаться, я не понимаю, что может помешать вратарям дружить.

– Вот теперь я вижу настоящего Рейну! Про тебя говорят, что ты большой шутник и только на поле очень серьезный и сосредоточенный. Любишь разыгрывать одноклубников?
– Мы пытаемся создавать в команде веселую и непринужденную атмосферу. Если для этого нужно отпустить пару шуток, я всегда готов! Мы должны быть счастливы, что выступаем в таком клубе как «Ливерпуль». Каждый раз нам нужно выходить на поле в хорошем настроении и биться за свою команду. Это большая честь.

– «Ливерпуль» – «Эвертон» – одно из главных дерби не только в Англии, но и во всей Европе. Что это противостояние означает лично для тебя?
– Мы, футболисты, всегда одинаково отвечаем на этот вопрос, правда? Это три очка, одинаково важные для обоих соперников…

- Еще настрой любите упомянуть…
– Да, но эта игра стоит особняком, она не похожа на все остальные. И мы знаем, насколько нашим болельщикам важна победа над «Эвертоном». Особенно ценно взять верх на выезде, на «Гудисон Парк». И нам, и фанатам это дает сильнейший заряд на несколько следующих игр. В один ряд с дерби Ливерпуля можно поставить разве что игру с «Манчестер Юнайтед».

– Хочется услышать твое мнение по вопросу, интересующему российских болельщиков. В Англии практически не осталось наших легионеров. С чем ты это связываешь?
– Мне кажется, в российской лиге настолько выросли зарплаты, что у ваших игроков просто нет желания куда-то уезжать. К тому же обстановка в России существенно отличается от европейской, поэтому россияне и стремятся остаться в родном чемпионате.

– Чтобы зарабатывать больше?
– В России большие контракты, это правда. Больше, чем в Европе. А футбол – наша работа, наша профессия. Нам приходится думать сразу о многих вещах. И одна из составляющих – благополучие и здоровье семьи. Зарплаты в России хорошие, так что у футболистов нет причин что-либо менять.

– Хорошо, если тебе сейчас предложат перейти в «Анжи», как Самюэлю Это’О, за 20 млн в год, пойдешь?
– Э-э-э, – вопрос на мгновение парализует собеседника, но он быстро находит ответ. – Ты слишком далеко заглядываешь. Я вполне счастлив в Ливерпуле. Хотя могу понять Это’О. Он сменил много клубов, выиграл много трофеев, ему очень важно было попробовать что-то новое.

МАЛАФЕЕВ ИЛИ АКИНФЕЕВ?

На прощание предлагаю Пепе проверить знание российских футбольных реалий. Подвожу к доске и прошу нарисовать схему расстановки сборной России.

– Не знаю, кто у вас сейчас в воротах – Малафеев или Акинфеев.

– Акинфеев.
– Дальше… братья (ставит в защиту обоих Березуцких).

Произнесение и написание русских фамилий даются Пепе непросто, поэтому решаем, что он будет писать несколько первых букв.

– Жирков. Я не уверен, насчет правого защитника...

– Анюков из «Зенита», – помогаю голкиперу. – Ты еще про Игнашевича забыл.
– Предлагаешь в пять защитников сыграть? – смеется испанец. – От обороны? Не-е, у вас атакующая команда. В центре атаки – Кержаков. Он ведь у вас все время впереди играет, верно? Слева – Аршавин…

– Зачем?! Он не вызывается в сборную при Капелло.
– Ну он хороший игрок. Самый известный из русских. А Павлюченко все еще в составе?

– Нет.
– Дальше… Если честно, на ум больше никто не приходит. Мы давно уже против вашей команды не играли. Не особо, да?

Рейна откладывает маркер, так и не вспомнив ни Денисова, ни Широкова, ни даже Дзагоева. Как говорится, делайте выводы, господа.

– Ладно, поставлю тебе пять с минусом. Признаться, не ожидала, что ты так сносно справишься с моим заданием, – хвалю Пепе. – Обычно в Англии вспоминают только Погребняка из «Рединга», Аршавина да Павлюченко. Жиркова, например, вообще никто не помнит, тем более вратарей.

– Ну я тоже не помню, кто точно играет у вас в воротах, – скромничает Рейна.

Мои полчаса истекли, пора закругляться.

– Пепе, в России у тебя и у «Ливерпуля» очень много болельщиков. Хочешь им что-нибудь передать?
– Хочу передать всем российским болельщикам сердечный привет. Я очень жду вас здесь, в Ливерпуле, в любой день. До встречи на «Энфилде»!
Ливерпуль

Хосе Мануэль (Пепе) РЕЙНА
Родился 31 августа 1982 года
Гражданство: Испания
Амплуа: вратарь
Рост/вес: 188 см/89 кг
Клубная карьера: «Барселона» (1999–2002), «Вильярреал» (2002–2005). С 2005 года – в «Ливерпуле» (341 игра, 159 – на ноль).
Достижения: обладатель Суперкубка Европы (2005), Кубка (2006) и Суперкубка (2007) Англии, Кубка английской лиги (2012). Трижды признавался лучшим вратарем Премьер-лиги.
Сборная: за сборную Испании – 25 матчей. Чемпион мира (2010) и Европы (2008, 2012).

Связанные материалы: