V4x3 l 1445515047776

ОЛЕГ ИВАНОВ. У Льва Яшина за его блестящую карьеру набирается больше десятка дублеров. Однако карьеры дублеров блестящими не назовешь, хотя все ходили в наследниках Великого. У Олега Иванова тоже не покатило… Его рассказ о Яшине – один из самых необычных. Лев Иванович в нем получился не приглаженным и положительным, а ершистым, человечным и понятным.

На фестиваль имени Льва Яшина Детская футбольная лига (ДФЛ) собрала рекордное количество вратарей: человек сто пятьдесят – от первоклашек до пенсионеров. Сначала смотрели документальный фильм про Яшина, потом перешли на поле – для мастер-класса. Среди учителей был бывший дублер Льва Ивановича – Олег Иванов.

На следующий день звонит президент ДФЛ Виктор Горлов – вместе едем к Иванову для обстоятельной беседы. Горлов знает его почти сорок лет. На станции «Челюскинская» в сосновом бору среди дворцов новых русских, как инородный элемент, затесался скромный домик Ивановых. Бегают по участку три собаки, дымится шашлычок, стоят хоккейные ворота – внук Дима тренирует удар, вколачивая с бетонного пятачка шайбы…

КАК НА КАЗНЬ

– Как стали вратарем, Олег Николаевич?

– В детстве жил у бабушки в Конотопе. Однажды по радио услышал о Яшине – и что-то щелкнуло в голове: захотел быть вратарем, как он. Улица на улицу играли. Кинем две кепки – ворота. Когда учился во втором классе, бабушки не стало, и мама забрала меня в Москву (папа в то время поднимал с Брежневым целину). В 1958‑м пришел записываться в ФШМ. Трибуна на стадионе в детском городке (тысяч на пять) – битком! Меня отобрали. Тогда же взяли и Мишу Гершковича. Занимался в ФШМ, но болел всегда за «Динамо», за Яшина. В 1960‑м Бесков ушел в ЦСКА. Занятия в ФШМ на время прекратились, и я перешел в «Динамо». Увидел Яшина: «Лев Иванович, можно сумку донести?» – «Неси» Счастье!

– А лет через пять вы заменили его в воротах?

– В 1965‑м, в матче против одесского СКА. Мне было 17 лет.

ВИКТОР ГОРЛОВ: Ребенок…

– Да какой ребенок! Зарплату получал больше, чем мама, – 180 рублей. Сижу в запасе, ведем – 4:0. Тренер Соловьев: «Олег, меняй Льва!» Иду – еле ноги переставляю, как на казнь. Перчатки не могу надеть – руки вспотели от волнения. А я уже за дубль играл, меня знали. Кричат: «Олег, давай! Хватит Деду играть!» Хомич за воротами фотографирует, Лев Иваныч там же в рукав покуривает. Штрафной в наши ворота метров с тридцати. Мяч летит простенький. Думаю, сейчас в прыжке поймаю, красиво. И мяч от рук залетает в верхний угол. Яшин: «Кулаком отбей, идиот!»

«ИВАНЫЧ, КЛЮЕТ!»

– В Новогорске тренер Соловьев нас с Ракитским селил всегда с Яшиным, чтобы брали с него пример. А он курит, как паровоз. «Лев Иванович, курить надо на балконе». – «Вот ты и выйди на балкон».

– На рыбалку с собой брал?

– Брал – червей копать. Он ловит, а я слоняюсь. Сидит, на матч настраивается. Задумается. «Иваныч, клюет!» – «Да ладно, уже сожрали червя!» Однажды что-то доставал из багажника, уронил бычок. Ловит рыбу. Смотрю, багажник дымится. «Иваныч, что-то дымит!» – «Да это не моя машина». – «Да уже и не дымит – горит!» – «Ну тогда моя». Смех…

– Быть дублером Яшина – безнадежное дело.

– Я так не считал. В 1966‑м в Югославии мы выиграли юношеский чемпионат Европы. В финале против Италии я стоял (Юра Дегтярев – в запасе). В аэропорту вручили мастеров спорта. После этого меня в команде звали Европа. Был как сын полка. Мы с Ракитским думали: Лев Иванович скоро закончит, и будем мы – как Яшин и Беляев. А он в Англии на чемпионате мира как выдал серию! Однажды пошутил: «Когда же вы закончите и мы с Сашкой заиграем?!» – «Когда на тренировке не пропустите ни одного мяча». – «Да это невозможно!» – «Вот потому и буду играть я!» И играл еще года четыре.

БОКОВОЕ ЗРЕНИЕ

– Главное качество Яшина? Ведь не прыгучесть?

– Прыгучим был Хомич, как мячик. Чуть ли не на перекладину запрыгивал! Но и Яшин такие мячи вытаскивал! 1963 год. Сборная мира – сборная Англии. Лев Иванович играет за мир. Мы смотрели трансляцию в Новогорске. Навес с фланга. Яшин – в ближнем углу, мяч летит на дальнюю штангу. Там Джимми Гривс – бьет в упор, вроде в пустые ворота. Иваныч взлетает и ловит намертво. Весь стадион встал – минут пять аплодировали. Когда он приехал, я спросил: «Иваныч, как?!» – «Олег, боковое зрение. Видел, что удар будет именно туда, и прыгнул раньше удара. Иначе бы не успел». Главное качество Яшина – умение читать игру. Почему он мало пропускал – нападающие его боялись и били реже, чем другим. Считали, если уж бить, то наверняка, иначе только потеря мяча.

– Игра вратарей здорово изменилась за полвека?

– Раньше мы считали, что надо ловить любой мяч, как Яшин. Сейчас тренеры требуют: играй проще, отбивай. Многие поэтому не умеют правильно принять мяч. Вот Дикань – прекрасный вратарь, но у него дерганое движение. А когда движение поставлено, мяч фиксируется, как приклеенный. А ведь раньше не было перчаток с амортизацией, как сейчас. Хомич ходил по лесу и перчатками собирал с сосен смолу, чтобы мяч прилипал. Ребята рассказывали: кидаем мяч с аута, а у нас все руки в смоле. Что такое? Да это Хома!

Школа Яшина – это и удар кулаком по мячу, если рискованно ловить. Бил от плеча, попадал в центр мяча. Мяч отлетал далеко на фланг. Ребята знали, куда полетит, подхватывали, и начиналась атака. В каком-то матче так приложился – мяч на трибуну улетел. У меня сначала не получался такой удар. Лев Иванович помогал отрабатывать – как волейболисты, перебрасывали мяч кулаками друг другу. Отрабатывали удары и на теннисных мячах: ракеткой нам и по воротам били, и делали навесы, а мы старались попасть кулаком в маленький мяч.

БЕЙ, ВОВА!

– Сейчас реже ловят мяч, но ведь и мячи другие – скоростные, непредсказуемые.

– Согласен. Но раньше и кожаные мячи вихляли после очень сильных ударов. У Вовы Ларина удар был сумасшедший! В юношеской команде на себе испытал. Чтобы после его ударов ловить мяч, отжимался и висел на пальцах – принимаешь-то пальцами.

Тренировка в Новогорске. Яшин еще не знает, какой у Ларина удар. Вова бьет с линии штрафной. Пробив руки, мяч бьет Льву Ивановичу в лоб и отскакивает чуть ли не к центру поля. Иваныч сел на задницу. Я за воротами чуть не рассмеялся. «Олег, поменяй меня!» Встаю. Новое упражнение – подача на дальнюю штангу: борьба вверху нападающего и вратаря. Яшин: «Дай встану!» Ну, думаю, сейчас что-то будет. Навес, Лара прыгает, мяч зависает, Лев Иванович – кулаком по мячу, но и по голове тоже. Вова так и сел. «Что такое, Лев Иванович?» – «Уважать надо ветеранов, салага!»

В 1968‑м поехали в Швецию. Сергей Сергеевич Ильин, администратор, купил мяч с нитрокраской, который не промокает. Играем дубль против основы. Ларин с центра поля: «Олег, лови!» Как дал – мяч лопнул. Соловьев: «Ларин, ты что?! Мы за валюту купили мяч!» – «Да я Олега хотел размять»

Матч с ЦСКА. Штрафной удар с центра поля. Лара отходит для разбега аж до своей штрафной. Бесков на лавке: «Неужели этот м… оттуда по воротам будет бить?!» Володя ка-а-ак замочил – 1:0! Я в перерыве: «Вова, Константин Иванович засомневался в силе твоего удара!» Бесков: «Нет! Бей, Вова, бей!» В Вологде (его туда Севидов отправил) разбил мячом окно в здании УВД, оно стояло рядом со стадионом.
Такой же сильный, но неорганизованный удар был у Еврюжихина. Он играл в ленинградском «Динамо». На Кубок забил нам два гола. Мы проиграли – 1:2, и Гену перевели в Москву. Играем в Лужниках со «Спартаком». Гена проходит по краю центр поля, хочет сделать передачу на Численко, Маслаченко стоит на линии штрафной и ждет эту передачу. Мяч срезается и залетает в ворота. На трибуне – председатель МГС «Динамо» генерал Дерюгин: «Слав, откуда взяли парня?» – «Из Питера». – «Где живет?» – «На базе». – «И ничего не просит?» – «Нет». Второй момент. Еврюжиха от углового флага хочет сделать прострел, но мяч заваливается в ворота – 2:0! Дерюгин: «Чего ж он не просит?! Надо уже двухкомнатную давать!»

«ЧТО НЕ ЛОВИШЬ, МАЛЫШ?»

– В 1967‑м в «Динамо» приходит Бесков…

– В тот год я поступил в юридический на заочный. Но в «Динамо» никому не сказал. На следующий год летом молодых везут поступать в РГУФК, в физкультурный. Садятся в автобус Ваталовский, Семин, Эштреков… Бесков: «Олег, а ты?» – «Константин Иванович, я уже поступил». – «Куда?» – «В юридический». – «Там же нет факультета физвоспитания!» – «Я на правоведение». – «А зачем мне такие умные вратари?»

А потом злополучный матч с «Торпедо». Стоять должен был Сашка Ракитский. Я целый матч сыграл за дубль. Лежу после завтрака, заходит Голодец: «Саша сейчас в лесу подвернул голеностоп. Ты будешь играть». В Москве я до этого в основе не выходил. Первый тайм – 1:1. Во втором Авруцкий забивает – 2:1. Думаю, продержаться бы еще полчаса. Но тут Стрелец (Эдуард Стрельцов. – Прим. ред.) начал возить нашу оборону – разозлился, посчитал, что пенальти неправильно дали. Как влепил под перекладину! Перевожу на угловой. Он: «Малыш, а что не ловишь?» – «Отпущу – добьешь!» – «Соображаешь!» Потом после углового своей лысиной забивает – 2:2. Проиграли мы – 3:5. Пару «пенок» я пустил.

Бесков заходит в раздевалку: «Рядовой Иванов!» А я вроде уже и лейтенант – считалось, кто в основе, автоматически погоны получают. «И куда же тебя отправить, рядовой Иванов?» Гробовое молчание. А у нас висела старая карта, еще со времен Берия. Я: «В «Динамо» Ленинград». – «Нет, туда мы отправим твоего друга Ракитского!» Я:  «Динамо» Махачкала». – «Нет, это вино, женщины». Тебе надо (рука идет по карте на Восток, а там только Барнаул)... «Неужели?» – «Да, рядовой Иванов, поедешь на Алтай. Второй год службы там проведешь». На следующий день повел ребят пивка попить: «Сегодня угощаю». Звоню маме: «Тебя уже машина из части ждет».

«МНЕ ВРАТАРЬ НУЖЕН, А НЕ ЮРИСТ»

– Через год из Барнаула берут меня в сборную России, на базе второй лиги такая была. Колотов – из Казани, Пискарев – из Иваново. В Сочи обыгрываем сборную Польши. Колотова сразу в Киев берут, Пискарева – в «Спартак». За мной приехали Горянский (зовет в «Зенит») и Золотов (в «Торпедо»). Сидим в фойе в гостинице.

Входит Бесков: «Что вы здесь делаете? Он динамовец и никуда не поедет. Ну что, в «Торпедо» захотел?!» Молчу. «Вот тебе билет, завтра на тренировку». Прилетел в Москву. Бесков: «Давай, тренируйся. Заиграешь – квартиру дадим» А я тогда был уже на третьем курсе Томского университета, перевелся из Москвы. «Константин Иванович, а как бы мне перевестись учиться?» Понимал, если вернусь в Москву, институт брошу.

«Мне вратарь нужен, а не юрист!» – «Константин Иванович, я подумаю». Короче, даю отбой, возвращаюсь в Барнаул. Подумал, еще пару лет поиграю, закончу университет, вернусь – возьмут. Но… Два года отыграл в Барнауле, потом два года – в Томске за «Торпедо». Вернулся в 1976‑м в Барнаул… И все.


– Что за ерунда?! В 28 лет?! Предложения-то были?

– Особых уже и не было. Да и потерял мотивацию.

В.Г.: Максималист. Чемпион Европы, цель – сменить Яшина. Зачем ему эта вторая лига?!

– Мотаться – Владивосток, Находка, Хабаровск. Ноги болят, травму получил мениска. Приходилось все время откачивать жидкость. Да уже и настроился: получу диплом, пойду в систему работать. Тогда это было круто – МВД, КГБ, погоны. Юрка Вшивцев, Гена Гусаров полковников получили в Барнауле.

– А вы там до кого дослужились?

– Так рядовым и остался. Предлагали звание, но если б согласился, пришлось бы выписываться из Москвы.

КУЛАКОМ – ПО ГОЛОВЕ

В.Г.: Кем он только ни работал! Расскажи про уголовный розыск, про телевидение.

– Практику проходил в Барнауле, в отделении милиции. Дали дело: ребята из ПТУ отобрали у какого-то деда бутылку портвейна, выпили с ним, убили его и бросили в речку. Веду допрос: отпечатки пальцев, то да се. Входит начальник уголовного розыска: «Олег, не так надо. Дай ему кулаком по голове – сразу все расскажет».

Вел еще следствие – из магазина украли бензопилы «Дружба». Объявились за 150 километров в колхозе. Приезжаю туда. Мороз, ветер, степь. «Где зоотехник Петров?» – «А вон там!» Петров лежит в стогу, пьяный в стельку. Его приятель с вилами – на меня: «Ах ты, сволочь, почему мне зарплату не начислил?» Я его как-то успокоил. Взял показания у Петрова. Посадили его потом.
Практика была не для галочки – готовился после футбола идти в органы, но попал в журналистику.

ДАЙ ПЕНАЛЬТИ!

– Получил диплом, собираюсь в Москву, думаю, может, дипкурьером устроюсь, а тут этот субъект (показывает на Горлова) просит притормозить на денек и провести с ним телепередачу о футболе. Полчаса в прямом эфире сидели. Прощаюсь, и тут мне говорят: «Не хотите поработать на телевидении?» И пошло. Сельскую олимпиаду сняли с вертолета. Сюжет показали в программе «Время». Вызвали в Москву в 1979‑м на учебу перед Олимпиадой-1980, прошел курсы комментаторов (вели Перетурин и Озеров). Работал на Олимпиаде, потом в спортивной редакции ЦТ. Года через два понял: не пробиться, там все великие. Тогда же окончил курсы судей. Попал в бригаду Латышева (30 человек). Судил вторую и первую лиги.

– Во второй лиге в глаз можно было получить.

– Так получал! Судил «Динамо» Сухуми – «Динамо» Батуми. Одни – Олег, помоги, дай пенальти! Другие – Олег, помоги! И там и там – генералы. Сыграли вничью – все недовольны. Меня со стадиона вывозили на «воронке». Ушел из судейства – не мое. Кем только ни работал.
Недавно с Александром Ракитским и Андреем Сметаниным организовал вратарскую школу в Щелково и на стадионе Нетто. «Сейчас зарплату надо ребятам завезти. Пока копейки, но раскрутимся».

Олег ИВАНОВ

Родился 12 августа 1948 года.

Амплуа: вратарь.

Карьера: выступал за московское (1965–1969) и барнаульское (1970–1972, 1975) «Динамо», томское «Торпедо» (1973–1974). В чемпионатах СССР – 3 матча.

Достижения: обладатель Кубка СССР (1967), чемпион Европы среди юношей (1966).

Тренерская карьера: главный тренер мини-футбольного клуба «Интеко» (2000–2002), мини-футбольной сборной России (2003–2008).

Тренерские достижения: серебряный (2005) и бронзовый (2007) призер чемпионатов Европы по мини-футболу.

Связанные материалы: